Константинополь по курсу

Отправиться в Стамбул на собственной яхте – об этом мечтают многие яхтсмены Эгейского моря, столь велико притяжение этого древнего города. И путь туда оказался не так уж сложен…

Паруса между Европой и Азией Стамбул прекрасен!БосфорПринцевы островаБосфорЗдесь этот флаг - главный!

Текст Бодо Мюллера

С восходом солнца будит нас молитва муэдзина. Я вылезаю из койки и смотрю сквозь иллюминатор в окутанное серым светом утро. Мы – единственная парусная яхта, гостящая в порту Чанаккале, турецком городе на южном входе в пролив Дарданеллы.

Здесь самое узкое место знаменитого пролива, который отделяет Европу от Азии. Я смотрю на его воду, а всего в полутора километрах на западе - берега Европы. Сам Чанаккале находится на азиатском континенте.

Я вижу разбудившего нас муэдзина, стоящего на минарете, но он слишком высоко, чтобы я мог разглядеть детали. Зато достаточно близко ко мне на пирсе стоит гигантский деревянный конь. Вероятно, так должен был выглядеть Троянский конь, с помощью которого 3000 лет назад греки победили троянцев. Эту историю для потомков сохранил Гомер в своей «Илиаде». А за то, что эта коварная лошадь теперь стоит на пирсе Чанаккале, мы должны благодарить Генриха Шлимана, сына мекленбургского пастора. Он вбил себе в голову, что сможет найти легендарную Трою и увидеть ее развалины, которые, как предполагалось, находились где-то на побережье Малой Азии. Шлиман отправился в Дарданеллы, после чего в 1870 году к югу от порта Чанаккале археологи начали раскопки холма Хисарлик. Там были обнаружены не только остатки Трои, но и 31 мая 1873 года был найден клад троянского царя Приама. После своей находки Шлиман стал широко известен. Он передал клад сотрудникам этнологического музея в Берлине, где оно хранилось до мая 1945 года. Потом это богатство перешло в руки Красной армии, было вывезено в СССР и сейчас это сокровище Дарданелл можно увидеть в Пушкинском музее в Москве.

Наше плавание ведет нас по маршруту древних мореходов в Стамбул, бывший Константинополь.

Многие владельцы яхт, которые держат их в Турции, мечтают в один прекрасный день дойти до этого города своим ходом. Но большинство из них то ли чего-то стесняется, то ли опасается. Чего же именно, ведь расстояние от Чесмы до Стамбула всего около 270 миль? Наверное, ответ таков: море нельзя недооценивать. Босфор, Мраморное море и Дарданеллы вместе образуют единый проход из Черного моря в Средиземное. Через него протекают гигантские массы воды Дуная, Днепра, десятка других малых и больших рек. Скоро мы узнаем, каково это – идти против такого потока.

Под мотором выходим в Дарданеллы. Курс – на северо-восток. Вокруг толчея маленьких лодок, небольших грузовых судов и океанских лайнеров – нет лишь яхт. Ни одной. Только мы.

Паруса идут вверх, но, к сожалению, ветер приходит аккурат в левентик, так что мы сразу уваливаемся на острый бейдевинд.

«Семь узлов относительно воды, не так уж и плохо», – наш капитан Седат Акмезе, немец турецкого происхождения, смотрит на панель лага. Да, если мы такими темпами будем двигаться пусть и в лавировку, дело пойдет быстро. Однако взгляд на дисплей GPS открывает горькую правду: относительно суши наша скорость составляет всего три узла.

На всем пути от Дарданелл до Босфора яхтсменам мешает встречное течение скоростью от двух до четырех узлов. Да еще встречный ветер… В общем, как только паруса заполоскали на ослаблении, мы отказались от своих гоночных амбиций и вновь включили двигатель.

По левому борту вскоре появляется полуостров Гелиболу, холмистый и лишь частично покрытый лесом. Между возвышенностями виднеются отдельные деревушки, тут и там можно заметить руины старых крепостных сооружений. Характерная особенность этих мест: на каждой возвышенности, на каждом обнажении горной породы водружен турецкий флаг. А на скалах, что обрамляют наш маршрут, везде нарисован турецкий герб.

«Название полуострова Гелиболу в Турции знает каждый школьник», – объясняет Акмезе, пожалуй, чересчур возбужденным тоном, в котором хорошо чувствуются нотки патриотизма. - Великобритания, Франция и Россия хотели получить здесь доступ к Босфору в ходе Первой мировой войны. В кровавой битве, которая унесла сто тысяч жизней, турки отразили натиск чужеземцев».

Что ж, так и есть. Только в Германии и России это место известно под другим именем – Галлиполи.

