«Семь футов» под килем яхт-клуба

Сегодня одним из самых известных и активно яхт-клубов России является владивостокский клуб «Семь футов», насчитывающий без малого полтора десятка лет своего существования. Это едва ли не рекорд для постсоветской России – немного найдется в нашей сегодняяхт-клубов, созданных между девяностыми и двухтысячными годами. Впрочем, куда важнее то, что спортивная деятельность «Семи футов» поставлена на очень высоком уровне, являясь образцом для нашей страны

С птичьего полета Яхт-клуб днем......и вечеромДетский спорт......и взрослыйВсе стильно......и уютноНа построении, Командор слово держитМихаил Ермаков - ему яхт-клуб "7 футов" обязан своим существованием

Текст Татьяны Ермаковой и Артура Гроховского

Идея создания яхт-клуба принадлежит его бессменному командору Михаилу Ильичу Ермакову – Адмиралу, как его часто здесь называют. Собственно, рассказ о клубе «Семь футов» – это в немалой степени рассказ о личности его основателя, ибо клуб и его Адмирал неразрывны.

Решение построить клуб появилось у его будущего основателя спонтанно. В 1990-е годы парусный спорт в Приморье был в упадке, как и многое другое в нашей стране. Во Владивостоке некому было квалифицированно проводить соревнования, тренировать детей, да и не на чем. Яхтсмены как могли поддерживали в рабочем состоянии имеющиеся корпуса, мачты, такелаж и паруса в состоянии. Однако даже для ежегодного текущего ремонта яхт нужны были немалые денежные средства, помещения, да и много чего еще абсолютно необходимого.

Одним словом, проблем было выше крыши. Ко всему прочему стоял вопрос о закрытии одного из ведущих яхт-клубов Владивостока, воспитавшего немало яхтсменов, – яхт-клуба Дальневосточного отделения Российской академии наук. Сам Михаил Ильич долгое время по мере сил поддерживал парусный спорт, выделяя личные средства на проведение соревнований, а затем… затем он решил создать новый современный яхт-клуб и открыть детскую парусную школу. Собственно, детская школа в данном случае была для него самым важным объектом, поэтому она появилась на новом месте первой – еще до постройки марины.

На выбранном для постройки клуба месте с начала 1970-х годов располагалась небольшая гребно-парусная база профсоюзного спортивного общества «Труд». В советские времена здесь активно развивались гребля и парусный спорт, было большое детское отделение, которое насчитывало 150 юных спортсменов при 75 швертботах различных классов. К концу 1990-х в «Труде» оставались лишь несколько крейсерских яхт и швертботов, детской секции не было вовсе.

Дело воссоздания (а фактически – создания заново) яхт-клуба именно как спортивного учреждения клубного типа было непростым и недешевым. Только гидротехнические работы заняли не один год и поглотили массу денег – в отдельные годы приходилось вкладывать в клуб до миллиона долларов. В 2002 году, когда «Семь футов» еще строился (в то время там отсыпали береговой пирс), его посетил Поль Хэндерсон – тогдашний президент ISAF. Он был искренне рад тому, что «где-то на краю земли» открыт новый яхт-клуб и строится прекрасная марина, и подарил «семифутовцам» устав своего яхт-клуба в Торонто, который и был взят ими за основу.

Тем не менее никакого конкретного прототипа у дальневосточного яхт-клуба не было и нет – ни в архитектурном, ни в организационном плане. Просто максимально полезно и эстетично использована вверенная территория, абсолютно с нуля насыпаны и благоустроены два пирса. Завершено строительство марины было в 2007 году.

«Семь футов» – это первый парусный клуб России», -

Александр Котенков, президент ВФПС (2008 год

Сейчас яхт-клуб «Семь футов» – это современная охраняемая марина со всеми «техническими удобствами», а также приятное и престижное место времяпрепровождения жителей и гостей города. Среди других его достоинств детской площадка, большая парковка, летняя терраса и бар. Истинным «центром общественной жизни» клуба (да и не только его) является одноименный ресторан. Местные жители говорят про «Семь футов», что это одно из двух мест во Владивостоке, где можно хорошо и вкусно поесть. Не рискнем утверждать, что кормят в «Семи футах» лучше, чем в знаменитом булгаковском «Грибоедове», но атмосфера там точно приятнее, ведь ресторан не только угощает пищей телесной, но и на деле является кают-компанией клуба.

