Мобильное приложение Yacht Russia
Елфутина: «Люблю видеть до горизонта»

Очередной, июльский номер нашего журнала доставлен из типографии, поступил в продажу и рассылается подписчикам. Сегодня мы хотим познакомить вас с одним из материалов, который в этом номере опубликован

Елфутина: «Люблю видеть до горизонта»

Со Стефанией  Елфутиной – уже не звездочкой, а настоящей звездой российского паруса – мы договорились встретиться в одной из кофеен на Тверской. Бронзовый призер Рио в классе RS:X, в нынешнем году неизменно поднимающаяся на пьедесталы всех регат, в которых принимала участие, прикатила чемодан: оказалось, после нашего разговора предстоит еще одно интервью, а потом полет. Нет, не домой в Ейск, но все-таки ближе к дому – в Краснодар, где 20-летней студентке Кубанского государственного университета физической культуры, спорта и туризма пришло время сдавать экзамены. Сессия...

Беседовал Владимир Гескин

Договорились так: традиционных вопросов-ответов на этот раз не будет. Я начинал фразу (в тексте они выделены черным) – Стефания должна была подхватить. Мгновенно, без раздумья. И вот что у нас получилось.

Мой самый любимый город – Ейск, конечно. Приятно бывать в других местах, и, может быть, какой-то другой город когда-нибудь тоже станет мне родным, но пока Ейск, только Ейск. Самый близкий. Он совсем маленький, расположен на косе, там много моря, оно с двух сторон, и там очень много виндсерфингистов. Для них это как Мекка. Когда-то я любила смотреть на них, а потом и сама начала заниматься этим видом спорта. Он все популярнее, и мне радостно оттого, что людям нравится то же, что нравится мне. Потому что я знаю, что виндсерфинг приносит счастье.

Я полюбила виндсерфинг, потому что… Не знаю, как продолжить. Когда что-то любишь, то, мне кажется, не нужно никаких «потому что». Тут все просто: если любишь – значит, всей душой. Вот виндсерфинг как раз и есть – всей душой.

Не могу жить… без моря. С отсутствием всего остального можно справиться. Когда бываю в других городах, где его нет, сначала все классно, но уже через неделю говорю сама себе: «Где мое море? Мне надо его увидеть».

Самое любимое море… любое. Океан, море, какого оно цвета – мне не важно. Люблю видеть до горизонта.

Мой тренер… С Виктором Валерьевичем Айвазьяном мне повезло. Очень. Не знаю, как будет дальше, но сейчас рада, нет, не то слово, я счастлива, что мы так друг друга понимаем. Прямо тандем. Мы не очень давно вместе, но кажется, что это уже большой промежуток времени, очень значимый для нас обоих.

Когда я с тренером познакомилась, то… немного его побаивалась. Виктор Валерьевич  работал в сочинской школе, но сам был еще действующим спорт­сменом, а я занималась в Ейске. Видела, как круто он ходит на доске, как работает со своими ребятами. Да, это все было именно круто. Когда я перешла к нему, то испытывала уважение пополам с боязнью. Теперь – только огромное уважение.

Моя мама – это нескончаемый поток энергии. Она всегда помогала, вывела меня на нынешний путь. Благодаря ей я стала заниматься виндсерфингом, потом – ездить на соревнования. Прежде я занималась очень многими вещами, и это было очень мудро со стороны родителей. Но когда в 12 лет пришло время остановиться и предпочесть что-то одно, я даже боялась, что с их стороны будет давление. Зря боялась. Родители удивительно спокойно предоставили мне свободу выбора. Спасибо им.

Мама и сегодня продолжает помогать – прежде всего своей энергетикой, безумно сильной. Подталкивает вперед – меня, моих сестер. И многих людей вокруг.

Мои сестры – это моя слабость. Когда я скучаю по дому, то в первую очередь по ним. Дом, прежде всего, ассоциируется с ними. С родителями, конечно, тоже, но они взрослые и не так меняются, А 12-летние Катя и Василиса – всегда новые. Двойняшки, круто!

Бывает, приходится тренироваться и выступать в холод, тогда… И ничего страшного. Наверное, Россия нас закалила с детства. Холод… Ну и что? Это просто холод. Да, иногда мерзнешь, тебе бывает больно, но выходишь – и делаешь то, что должна делать… Холод – это в первую очередь дискомфорт, потому что он влияет на твое состояние на воде. Ты скованна во время гонок. Когда тепло, что говорить, конечно, приятнее.