Небо тем временем темнеет. Мы минуем важную веху нашего плавания - один из крупнейших паромных терминалов на европейской стороне пролива. Ширина его здесь 2,4 мили. С частотой в четверть часа гигантские паромы пересекают пролив в обоих направлениях.

Лоция рекомендует стоянку в рыбацкой гавани рядом с терминалом. Вход туда очень узкий – канальчик шириной всего восемь метров ведет в небольшую гавань между террасами двух ресторанов. Глубина тоже невелика – лишь 2,5 метра. Очень медленно мы заходим в гавань, как вдруг раздаются крики официантов сразу обоих ресторанов: «Стойте! Проход обмелел! Вы сейчас сядете на мель!»

Приходится возвращаться и отдавать якорь перед гаванью. Следуют мучительные раздумья, что же делать? Неужели мы не сможем прогуляться по Галлиполи? Увы, кроме недоступного с нашей осадкой рыбацкого порта, мы не видим других возможностей для швартовки, а беспокойная стоянка на якоре тоже не для нас.

Вновь наши взгляды скрещиваются над картой. Однако ни там, ни тут мы не находим никакого варианта стоянки – ни портов, ни уютных закрытых бухточек. Тем временем уже четыре часа пополудни, причем у нас нет никакого желания отыскивать неизвестные стоянки в ночное время. Единственное место, которое нам удается обнаружить, это деревушка Кемер-Лимани на азиатском берегу в 20 милях к востоку. Там должен быть рыбацкий причал у набережной. А если он занят… придется постоять на якоре, по крайней мере стоянка будет у берега под ветром. Лишь бы успеть до захода солнца... Так, отставить разговорчики, якорь поднять!

К счастью, появляется ветер. Когда солнце уже почти касается горизонта, открывается деревушка, ее минарет (как же без него в Турции!) светится на фоне темного неба золотистым вечерним светом. С последним лучом солнца мы швартуемся в Кемер-Лимани.

Гавань здесь мала и полна рыбацких лодок, сбившихся в тугой клубок. У мола два больших траулера. На палубе мужчины чинят сети. Завидев нас, они машут и любезно предлагают встать лагом у борта. Позже они предлагают нам чай, интересуясь в ходе беседы, кто мы, откуда и зачем здесь.

Простая и безыскусная беседа. Удивительно, но мы единственные яхтсмены на много миль вокруг. Вопрос об ужине решается удивительно легко – один из мужчин предлагает воспользоваться его рестораном, расположенном в отличном месте на берегу Мраморного моря.

Несмотря на все очарование вида с террасы заведения, оно обладает очарованием грузового гаража: 200 квадратных метров залитого бетоном пола, гофрированная железная крыша и пластиковые столы со стульями. По нашим ощущениям, на ужин сюда собралась половина деревни, чтобы развлечь себя и поудивляться на нас.

Впрочем, мы рады тому, что высадились в аутентичной деревне, а не в обычной «туристической ловушке», которых немало в Турции. Ахмед накрыл нам типичный местный стол – овощи на гриле с йогуртом и свежими лепешками. В центре стола угнездилась доступная каждому огромная миска салата – наш шкипер говорит, что такая форма сервировки распространена в сельской местности Турции: чтобы было удобнее есть вместе, одной компанией, всем столом. В качестве основного блюда нам подают сардины на гриле. Все просто невероятно вкусно! В качестве напитков предлагаются «Фанта», «Кока-Кола» или простая водопроводная вода. Вина нет – все жители деревни исповедуют ислам. Поэтому мы рассчитываемся (выходит примерно по пять евро с человека) и идем завершать ужин на борту нашей Sundowner.

На пути в Стамбул нам еще предстоит миновать архипелаг Мармара, состоящий примерно из дюжины обитаемых островков и мертвых скал у южного побережья Мраморного моря.

Самый большой остров – собственно Мармара – бывший греческий Проконнесос, известный своим белым мрамором, который еще в начале византийского периода развозили по всему Леванту.

Здесь нас ждет хорошо защищенная рыбацкая гавань на северном берегу острова, где мы встаем на следующую ночевку. Гавань сама по себе очень красива, но услуг – ноль. Нет даже туалетов! Тем не менее с нас взимают 23 евро в местной валюте за стоянку.

Старый город с его широкой набережной очень красив и сильно отличается от уже виденных нами мест. Магазины и ресторанчики теснят друг друга, трактирщики пытаются перещеголять друг друга своими предложениями. Мы неожиданно замечаем, что все туристы вокруг нас – турки. Похоже, мы единственные иностранцы в здешних краях.

В местном ресторанчике мы и вовсе оказываемся единственными гостями. Повара и официанты просто не знают, как нам получше услужить. Даже вино подается – мерло местной лозы, растущей позади мечети. Кстати, рекомендуем.

