300 лет
Легендарная Fastnet Race
В ближайшую субботу, 3 августа, стартует знаменитая регата Fastnet Race. Предлагаем вашему вниманию сокращенный вариант материала Андрея Кирсанова об этой удивительной гонке, который опубликован в августовском номере журнала Yacht Russia.  
Легендарная Fastnet Race

Гонка Rolex Fastnet Race, так звучит ее полное название, является одной из самых сложных морских офшорных регат. Каждые два года в порт Каус на острове Уайт, где стартует регата, стекаются яхтсмены со всего мира. Дистанция в 608 морских миль с огибанием скалы Fastnet, известной как «Слеза Ирландии», являвшейся последним кусочком суши, который видели ирландские эмигранты, уплывающие в Америку, изобилует опасностями, включая течения, огромные волны открытого моря и сильнейшие ветра.

Немного предыстории

В первой половине ХХ века из «длинных» морских регат существовали лишь основанная в 1904 году редактором журнала Rudder Томасом Флемингом Деем гонка Newport-Bermuda Race и ведущая свою родословную с 1860 года гонка Dublin Bay – Cork Harbour. Еще была организованная в 1906 году гонка из Калифорнии через Тихий океан на Гавайи, но она не получила должного внимания со стороны европейских яхтсменов, так как проходила в теплых водах, вдалеке от истинных, по мнению Старого Света, океанских вод – Атлантики. Наконец, на переломе веков было проведено несколько трансатлантических гонок, в которых соревновались огромные яхты с профессиональными командами.

Вообще, яхтенное сообщество южного побережья Великобритании и острова Уайт поначалу с большой долей скепсиса относилось к проведению океанских регат в холодных водах Восточной Атлантики. Бытовало мнение, что современные яхты для таких гонок не пригодны.

Разумеется, были и те, кто думал иначе, и среди них Джордж Мартин, который с 1905 года состоял членом Royal Cruising Club (RCC). Его слово имело вес, поскольку Мартин был дважды, в 1907 и 1908 годах, награжден главным призом RCC – переходящим кубком The Challenge Cup. Кубок был вручен за его плавания на 35-тонном гафельном куттере Chance 1903 года постройки: первое – от берегов Девона к Гибралтару и обратно; второе – вокруг Дании, во время которого экипаж посетил порты Норвегии, Швеции и Германии.

Так вот, по мнению Джорджа Мартина, Royal Cruising Club просто обязан стать организатором подлинно океанских гонок. Однако его идеи встречали жесткий отпор даже со стороны одноклубников. Против организации новой офшорной регаты высказались 129 члена клуба, лишь 49 были «за».

Разочарованный голосованием, Джордж Мартин покинул ряды Royal Cruising Club, но, естественно, не парусный спорт. К 1923 году он попрощался с Chance ради нового куттера Jolie Brise. Построенная в 1913 году, эта изящная яхта являлась одним из самых быстрых лоцманских ботов в нормандском порту Гавр, но была «уволена со службы» под натиском паровых собратьев. Именно этому судну было суждено сыграть ключевую роль в рождении Fastnet Race.

От своих идей Джордж Мартин и не собирался отказываться, мало-помалу вербуя сторонников организации 600-мильной океанской гонки со стартом в проливе Солент и финишем в Плимуте. И тут у него появился очень деятельный союзник…

В 1922–1924 годах англичанин Вестон Мартир принимал участие в Bermuda Race. Несмотря на то что навигационная ошибка в регате 1924 года оставила экипаж Мартира на последнем месте, воодушевленный спортивным азартом и самим духом состязания, он был полон энтузиазма и оптимизма и по возвращении на родину принялся забрасывать яхтенные журналы Великобритании предложениями провести похожую гонку в водах Северной Атлантики. Мартир писал: «Это, без вопросов, самый прекрасный спорт, в который только может быть вовлечен джентльмен, потому что для того, чтобы играть в эту игру, необходимо обладать отличительными чертами истинного спортсмена: умением, отвагой и выносливостью».

Начало легенды

Предложение Вестона Мартира горячо поддержали британские яхтенные журналы, и среди них – Yachting Monthly и Yachting World… К началу 1925 года движение в пользу проведения новой океанской регаты набрало обороты, и его было уже не остановить. Именно тогда

Джордж Мартин, Вестон Мартир и редактор Yachting Monthly Мадлен Хексталл-Смит сформировали Комитет по проведению гонки, который первым делом определился с маршрутом: пролив Солент – скала Фастнет – Плимут. Седьмого марта 1925 года на страницах газеты The Morning Post появилось извещение, что «регата пройдет под флагом Royal Western Yacht Club».

