Турция. Штиль в раю
В последние годы немецкие яхтсмены обходят Турцию стороной, а вот команды других национальностей, как показало наше путешествие по юго-западному побережью страны, не отказывают себе в удовольствии насладиться местными красотами
Бухты на юго-западе Турции – самые красивые на всем побережье. В том, что касается ветра и погоды, к Эгейскому морю претензий нет

Текст Михаэля Амме            

Светло-серое небо, легкий ветер. За бортом негромко журчит вода. Anjamina идет в южном направлении на автопилоте. На столе в кокпите холодные напитки и миска со свежей черешней. На входе в небольшую бухту команда оживает: с помощью электрической лебедки скручивает грот обратно в мачту и запускает дизель. По левому борту тянутся зубчатые туфовые скалы, по правому – поросший оливковыми деревьями и маквисом берег материка.

К нам тут же мчится молодой турок на деревянной моторной лодке. Еще издалека он начинает кричать: «Добро пожаловать в Каракаёрен! Вставайте на муринг и заходите на ужин!» Не дожидаясь ответа, он начинает задавать швартов за буй. Дизель умолкает, молодой человек возвращается на берег. Мы опускаем гидравлическую купальную платформа нашей Oceanis 45 опускается к воде.

В бухте шесть яхт, их экипажи загорают на палубе, рыбачат или веселятся в воде. Вечером все встречаются на просторной террасе единственного строения в бухте – семейного ресторана, в который нас и зазывал молодой Кан. В печи горит огонь, рядом накаляется гриль, с потолка свисают всевозможные флаги разных стран мира. Пластиковые столы накрыты бумажными скатертями, а на скалистом берегу под террасой кто-то потрошит рыбу. На закуску каждый стол получает острые маринованные помидоры, теплый хлеб, салат и цацики. Выбор главных блюд ограничен несколькими видами рыб, выловленных в здешних водах.

Управляющий рестораном продолжает дело двух поколений своей семьи. «Мой дед пас овец и постоянно угощал рыбаков, которые укрывались в бухте от непогоды», – рассказывает Кан. В начале восьмидесятых его отец, охотник за губками, начал обслуживать команды первых частных яхт. Кану же принадлежит заслуга в оборудовании бухты муринговыми буями. «Теперь в бухте могут останавливаться до 60 яхт», – сообщает он не без гордости.

Владелец ресторана разводит кур и перепелов, регулярно рыбачит в море и ухаживает за примерно шестью сотнями оливковых деревьев. На берегу своей бухты, до которой можно добраться только по морю, он установил солнечные панели, которые снабжают энергией 80 гелевых аккумуляторов. Также он собственноручно протянул 8-километровый водопровод. Его ресторан открыт для гостей круглый год.

Такие уединенные бухты – далеко не редкость в этом регионе. Практически в каждой из них есть ресторан, в инфраструктуру которого его владельцы вложили огромное количество сил и денег. Они обустроили причалы, муринги, террасы и санитарные сооружения, превратив таким образом путешествие вдоль турецкого побережья в ряд переходов от одного ресторана к другому. За стоянку у причала здесь денег не берут, но ожидается, что вечером команда придет в ресторан на ужин

В начале сезона 2018 года все на первый взгляд осталось как раньше, и все же что-то было не так. За столиками на террасе звучала нидерландская, французская, русская и турецкая речь, но, кроме нас, здесь не было ни одной команды из Германии. Сегодня немецкие яхтсмены предпочитают обходить Турцию стороной. Но есть ли на это какие-либо основания? И что ждет тех, кто все-таки решится отправиться на юг этой страны? Или, точнее, что собой представляет путешествие по когда-то бурно развивавшемуся южному побережью Турции в период кризиса? И как он повлиял на чартерные фирмы, яхтсменов и таких людей, как Кан?

Ресторатор признается, что много потерял с финансовой точки зрения, отсутствие немецких яхтсменов сильно ударило по бизнесу. Чартерная индустрия также ощутила на себе спад интереса со стороны яхтсменов из Германии. Накануне в Гёчеке нам рассказал об этом Гёкер Тункай, руководитель чартерной фирмы EGG Yachting, которой принадлежит Anjamina: «Многие фирмы в последние годы закрыли свои базы в Турции, и среди них такие известные, как Sunsail, Moorings, Pupa, Yüksel, Navigare и Suncharter. И виной тому главным образом является отсутствие немецких команд, их стало меньше на 80 %».