На столе тем временем появляются все те же овощи с йогуртом, приготовленные на гриле, баранина и рыба. Вряд ли счет на пятерых в сумме 90 евро можно считать чрезмерным за такой шикарный ужин.

А вот Мраморное море на деле оказалось гораздо больше, чем на карте. Еще целых 75 миль ждут нас на пути от Мармара до Принцевых островов, находящихся в шести милях к югу от входа в Босфор. Это южные ворота Стамбула.

Их название связано с правилами престолонаследования. Как правило, каждый султан имел свой гарем, и как следствие - массу потенциальных преемников. Для того чтобы избежать излишних проблем и разногласий с ними, до XVI века у османов существовало немудреное правило: каждый новый властитель, садясь на трон, ликвидировал своих менее удачливых братьев. Со временем, однако, нормы гуманизма пришли и в эти края, после чего потенциальные претенденты на престол стали ссылаться на эти острова, где находились под надежной охраной.

Архипелаг состоит из четырех больших обитаемых островов и пяти скал. На островах находятся шикарные виллы богатых стамбульцев. Все это выглядит очень красиво, но где же нам тут остановиться?

Сначала наша яхта идет между Бургазом и Хейбелиадой. Красота по обоим бортам неописуемая, но мы никак не можем обнаружить что-либо похожее на гавань или якорную стоянку. Внезапно от Бургаза нам наперехват устремляется РИБ с двумя молодыми турками в отличных костюмах, белых рубашках и при галстуках. Они приглашают нас встать в Бургазе, так как там есть гавань с большим рестораном.

«Есть ли стояночное место?» – спрашиваем мы. Нам отвечают: «Вы можете встать между двух траулеров». Нас это устраивает, и мы следуем за РИБом. В гавани ребята с РИБа аккуратно заталкивают нас между траулерами. Ура! Нам не нужно отдавать якорь, траулеры стоят на мощных мурингах, мы надежно ошвартованы за них. Едва мы успеваем завести кормовые, как официант из соседнего ресторана приносит нам дежурную рюмочку с выпивкой. После этого он показывает нам сегодняшнее меню: салаты с жареным красным перцем, грибы, артишоки и многое другое. Выбор непрост…

Отведав закусок, мы идем дальше. Нас привлекает уютным видом таверна BarbaYani. Хозяин встречает нас на пороге словами: «Добро пожаловать в греческую таверну». На наш вопросительный взгляд он отвечает: «На Бургазе греки живут с незапамятных времен». Сам он выглядит как картинка из книги с греческими героями прошлого и является одним из немногих греков, которые все еще живут в Турции, ведь многие из них были насильно выселены после греческо-турецкой войны в 1922 году.

На следующее утро мы вновь выходим в море и огибаем лежащий на нашем пути остров Кинали. И здесь на берегу дорогие виллы, ландшафтные сады и… небольшая частная марина. Мы минуем их и углубляемся в Босфор.

Знаменитый пролив, разделяющий Европу и Азию, постепенно открывается перед нами. Внезапно утренний туман рассеивается, и солнечные лучи освещают размытый силуэт Стамбула на горизонте. Какой вид!

С востока на запад почти на 100 километров протянулся этот 15-миллионный мегаполис.

Восхитительное зрелище исчезает так же внезапно, как и появилось, словно ничего тут и не было. За несколько секунд дымка вновь закрывает горизонт, лишь в памяти остаются силуэты небоскребов города, к которому мы подходим все ближе и ближе.

Постепенно Стамбул вновь выходит из тени. Мы видим высокие холмы, на которых разбросаны святыни и символы османской власти: Голубая мечеть, Святая София и дворец бывшего султана. Золото шпилей сияет нестерпимым блеском. Слышны голоса муэдзинов, созывающих правоверных на молитву… как много лет назад в сказках «Тысячи и одной ночи».

Мы убираем паруса, запускаем двигатель и идем вокруг старой части города с его великолепными зданиями, постепенно заходя в бухту Золотой Рог. Оживленный и шумный старый город раскидывается прямо перед нами во всем разнообразии своей архитектуры.

Хотя нет ветра, волнение в бухте ощутимое. В самом сердце Стамбула гуляет стоячая волна высотой около метра!

Со всех сторон слышны гудки – автомобили сигналят на улицах, на воде – многочисленные катера и прогулочные теплоходы всех типов и размеров, пересекающие Босфор.

Пораженные открывшейся нам красотой, мы стоим на палубе, наслаждаясь зрелищем. Мы – в Стамбуле! Это стоило всех затраченных нами усилий.