За месяц на гонку заявились четыре экипажа, а к первому июля список потенциальных участников увеличился до 14 вымпелов, включая одну команду из США. И все же 15 августа стартовало лишь семь экипажей, а ирландец Гарри Донеган, выступавший на 18-тонной яхте Gull, был единственным, кто слегка разбавил британский состав участников. Стоит, впрочем, отметить, что в то время британский яхтенный истеблишмент (и не только яхтенный) считал вопрос создания независимого ирландского государства всего лишь «временным заблуждением». И тем не менее регата, по сути, стала международной…

Первая гонка Fastnet оказалась классической с точки зрения результатов: быстрые лодки совершили стремительный рывок и успешно дошли до финиша в Плимуте, в то время как более медленные парусники столкнулись с порывистыми ветрами и неспокойным морем. В итоге две лодки сошли с дистанции, а одна не смогла дойти до финиша в отведенное для этого время – судьи-хронометристы уже отправились по домам.

Яхта Гарри Донегана имела более современные обводы по сравнению с лодками других участников регаты, и какое-то время Gull возглавляла флот. Она первой прошла острова Силли, но потом был поврежден марса-фал, скорость упала и лидерство захватила Jolie Brise Джорджа Мартина.

На обратном пути в Плимут при свежеющем юго-западном ветре 20 августа Донеган написал в своем логбуке: «Складной столик в кают-компании делает все, чтобы убить меня. Я получил удар в грудную клетку и подбородок, в то время как увесистый ящик всячески пытался отсечь одну или обе мои ноги».

Но все это были пустяки по сравнению с главной задачей – догнать Jolie Brise. Шансы были, но ошибка, допущенная командой Gull в условиях плохой видимости, увела яхту к северу от Лендс-Энд, скалистого мыса на юго-западе Великобритании.

Победителем первой Fastnet стал экипаж Jolie Brise со временем 6 дней 14 часов и 45 минут. Вторым был 38-футовый куттер Fulmar, третьей пришла Gull.

Забегая вперед, скажем, что Jolie Brise побеждала в Fastnet Race в 1929 и 1930 годах и что эта яхта по сей день на плаву, принимает участие в регатах, а в 2000 году одержала победу в общем зачете в регате Tall Ships Race.

Новый клуб

Именно во время первой гонки Fastnet Джордж Мартин объявил о создании Ocean Racing Club, а также о проведении пришедшейся яхтсменам по вкусу регаты в следующем году. Действительно, гонка показала себя захватывающим состязанием, и к тому же в ней можно было участвовать малым экипажем или даже в одиночку.

В своем послании Вестону Мартиру от 12 ноября 1925 года Гарри Донеган признавался: «Я в восторге от этой гонки и рад получить ваше письмо, которое дышит морем. И позвольте сказать, что если моя команда произвела на вас впечатление, то вряд ли большее, чем это состязание – на нас. Я впечатлен тем, насколько высок класс яхтсменов, которые разделяют идеи Ocean Cruising Club, а значит, у регаты есть будущее».

Заметим, что, несмотря на несомненный успех регаты, были яхтсмены, по-прежнему настроенные против этой гонки, и все же сторонников становилось все больше. И среди этих энтузиастов нашелся человек, решивший строить яхту специально с прицелом на эту регату. Шотландец Норман Баксендейл заказал Уильяму Файву III построить куттер с бермудским вооружением, который будет соответствовать новым правилам Ocean Racing Club – 70 футов в длину, 50 футов по ватерлинии. На чертежных досках, а затем на стапеле закипела работа. Новому паруснику было дано имя Hallowe’en.

Во второй раз

Конечно, были те, кто, однажды приняв участие в гонке Fastnet, больше не намеревались вновь вовлекаться в эту авантюру, но нашлись и те, кто полагал это для себя обязательным. И среди этих «упертых» был Гарри Донеган, который заявил о своем непременном участии в регате 1926 года.