Развернувшаяся после этого ценовая борьба была суровой. «Некоторые фирмы предлагали скидки вплоть до 50 %, – рассказывает 57-летний Тункай, который бегло говорит по-немецки. – Мы тоже были вынуждены скинуть 25 %. И все равно пришлось уменьшить флот с 35 до 22 лодок и начать искать клиентов в других местах. В 2017 году нас спасли русские и украинцы. К счастью, с каждым годом у них все больше опыта в обращении с яхтами».          

В разгар кризиса Тункай занялся своего рода партизанским маркетингом: «С помощью Whats-App я в индивидуальном порядке связался с каждым из моих клиентов и всем им рассказал». На это многие из них были категоричны: «Пока Эрдоган у власти, мы не приедем». Другие, напротив, пошли ему навстречу и вместо одного путешествия в год забронировали два.

Однако далеко не все руководители чартерных фирм показали такую преданность Турции. «Им гораздо проще всех желающих переправить в Хорватию или на Мальорку», – не скрывая горечи, объяснил Тункай.

Как на бизнес в регионе повлияет переизбрание Эрдогана, пока не ясно, хотя проблески надежды видны. Австрийская чартерная фирма Pitter сообщила о 70-процентном увеличении спроса на яхты в Турции, а Марк Розендаль из немецкой компании Suncharter не отрицает возможности открытия новой базы в стране в следующем году. И даже Кан признает: «Этот сезон отличается от прошлого, в моей бухте уже побывало несколько немецких команд».

Вернемся, однако, в южную Турцию, по которой мы неделю ходили под парусом. Эта акватория может похвастаться не только уютными бухтами с ресторанчиками, есть здесь и крупные города, такие, например, как Гёчек с его шестью маринами или пышущий жизнью Мармарис. Другой пример – Фетхие, самый крупный и наиболее аутентичный город региона.

Мы решаем отправиться на юго-запад к Калкану, до которого 25 миль. В прошлом небольшая рыбацкая деревенька – ныне Калкан представляет собой очаровательный туристический город, в котором, впрочем, нет гигантских отелей и огромных толп иностранцев. Город расположен на склоне, у подножия которого, вдоль набережной небольшого городского порта, обустроены места для муринга, половина которых, правда, занята деревянными экскурсионными лодками. В городской бухте можно заняться водными видами спорта, рядом со входом в порт есть длинный пляж, а в самом городе – бутики, сувенирные магазины, четыре ночных клуба и бесчисленные бары и рестораны.

Древней архитектурой Калкан похвастаться не может, но вместо этого он цепляет своей расслабленной, но в то же время оживленной атмосферой. Как и в других местах, немцев здесь практически нет, зато полно англичан, которые вечерами заполняют все улицы. Цены в меню указаны в фунтах, в киосках печати можно приобрести до десяти разных английских газет и одной немецкой.

Неужели людей других национальностей не волнует политическая обстановка в стране, где они собираются отдыхать? Или же немцы турецкий вопрос воспринимают острее из-за того, что многие из их сограждан родились в Турции? Однозначных ответов на эти вопросы нет.

Утром следующего дня начальник порта приносит нам квитанцию за стоянку: около 21 евро за 45-футовую лодку. Чуть дальше к востоку, менее чем в двух морских милях от побережья города Каша, лежит греческий остров Кастелоризон. «Единственный на всем южном побережье, – проинформировал нас Тункай, когда мы забирали лодку. – Поэтому у нас на юге никогда не было проблем с беженцами». После чего заметил, что обычно его клиенты так далеко не ходят, проводя всю неделю в заливе Фетхие и его окрестностях.

В заливе, полном островов, бухт и городов, действительно всегда было что посмотреть. Изменилось ли что-нибудь с наступлением кризиса? Может быть, рестораны закрылись, а бухты опустели? Мы продолжаем исследовать ситуацию и по пути обратно в залив Фетхие останавливаемся у острова Гемиле.

Особенность местной акватории – большие глубины в бухтах, закрепиться на 10- или 15-метровом якоре можно только недалеко от берега. Из-за этого практически везде приходится заводить береговые концы.

Все три описанные в путеводителе ресторана в бухтах вокруг Гемиле были открыты, а за посещение древних руин на острове с нас взяли деньги. Пока команда шумной экскурсионной лодки развлекала своих клиентов на берегу, мы, забравшись повыше, наслаждались чудесным видом на Гемиле, узкий пролив и бухты вокруг. Позже, искупавшись, мы отправились на ужин в уединенную бухту Калевези-Кою. В местном ресторане можно отведать печеную рыбу, картофельные дольки и салат.

Залив Фетхие стал для нас настоящим сюрпризом. Здесь мы для себя открыли несколько островов и две дюжины бухт с ресторанами и причалами, которые работали несмотря на мнимый кризис.