Информация об акватории
Путь до Стамбула на яхте составляет: из Айвалика примерно 200 миль, из Чесмы – 270 миль, из Бодрума – 375 миль. При необходимости можно сменить часть членов команды в Чанаккале, днем есть регулярные и недорогие рейсы из Стамбула

Чартер
Яхту Sun Odyssey 49, принадлежащую Седату Акмезе, можно зафрахтовать в один конец как с капитаном, так и без него. В основном лодка ходит в чартер между Айваликом и Финике, рейсы в Стамбул – по предварительному согласованию. Место стоит 575 евро в неделю, дополнительно надо заплатить за транзитлог, питание, топливо, окончательную уборку. Плюс судовая касса. Целиком яхту без капитана можно взять в чартер за 3000–3550 евро в неделю в зависимости от времени года.

Гавани и стоянки
До Чесмы целая сеть отличных марин с развитым сервисом. После Чесмы марины встречаются редко, хотя есть коммунальные и городские пирсы. На острове Бозкаада яхтсмены - это экзотика, заход в гавань возможен только в сопровождении местных лодок. Местное население в массе своей очень дружелюбно.

Климат и ветер
На акватории доминируют северо-восточные ветра силой в среднем около трех баллов. Статистика говорит, что в сезон норд-ост дует два дня из трех. Второй по частоте ветер - от юго-востока. Как правило, путь назад из Стамбула проходит спокойнее, чем туда.

Политическая ситуация
В дни нашего плавания считалось, что угрозы терроризма в Турции нет, несмотря на сирийский кризис. Но все изменилось. Сегодняшняя информация МИД звучит так: «По всей стране необходимо считаться с ростом политической напряженности. Угрозы, нападения или теракты не исключены. Путешественникам следует держаться в стороне от демонстраций, митингов и иных скоплений граждан, особенно в крупных городах. При поездках в Стамбул следует соблюдать повышенную осторожность».

Длинный путь в Стамбул

На первый взгляд примерно 150 миль пути через Мраморное море не выглядят чем-то трудным. Но лавировка и встречное течение сильно осложняют плавание

Чанаккале
Марина лежит у южного входа в Дарданеллы и не располагает большим числом гостевых мест. Прямо в гавани стоит макет знаменитого троянского коня. Кто захочет посетить места раскопок, тому стоит воспользоваться такси (пусть составляет 25 километров, заранее договоритесь о цене).

Гелиболу (Галлиполи)
Оживленная гавань, соединяющая Европу и Азию. У Г-образного мола яхтам швартоваться запрещено. К востоку располагается маленькая рыбацкая гавань, в нее ведет узкий проход между двух ресторанов. В 2015 году он сильно обмелел, есть смысл заранее запросить портовые власти о его реальной глубине.

Кемер-Лимани
Маленький рыбацкий поселок на азиатском берегу Мраморного моря. Гавань полностью оккупирована местными рыбацкими судами. Вблизи двух больших траулеров на Г-образном волноломе есть место, куда встать можно только с посторонней помощью. Береговой сервис отсутствует. В 300 метрах к югу находится деревушка, где есть как минимум один незамысловатый ресторанчик.

Мармара
Хорошо защищенная городская гавань находится на юго-западе острова. У северо-восточного причала есть немногочисленные стояночные места (кормой к причалу с отдачей носового якоря). Никакого сервиса, и при этом стоянка дорогая. Это оживленное туристическое место с красивым променадом и обилием ресторанов к западу от гавани.

Бургазадаси
Остров Бургаз (Бургазадаси) является красивейшим из Принцевых островов. Живописная рыбацкая гавань полностью заставлена судами, и чтобы дать место редким яхтам, местные лодки становятся вторым или третьим бортом друг к другу. Прямо за гаванью променад с обилием ресторанов и греческой таверной.

Стамбул
Марина Atakoy в Стамбуле расположена в пяти милях к западу от входа в Босфор. В ней есть все, что требуется яхтсмену, но она недешевая и часто переполнена. Так что в предварительном бронировании есть смысл. Добраться до старого города на такси можно за четверть часа.

Сокращенный вариант. Опубликовано в Yacht Russia №5 (85), 2016 г.

Популярное
Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Уходим завтра в море – экзамен для яхты

Вопрос о том, как правильно принимать яхту у чартерной компании, является далеко не праздным. Ибо от правильной приемки зависит не только пресловутое «попадание на депозит» при сдаче судна, но и (в случае какой-либо серьезной поломки) благополучие и здоровье всего экипажа. Поэтому мы в преддверии сезона сочли нелишним еще раз напомнить яхтсменам (особенно новичкам) о том, как надо правильно проводить приемку яхты.

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…

Детский вопрос дальнего плавания

У вас маленький ребенок. Разве это причина, чтобы отказываться от яхтинга?

Победа над солнцем

Море и солнце – серьезное испытание для кожи и волос. Вся надежда - на современную косметологию...

Травмы на борту: растяжения, ушибы, вывихи, занозы, порезы

На яхте есть много возможностей получить травму. Поэтому умение оказать первую помощь - насущная необходимость!