Большая волна – это классно! Пусть даже, если дует сильный ветер, ситуация может оказаться экстремальной. Но потом выходишь из воды и чувствуешь такое удовлетворение – не передать. А на воде, особенно до тренировки или между упражнениями, можешь поиграть с волной – попрыгать или скатываться с нее… В общем, это очень интересно. Эмоции через край.

Когда-нибудь своим внукам буду рассказывать о… Прежде всего о том, что надо быть хорошим человеком. Достижение цели, самовыражение – все это важно, но даже важнее – уважительное отношение к другим людям. И к самой себе.

Ну и о соревнованиях, в которых участвовала, буду рассказывать, конечно. Надеюсь, впереди у меня много стартов, но пока самый главный – тот, что был на Олимпиаде в Рио. С него, возможно, и буду начинать свои рассказы.

Все вокруг говорят мне про Токио, про Токио, про Токио… Действительно, часто это слышу. Но не беру это в голову. Пусть говорят что хотят. У меня есть свои мысли, и я знаю, что сейчас рано думать о следующих Играх. Хотя до них не так много осталось, но… Пока важно другое. Тоже соревнования, тоже спорт, только не Токио.

Сейчас я читаю… Закончила «Двух капитанов» Каверина. Начала книжку с умным названием «Соревновательный вес: как стать сухим для пика работоспособности». Эта тема подходит в основном для аэробных видов спорта, а у нас такой непонятный вид, но все равно может пригодиться. Нужно себя держать, и у меня это пока получается, но интересно, как это делать грамотно, как стать еще более сухой, сильной и работоспособной. Думаю, в этой книге я найду много нового, но будут и моменты, когда я сама себе скажу: да-да-да, я именно так и делаю.

В сентябре прошлого года я бежала в Сочи триатлонную эстафету… Было здорово. Триатлон мне нравится. Восхищаюсь людьми, которые преодолевают половинку «Айронмена», а уж если всю дистанцию… Это вообще – нет слов, что-то потрясающее!

Я бежала в эстафете третий заключительный этап, в нашей команде все были любители, девочка плыла, парень ехал на велосипеде, а я замыкала. Если честно, впервые бежала 10 километров на время, потому что обычно, когда бежишь 40 минут, час, полтора – включаешь пульсометр и поддерживаешь определенный пульс. Я даже никогда не засекала дистанцию, и когда мне сказали: «Побежишь десятку», – ответила: «Ну, наверное, пробегу, но за сколько – не знаю».

В итоге получилось – за час, а на следующий день организм никак не отреагировал на эту нагрузку. Подумала: «Ну и хорошо, хуже мне не стало, уже плюс». Конечно, результат так себе, но я же все-таки не бегун…

Мне тогда мысль серьезнее заняться триатлоном запала в душу, но сейчас желание начинает постепенно пропадать. При нынешнем ритме жизни и без этого достаточно больших физических нагрузок. Поэтому, скорее всего, буду зрителем триатлона и участником  самых минимальных забегов, заплывов, заездов. У них там все вместе.

Еще хотела бы когда-нибудь попробовать… много-много всего. На самом деле тянет не к классическому спорту, а, скорее, к экстремальному. К преодолению себя, причем в первую очередь не к физическому, а моральному. Сначала я, наверное, буду максимально осваивать все доски. Сноуборд, серфинг, вейкборд. Этой зимой попробовала кайт в Египте – всего два дня, но как же это было классно! Правда, шея затекает, когда все время смотришь на парашют. Удалось совсем чуть-чуть поехать, даже повернуть и еще поехать – и я такая была счастливая! Да, и еще в большой яхтинг тоже хотелось бы углубиться. В общем, планов, как всегда, громадье!

Лучшим моим соревнованием в этом году было… Кубок Европы, Пальма-де-Мальорка. Я там третье место заняла и была очень довольна, потому что удачно прошла и отбор, и финальную серию.

У нас в этом году новая система: в финальную серию выходят 12 человек, и все обнуляется, очки сгорают. А я шла третьей, и было что терять. Если честно, я не верила, что справлюсь. Но справилась – к тому же в тяжелейших погодных условиях, при очень сильном ветре.

Я знаю, что могу быть лидером, но там, на Кубке, пришла к выводу, что, видимо, у меня есть даже больше сил, чем сама предполагаю. Это обрадовало.