В бухте Капи-Кою на муринге мы встретили семью из Мюнхена и не смогли сдержать любопытство: «Были ли у вас какие-либо сомнения по поводу путешествия в Турцию?» «Нет, – ответил отец семейства Бенедикт Зудброк. – Никаких минусов, только плюсы. Спокойные бухты, недлинные переходы, доброжелательные люди – что здесь может не нравиться? Кроме того, в любой бухте вы всегда найдете себе место, здесь совершенно безопасно, а на чартер действует 20-процентная скидка». И между прочим, по словам 51-летнего немецкого юриста, бойкотируя Турцию, немецкие яхтсмены вредят своим единомышленникам: «Здесь, на побережье, сторонников Эрдогана практически нет».

Это наблюдение мы можем подтвердить. За исключением водителя такси, который сразу же начал хвалить Эрдогана за вклад в инфраструктуру, все встреченные нами турки критиковали своего президента, называя его диктатором. Многие считают, что он выиграл выборы с помощью манипуляций, сам организовал попытку военного переворота, после чего заглушил голос оппозиции. «Зайдите в полицейский участок и сообщите, что я обвиняю Эрдогана в манипуляции выборами, – сказал нам владелец одного ресторана в Калкане. – Вот увидите, меня тут же арестуют».

Рахсан Дюрен политика не интересует, ей куда важнее красота природы и богатство культурного наследия. 40-летняя врач из Стамбула получила образование в Германии и говорит по-немецки свободно и без акцента. Два года назад она вместе с мужем взялась за обустройство роскошного ресторана с застекленной библиотекой в бухте Манастир-Кою.

Помимо ресторана они разбили экологический сад, посадили бананы, начали разводить кур. Несмотря на кризис, они продолжают воплощать в жизнь свое видение бухты, которая должна со временем превратиться в культурный центр с местами для музыкальных представлений, выставок и симпозиумов. Пока же это место остается, пожалуй, самым элитарным прибрежным рестораном Турции. Но для Рахсан Дюрен это не работа, а призвание. «Мы очень любим бухты на юге Турции, для нас это самая красивая часть всей страны», – говорит Дюрен, которая продолжает работать врачом, но каждые выходные уже больше года проводит в Манастир-Кою.

Для Бернда Ватерманна южная Турция тоже вне конкуренции. «Я не знаю акватории лучше», – восторгается немец, отправившийся в чартерное путешествие вместе со своими братьями и сестрами.

Как и мы, они уже возвращаются в Гёчек. По словам Ватерманна, ни у кого из его команды не было сомнений по поводу поездки в Турцию. «Эти бухты настолько далеки от политических событий, что мы об этом просто не думали, – говорит Бернд, подытоживая итог своего путешествия таким образом: – В том, что касается стабильной погоды, сервиса, цен и дружелюбия местных жителей, Турции просто нет равных. Но своим друзьям я эти места рекомендовать не буду, пускай здесь все останется таким же тихим и спокойным, как сейчас».

Информация об акватории

Как добраться
Авиакомпания Nordwind предлагает прямые рейсы до Даламана из Москвы, цены начинаются от 20 000 рублей. Альтернатива – Turkish Airlines или Pegasus через Стамбул до Даламана. Трансфер до порта займет около 20 минут (такси – около 20 евро, миниавтобус из марины на шесть человек – 40 евро).

Чартер
База EGG Yachting в Гёчеке действует с 1996 года и постоянно получает высший балл за сервис и состояние яхт. Всего на базе 22 лодки длиной от 33 до 53 футов. Oceanis 45 (2015 года постройки) стоит в зависимости от времени года от 2270 до 3970 евро за неделю (залог – 1500 евро, финальная уборка – 100 евро, постельное белье и полотенца – 10 евро за человека, подвесной мотор – 75 евро, транзит-лог – 100 евро). Получить дополнительную информацию и забронировать лодку можно в Интернете: www.eggyachting.com, [email protected] – и по телефону +90/252 645 27 41.

Навигация
Небольшие расстояния, масса возможностей для выхода на берег, хорошая инфраструктура, никаких течений, практически полное отсутствие мелей и неизменно приветливые люди – все это упрощает путешествие по акватории. Весной и осенью, когда не дует мельтеми, этот регион отлично подходит новичкам и семьям. В бухте Фетхие на расстоянии всего в несколько миль друг от друга расположено множество мест, достойных остановки, так что те, кого не интересуют долгие переходы, могут без проблем провести здесь целую неделю. Те же, кому тесно в одной бухте, могут пройти на запад в направлении Мармариса или на восток к Кашу.

