Кирстен Нойшефер: «Никогда не говори никогда»
Кирстен Нойшефер вошла в историю парусного спорта, став первой женщиной, выигравшей одиночную кругосветную гонку. Вместе с нашими немецкими коллегами мы подготовили небольшое интервью с ней. Это оказалось очень несложно сделать, так как у Кирстен – немецкие корни (о чем легко догадаться), а сама она оказалась очень контактным человеком.
Кирстен Нойшефер: «Никогда не говори никогда»

Кирстен Нойшефер: «Никогда не говори никогда»

Кирстен Нойшефер вошла в историю парусного спорта, став первой женщиной, выигравшей одиночную кругосветную гонку. Вместе с нашими немецкими коллегами мы подготовили небольшое интервью с ней.

Это оказалось очень несложно сделать, так как у Кирстен – немецкие корни (о чем легко догадаться), а сама она оказалась очень контактным человеком.

- Кирстен, вы рады вновь вернуться на сушу? После восьми месяцев одиночества вокруг вас теперь большая шумиха в СМИ, но ведь на самом деле, вы не очень любите быть в центре внимания, не так ли? Не было ли, часом, мысли развернуться и вновь отправиться в море?


- Да, были моменты, когда я думала, что будет трудно вернуться на берег, потому что помнила, как это все было в Ле-Сабле на старте. На самом деле это не совсем мое – находиться в центре внимания и быть окруженной таким большим количеством людей. Но зрители в Ле-Сабль-д'Олон настолько восторженны, что их внимание увлекает и меня. К тому же я не хочу разочаровывать людей. Они так полны энергии и настойчивости, терпеливо ожидая возможности поприветствовать вас, так что вы должны чувствовать себя польщенными. Однако теперь я вернулась на сушу и за два прошедших дня спала в общей сложности всего шесть часов, так что начинаю замечать, что усталость настигает меня. Но все равно все это очень красиво. Приехали моя мама, мой дядя и друзья, и, конечно, я очень рада этому. А такие мелочи, как горячий круассан или свежие овощи, особенно прекрасны.

- Когда вы финишировали, у вас в руке сразу была большая вазочка с мороженым. Вы скучали по нему больше всего?

- Я просто обожаю есть мороженое, и все это знают. Эта незначительная подробность теперь как бы зажила своей собственной жизнью, и я просто подыгрываю ей. Когда меня спрашивают, на что я больше всего настроена после такого предприятия, я отвечаю: «На мороженое». Как результат, прежде чем я смогла сойти на берег, мне уже подарили мороженое.

- Вы самостоятельно проехали на велосипеде из Европы до Южной Африки несколько лет назад, да и GGR тоже не совсем безопасное мероприятие – а есть ли на свете что-то, чего вы на самом деле боитесь?

Кирстен на несколько секунд задумывается...
- Я сейчас ничего не могу придумать. Но я думаю, что если что-то действительно опасное будет рядом, то уверена, что испугаюсь, а это как раз то, что нужно, чтобы выжить. Но я никогда не пугаюсь, когда думаю издалека о чем-то, что может быть опасным.

- Но больше ничего? Нет ли страха перед пауками, клаустрофобии или боязни высоты?

- Ну, что-то есть. Я, например, вообще не люблю ходить к врачу. Я пугаюсь даже небольшого укола. Скальпели, иглы и врачи – это что-то очень страшное для меня!

- На пресс-конференции вы сказали, что читали книгу Тапио Лехтинена во время гонки – причем по-фински. Как получилось, что вы говорите на этом довольно экзотическом языке?

- Когда мне было 19 лет, я переехала в Финляндию на два года, чтобы дрессировать ездовых собак. В то время я была очень заинтересована в этом языке, и я довольно быстро смогла научиться свободно говорить на нем. Сегодня, 18 лет спустя, все немного медленнее, но у меня было много времени в пути.

- Итак, после аварии в Индийском океане Тапио спас человек, говорящий по-фински. Он, наверное, вдвойне доволен! Как, с вашей точки зрения, прошла спасательная миссия?

- Тапио находился примерно в 110 морских милях от меня, когда раздался призыв о помощи. Я простояла у штурвала всю ночь, а утром, вскоре после восхода солнца, нашла его – хотя сначала мне пришлось осознать, как трудно заметить спасательный плот между волнами в море. Тапио был на радиосвязи и видел меня, но я не могла видеть его. Поэтому он направил меня прямо к нему, постоянно давая мне команды типа: «Лево руля», «Право на борт» и так далее.

После того, как я взяла его на борт, первое, что мы сделали, это выпили глоток рома. Он был очень счастлив, что наконец-то сошел со своего маленького спасательного плота. В дополнение к самому факту успешного спасения для меня было ценным опытом увидеть, насколько легко и позитивно Тапио справился со всей ситуацией. Из этого можно многое узнать о том, как пережить сложные ситуации с положительной энергией.

- Вы уже планируете очередную атаку на рекорд кругосветного плавания или участие в очередной офшорной регате? На ум буквально приходит вопрос о Vendee Globe.

- Я придерживаюсь поговорки: «Никогда не говори никогда». Но на данный момент я не планирую этого делать. Я совсем не борец или конкурент по своей натуре. Мне больше нравятся те вызовы, в которых я просто должна найти свои сильные стороны. Я предпочитаю делать что-то подобное в одиночку: вот как, например, мой велосипедный тур по Африке. Задача состоит в том, чтобы противостоять стихиям природы и превзойти свои собственные слабости, а не соревноваться с другими людьми. Так что я не знаю, подходит ли мне VG. Я приняла участие в GGR с огромным энтузиазмом, но VG все равно будет явным шагом к прямой конкурентной борьбе. Но кто знает? Может быть, сейчас я полгода не буду ходить в море, а потом вдруг нагуляю аппетит?

- Что вы запланировали на ближайшие несколько месяцев?

- Я хотела бы вернуться в Южную Африку и снова увидеть свою семью, особенно моего отца и моих собак, встречи с которыми я с нетерпением жду. У меня есть уголок, который для меня как рай: это побережье бывшего Транскея. Нет ничего лучше, чем погулять по этому красивому и дикому берегу с моими собаками в течение нескольких дней. Дикий кемпинг с кострами и наблюдением за звездами – это просто отлично!