Меня часто обвиняют в том, что я проваливаю начало решающих гонок… Какая разница, кто в чем меня обвиняет? У меня есть свой мозг, есть самокритика, у меня есть тренер, который находится в эти моменты со мной на воде. Он все видит и знает лучше тех, кто меня обвиняет.

Кроме того, нужно учесть, что на любых соревнованиях у меня есть еще 10–12 гонок, и какие-то старты я проваливаю, в каких-то начинаю нормально. А к примеру, в самой последней пока регате – в Сантандере – заключительные пять стартов были просто идеальные: три секунды – и я везла корпусов пять.

В моей жизни медальных гонок много. Все последние два года – постоянно, а за год 10–12 соревнований. Мне, естественно, тоже не нравится, когда в решающей гонке провальный старт, но это вовсе не система и не какая-то закономерность. Чтобы судить – нужно видеть, как было дело, но многие ли видят? В Рио меня на видеозаписи, особенно вначале, вообще почти не было. Других снимали.

Ситуации каждый раз абсолютно разные. Нельзя все под одну гребенку. Я научусь. Все гонки, конечно, идеальными не будут, но я к этому стремлюсь. Для этого и работаем.

В нашем классе RS:X есть старая система соревнований – с медальной гонкой, а теперь появилась новая – с полуфиналом и финалом… Не спрашивайте, какая лучше. Задашь самой себе этот вопрос, начнешь над этим думать – ничего хорошего не вый­дет. Сейчас используют обе системы, и подход должен быть простой: что нам дали – то и принимаешь.

А с другой стороны, вот прошло два турнира по новой системе, и хотя я каждый раз боюсь, но, тьфу-тьфу-тьфу, у меня получается. Если эта система работает – зачем мне ее грязью поливать?

Следующие для меня соревнования – Орхус, тестовые. За год до чемпионата мира. Надо посмотреть, какие там условия. Достаточно важная регата там состоится – первый отбор на Олимпийские игры.

Среди соперниц мне больше всего приятны… На самом деле приятны многие. Я их уважаю и вижу, что и они, в свою очередь, уважают меня. Даже те, кто прежде не обращал на меня внимания, теперь относятся по-другому. Видят во мне достойного соперника. А от некоторых уважение пришло сразу. Не стану называть ни имена, ни страны, но эти люди мне действительно очень приятны. Думаю, и они чувствуют мое к ним отношение.

Своими главными соперницами, в том числе и на будущее, считаю… Да все тех же. В нашем классе мало что меняется. Разве что сейчас очень сильная компания у китаянок. Их много, им выделяют хорошие средства. На том же Кубке Европы, проходившем на Пальме, китаянок было 11, а всего участниц – 58. И на других соревнованиях их не меньше пяти. Пожалуй, это самая сильная сборная. Смотришь на них и думаешь: надо и нам так же. Чтобы в двадцатке гонялось минимум пятеро из России.

Думаю, что моим главным спортивным качеством является… Нет, речь нужно вести о системе спортивных качеств, которые у меня есть. Раньше я думала, что это только сила, но сейчас понимаю, что тут и психология, и ум, и любовь к спорту. Прихожу к выводу, что я именно человек спорта, заточенный под него. Что-то одно не будет работать, только система.

Многие считают, что мое преимущество перед соперницами – в глиссировании… Вообще-то я сама так однажды сказала, вот на это и обратили внимание. Ничего удивительного: гонки мало кто видит. Да, это мой плюс, и хорошо, что я это преимущество не теряю. Глиссирование принесло мне медаль на Олимпиаде. Это очень физически сложный прием, потому что тебе нужно работать минуты четыре на пульсе 190–200. Потом пройти еще одну лавировку, после чего вновь фордевинд с тем же пульсом. Но, слава богу, мой организм позволяет это делать. Сама удивляюсь.

Я не ем мясо, потому что… год назад попробовала от него отказаться – и мне это понравилось, стало легче. Я слушаю свой организм. Мне мяса просто не хочется, я его и до того мало ела. У всех в голове: нужен белок – и на обед, и на ужин. А на самом деле и без мяса, знаете ли, хорошо. Родители поддержали. Вспомнили, что у них в детстве мясо было далеко не каждый день. В общем, это совсем не страшно.

Сейчас я еду в Краснодар сдавать экзамены и больше всего боюсь, что… они затянутся и не останется времени побыть дома. Я там не была уже двадцать дней. Экзамены должны занять неделю, и если получится, успею заскочить домой дня на два. Это стимул поскорей их сдать. А сразу потом – новые сборы.

Мобильное приложение Yacht Russia