Не грех и чарку выпить…
Оформление ресторана яхт-клуба выдержано в лучших морских традициях – собственно, само слово «ресторан» исключено из употребления, а вместо термина «персонал» используется словосочетание «личный состав». Поэтому надпись у входа гласит: «Кают-компания «Семь футов». Особое внимание здесь, как и полагается, уделено кухне (например, свежие морепродукты, которых днем с огнем не найдешь в Москве, здесь – норма), но обращают на себя внимание и детали интерьера и обслуживания, говорящие о военно-морском прошлом его владельца – даже чай здесь подают «по-флотски», в красивых подстаканниках. А у входа гостей встречают исторические памятники: бронзовая пушка 1786 года отливки и статуя нахимовца с книгой, на которой слова вице-адмирала Степана Осиповича Макарова: «Тот не моряк, кто не ходил под парусом».
Оба этажа ресторана вполне могут рассматриваться в качестве миниатюрного филиала Военно-Морского музея, что в Санкт-Петербурге. Некоторые вещи, выставленные в «Кают-компании «Семи футов», уникальны. Например, здесь находится подлинный штурвал фрегата «Паллада», затопленного в 1856 году, во время Крымской войны, в Постовой бухте Императорского залива (ныне Советская гавань), чтобы не допустить захват корабля англо-французской эскадрой. Здесь же представлены головной убор, эполеты и мундир капитана английского флота XIX века.
Второй этаж на настоящий музей похож ничуть не меньше: в его «Адмиральском салоне» и наградные клинки за храбрость, и ордена, и атрибуты корабельной жизни позапрошлого века: старинные бинокли, боцманская дудка, секстан, морской хронометр, судовые часы. О том, насколько бережно тут относятся к исторической памяти, говорят многочисленные фотографии, а также старинные кубки за победу в парусных гонках.
Между тем любой настоящий яхт-клуб, то есть именно клуб, а не марина, не стоянка катеров с отелем и рестораном, является «учредителем и хранителем» традиций. Именно они, традиции, обеспечивают преемственность поколений яхтсменов, парусной культуры, которая, что ни говори, представляет собой совершенно особый мир. Несмотря на свою сравнительно короткую историю, «Семь футов» и в этом вопросе выглядит достойно. Не то чтобы на его территории стояли мачты императорских яхт, к которым не имеет права прикасаться ничья рука, кроме коронованных особ, но свои традиции у клуба есть.
Одна из таких традиций – названия клубных яхт. Сегодня флот «взрослых» лодок в «Семи футах» составляют два класса: это Conrad 25R и Platu 25. Так вот все «конрады» носят «музыкальные» названия: «Камертон», «Солист», «Маэстро», «Рок-н-ролл», «Джаз» и т.д., а все «платушки» поименованы в честь известных музыкальных групп: «Наутилус», «Алиса», «Кино» и других.
И конечно же, гонки! Ну что за яхт-клуб без собственных регат, которые, разумеется, тоже должны быть традиционными. Например, Кубок юнг: учащиеся детской парусной школы «Семи футов» гоняются на крейсерских яхтах под руководством одного-двух взрослых яхтсменов. Обычно проходят две гонки по 15–25 миль с ночевкой либо на лодках, либо на берегу. Кубок юнг проводится в сентябре, а в августе у ребят «генеральная репетиция» –трехдневный крейсерский поход по акватории Амурского залива: и настоящая морская практика, и знакомство с местной географией.
Продолжил клуб и традицию проведения Кубка Владивостока – знаменитых «гонок по средам», которые стартовали еще в 1992 году – приморский город стал первым принесшим в нашу жизнь этот вид досуга. Затем был небольшой перерыв, но как только появился «Семь футов», регата вернулась в календарь и стала одной из любимейших у яхтсменов Владивостока.