Ветер и погода
В летние месяцы с середины июня по середину сентября здесь дует мельтеми: сильный северный ветер, который у южного побережья Турции заходит к западу и дует вдоль него. В июле и августе он достигает силы до 7 баллов по шкале Бофорта, при этом усиление начинается обычно в обеденные часы. В остальное время ветер приходит с различных направлений и дует достаточно равномерно. Температура в мае достигает 25 градусов, в августе – 33. Температура воды летом около 25 градусов.

Порты и бухты
Местные марины оборудованы причалами и в большинстве своем могут похвастаться высоким уровнем сервиса. В портовых городах – Калкане или Каше, к примеру, вставать придется кормой к пирсу на собственный якорь. За стоянку 45-футовой яхты придется заплатить около 20 евро. Многочисленные рестораны в бухтах предлагают посетителям бесплатные пирсы и муринги, если вы посетите ресторан, разумеется. Также в большинстве бухт можно бесплатно встать на якорь.

Морские карты
Официальный набор турецких морских карт ONHO 3002, состоящий из десяти листов, покрывает всю акваторию залива Фетхие вплоть до Финике. Купить набор можно только на месте.  

Шесть советов шкиперу

В заливе Фетхие, а также к северо-западу и юго-востоку от него есть множество прекрасных бухт, во многих из которых находятся рестораны с хорошими пирсами.

1. Гёчек
В этом городе недалеко от Мармариса умещается полдюжины марин, что делает его центром яхтенного туризма южной Турции. Уютная набережная усыпана ресторанами и барами. За ними во втором ряду расположена пешеходная зона со множеством магазинов и офисов, оказывающих услуги, необходимые яхтсменам. В первом ряду, немного к западу от марины Skopea, есть замечательный ресторан Can Restaurant, популярный также и среди местных жителей.

2. Манастир-Кою
Летом 2017 года новые владельцы после реконструкции открыли в этой бухте ресторан. Но теперь здесь помимо самого ресторана есть библиотека, хороший санузел и сад. Что до стоянки, то здесь два длинных пирса, к которым, что довольно необычно для этой акватории, нужно швартоваться лагом. В дальней части бухты можно без проблем встать на якорь, на берегу есть швартовные палы. Привязывать швартовы к деревьям в Турции запрещено. Сам ресторан несколько дороже, чем заведения в соседних бухтах.

3. Капи-Кою
Семейный ресторан в этой бухте открылся 40 лет назад. Сегодня им, а также тремя небольшими пирсами с мурингом руководит Мехмет Коркмаз. Места здесь хватит на сорок лодок, на берегу стоят шезлонги и зонтики, к пирсу подведено электричество (которое, впрочем, часто отключают). В общем, это почти мини-марина. Летом руководить рестораном Коркмазу помогает около 30 родственников. Для счастья веселому турку не хватает только жены, которая бы скрасила одинокие вечера в этой уединенной сказочной бухте.

4. Остров Гемиле
Остров очень популярен среди туристов, которых привозят сюда на туристических лодках. Остановиться можно в своего рода канале между островом и сушей. Если вы встанете у материка, то до острова можно без проблем дойти на тузике, там есть небольшой пирс. На острове находятся руины античного поселения, вход – около одного евро. С острова открывается замечательный вид на прибрежные воды. В канале часто дует сильный западный ветер, так что хорошо проверьте якорь.

5. Калевези-Кою
Уютное, хорошо защищенное местечко на западе бухты, рядом с впадающим в море источником. Здесь есть галечный пляж и причал для тузиков, принадлежащий расположенному над бухтой ресторану. В бухте мурингов нет, придется вставать на якорь. Работники ресторана, впрочем, помогают при швартовке, а по вечерам развозят гостей по лодкам, стоящим на якоре.

6. Калкан
Этот небольшой прибрежный город, который до сих пор живет за счет рыболовства, с каждым годом все больше превращается в туристический центр. Северная часть порта забита деревянными экскурсионными лодками, а узкие улочки заставлены магазинами, бутиками, ресторанами, барами и ночными клубами. Калкан чрезвычайно популярен среди англичан, им принадлежит около 1000 окружающих город участков. Все яхты швартуются по-средиземноморски, на якорь и два кормовых швартова в южной части городского порта. Здесь есть вода и электричество.


Сокращенный вариант. Полностью статья опубликована в Yacht Russia №10/112, 2018 г.

Популярное
Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Жизнь на яхте

Все чаще мы узнаем о том, что кто-то из сограждан, устав от жизни на берегу, бросил налаженный быт, приобрел яхту и отправился в море, выбрав себе (а, порой, и семье) судьбу морского скитальца. Что это – форма эмиграции, эскапизм, здоровый авантюризм или своего рода впадение в детство, когда игра в кораблики важнее реальных проблем? Ради чего люди разрывают привычные стереотипы?

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…