Сейчас клуб располагает береговой стоянкой для гидроциклов и небольших катеров, береговой стоянкой для яхт на кильблоках, четырьмя слипами, стационарным подъемным краном на 5 тонн, двумя мастерскими, ангарами, контейнерами для хранения матчасти. В помещении спорткомплекса располагаются семь офисов для сотрудников клуба, учебный класс, спортзалы, раздевалки и душевые. Персонал клуба – это 22 человека (включая офис и пресс-центр, бухгалтерию, менеджмент, тренеров, капитанов тренерских катеров, береговых матросов). При этом клуб продолжает оставаться демократическим и доступным абсолютно каждому любящему парусный спорт. Для вступления в «Семь футов» необходимо всего лишь заполнить заявление и уплатить ежегодный членский взнос – 3000 рублей. Подписывая заявление, новый член автоматически соглашается следовать уставу и правилам, принятым в яхт-клубе. Эти правила касаются в основном дисциплины и парусной этики.
При клубе работает детская школа, чей флот выглядит весьма внушительно: 110 «Оптимистов», 10 швертботов класса 420, 15 «Кадетов», 20 «Лазеров» и две лодки класса 29er. Занятия в детской школе бесплатны – родителям необходимо лишь купить детям экипировку.
Жесткого дресс-кода на территории «Семи футов» нет, главное, чтобы член клуба или гость был… одет.

Любой клуб – опять же, если мы говорим именно о заведении клубного типа, – всегда стремится играть не только спортивную, но и социальную роль, и это какой клуб ни возьми, хоть самый что ни на есть аристократический яхт-клуб Монако (см. YR № 7 / 2015). Что касается дальневосточного клуба, то среди его социальных акций, например, выставка детского рисунка «Сны о море», в которой принимают участие все желающие в возрасте до 14 лет, и, конечно же, дни открытых дверей для воспитанников детских домов и детей-инвалидов – вместе со здоровыми детьми они выходят в море на «Оптимистах», катаются на тренерских катерах.

И все же клуб «Семь футов» – это прежде всего спорт. Спорт как взрослый, так и детский. И достижений здесь у клуба немало, при этом главные из них связаны именно с детьми. Из последних – призовое место Анастасии Годовальниковой на чемпионате Европы в классе Zoom8 и первое место среди юниорок до 16 лет (и общее 5-е место на чемпионате мира) в классе «Лазер 4,7» у Марии Кислухиной.

Регаты клуба
Скрупулезный подсчет всех парусных соревнований Приморья, проведение которых так или иначе связано с клубом «Семь футов», дает внушительную цифру – свыше 40 мероприятий ежегодно. Такой спортивной активности не грех и позавидовать.
Наиболее яркие события – это всероссийские соревнования среди юношей Кубок залива Петра Великого в классе «Оптимист». Соревнования проводятся в июне, обычно им предшествует семинар-клиника для спортсменов и тренеров. С 2012 по 2014 год инструктором семинара был блестящий тренер и педагог Массимо Джиорджианни (Италия).
Есть и «большой» Кубок залива Петра Великого, он же чемпионат России в классе «Конрад-25Р». Многие годы эта регата является самой долгожданной. Состязание состоит из пяти крейсерских гонок от 25 до 160 морских миль, всего яхты проходят около 500 миль, финальной является 120-мильная гонка со сложной дистанцией и выходом в открытое море.
Закрывает парусный сезон клуба регата Double-handed. В ней участвуют крейсерские яхты длиной от 25 до 50 футов, при обязательном условии – экипаж должен состоять из двух человек независимо от класса яхты. Участники проходят две гонки по 22 мили. Ветра в октябре (когда проводится гонка), как правило, свежие, так что проверка на прочность гарантирована. И, да, такая регата – единственная в нашей стране.

Михаил Ермаков: «МЕЧТА О ВЕЛИКОЙ РОССИИ»
– Для меня не стоит и никогда не стоял вопрос выбора: строить ли в родном городе общественно доступный яхт-клуб или покупать виллу где-нибудь на Лазурном Берегу. Принцип у меня простой: делай людям добро, и оно к тебе вернется. И когда у меня были очень большие доходы, и сегодня, когда заработок стал много скромнее, я все, что зарабатываю, трачу на клуб – это для меня уже часть жизни.
Я не очень понимаю людей, которые говорят: «Нет, давай сначала поднимемся сами, подзаработаем еще, купим себе виллы, яхты, машины, личные самолеты, а уж после этого начнем вкладывать деньги в благотворительность». Более того, я им просто не верю: уж если человек начал идти по жизни как потребитель, он так навсегда потребителем и останется, о других он думать не будет. Я неоднократно убеждался в том, что сильные мира сего обращают внимание лишь на себя, что окружающие люди для них – пустое место. А у меня автомобилю, например, уже 17 лет: возит меня – и слава богу. Мне достаточно.
Конечно, хочется построить большую яхту – трехмачтовую, не меньше, метров на 70–80, и отправиться на ней в кругосветное плавание. Но… но все время ловлю себя на мысли, что надо вот еще немного, вот еще чуть-чуть вложить в свой яхт-клуб, в свою парусную школу, надо еще немножко поработать на будущее, на подрастающее поколение. Так и получается, что мечта о кругосветке все отодвигается и отодвигается.
Зато через мою детскую школу прошло уже больше тысячи человек! И можно не сомневаться, что ни наркотики, ни какая-то криминальная деятельность этим подросткам (многие из которых сегодня уже взрослые люди) совершенно неинтересны. Для меня видеть счастливые лица пацанов и девчонок в своей парусной школе во сто крат дороже, чем созерцать любой «бентли» в своем гараже! Я и вправду считаю, что известные слова нашего президента о социальной ответственности бизнеса не должны оставаться лишь пустым местом, отчаянным призывом к предпринимателям. К сожалению, большая часть этого бизнеса (как малого, так и крупного) осталась глуха к нему.
Конечно, один только частный бизнес всех проблем социального развития решить не может. Но по Конституции же мы социальное государство, так? Значит, одной рукой вкладывая собственные средства в социальную сферу, другой надо буквально выгрызать государственные деньги у чиновников. Да, это непросто. И далеко не всегда примеры частной благотворительности находят у чиновной братии понимание. Да что там понимание, лишь бы не мешали! Я горжусь тем, что никогда и никому не давал взяток. Не могу представить себе ситуации, что стану их давать – неважно, идет ли при этом речь о бизнесе или о чем-то другом. Это мой принцип.
И еще у меня есть мечта, пусть это и прозвучит, быть может, чересчур пафосно: хочу видеть великую Россию! Сейчас она, увы, после 20 лет разорения до такого статуса не дотягивает. Но я уверен, что если каждый из нас, а в особенности те, кто в жизни добился больше других, начнет думать не только о себе, мы увидим Россию именно такой – великой.

Опубликовано в Yacht Russia №3 (83), 2015 г.

Популярное
Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Уходим завтра в море – экзамен для яхты

Вопрос о том, как правильно принимать яхту у чартерной компании, является далеко не праздным. Ибо от правильной приемки зависит не только пресловутое «попадание на депозит» при сдаче судна, но и (в случае какой-либо серьезной поломки) благополучие и здоровье всего экипажа. Поэтому мы в преддверии сезона сочли нелишним еще раз напомнить яхтсменам (особенно новичкам) о том, как надо правильно проводить приемку яхты.

Детский вопрос дальнего плавания

У вас маленький ребенок. Разве это причина, чтобы отказываться от яхтинга?

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…

Победа над солнцем

Море и солнце – серьезное испытание для кожи и волос. Вся надежда - на современную косметологию...

Травмы на борту: растяжения, ушибы, вывихи, занозы, порезы

На яхте есть много возможностей получить травму. Поэтому умение оказать первую помощь - насущная необходимость!