Во второй Fastnet Race приняло участие восемь яхт. Несмотря на сильный, удобный для нее ветер, Hallowe’en была на финише первой с отрывом всего в 10 часов, установив при этом рекорд для данной дистанции, который держался до 1939 года. К тому времени организаторами регаты к участию были допущены более крупные парусники, так что этого следовало ожидать. Новое рекордное время принадлежало 88-футовому иолу Nordwind, которым управлял немецкий экипаж, и надо отметить, что немецкие яхтсмены отнюдь не расположили к себе организаторов регаты своим странным внешним видом и поведением: они были одеты в военную форму, а на церемонии вручения вскинули руку в гитлеровском приветствии. Если же исходить из размеров яхты, то до 1971 года никто не мог побить рекорд Hallowe’en, пока на воду не была спущена яхта Теда Тернера с патриотическим названием American Eagle.

Лидеры и участники

Проводить Fastnet каждый год, как это предполагалось, все же оказалось не по силам организаторам, и с 1931 года регата стала проводиться раз в два года, со временем став своего рода квалификационным минимумом для яхтсменов-кругосветчиков.

Если посмотреть на первые 15 регат, с 1925 по 1953 год, то статистика неумолима: англичане уверенно удерживали в ней первенство – 10 побед. Четыре раза побеждали американцы (примечательно, что три из этих побед были одержаны на яхтах, спроектированных бюро Sparkman & Stephens). Всего одна победа за этот период досталась голландским яхтсменам, выступившим в 1937 году на паруснике Zeearend.

К 1970-м годам популярность регаты стала невероятной после того, как в ней стали принимать участие такие гранды, как Френсис Чичестер, Робин Нокс-Джонстон и даже… лидер партии консерваторов Эдвард Хит, которому в гонке 1969 года на борту яхты Morning Cloud удалось занять седьмое место в своем классе.

В 1973 году были введены Международные правила обмера (International Offshore Rule), и в том же году команды и лодки получили разрешение на спонсорскую поддержку.

Трагедия 1979 года 

Для каждой гонки могут наступить черные дни. В августе 1979 года страницы газет и журналов, даже далеких от яхтенной тематики, запестрели мрачными заголовками: «Гонки со смертью», «Погибших могло быть больше», «Только ли стихия виновата?». В репортажах с места событий, в интервью с официальными лицами обсуждались обстоятельства и причины трагедии, разыгравшейся во время очередной гонки Fastnet.

В субботу 11 августа при 3–4-балльном западном ветре в порте Кауса стартовал флот из 306 яхт. С интервалами в 10 мин на дистанцию ушли лодки семи различных классов. Субботу и воскресенье флот продвигался вдоль южного берега Великобритании при слабых ветрах западного направления и плохой видимости. Ничто не предвещало дальнейшего ухудшения погоды. Когда в ночь на понедельник метеостанции передали прогноз, обещавший усиление ветра до 5–6 баллов, большинство участников регаты этому были даже рады.

Почти одновременно со стартом регаты далеко от Кауса – над берегами Канады – зародился циклон, который начал свое движение через северную Атлантику со скоростью около 1000 миль в сутки. Приблизившись к берегам Ирландии, теплые массы воздуха, пришедшие с западного побережья Атлантики, столкнулись с холодным фронтом, идущим со стороны Исландии. За короткий промежуток времени давление в центре циклона упало до 979 мбар, траектория движения циклона резко отклонилась от маршрута, очерченного синоптиками, на север, и циклон прошел над самым центром Ирландского моря – между архипелагом Силли и скалой Фастнет. Стоит ли говорить, что к началу шторма здесь оказалась основная масса яхт…

Дежурный спасательной станции Королевского ВМФ в Калдроузе – на полуострове Корнуолл, коротая свою вахту, в 1:40 услышал, как в динамике зазвучал ослабленный расстоянием и помехами тревожный голос: «Мэйдэй!» Экипаж яхты, на которой был поломан руль, просил срочной помощи: волны сорвали крышку люка.

Вскоре сигналы бедствия стали поступать один за другим, призывы о помощи заполнили эфир. В основном они подавались с яхт, которые еще не достигли скалы Фастнет и находились к норд-весту от Силли на расстоянии от 15 до 100 миль от мыса Лизард.

Вот итог: шестьдесят девять яхт не финишировали, двадцать четыре были оставлены экипажем, пять затонули, погибло 15 яхтсменов. Драма Фастнета 1979 года стала самой крупной трагедией в истории современного парусного спорта.

Люди со стороны

Борьба двух морских наций, англичан и французов, проявилась в полной мере и в водах Ирландского моря.

Первую победу Франции в Fastnet принес в 1967 году не кто иной, как Эрик Табарли на Duick III, 17-метровой алюминиевой яхте, спроектированной им самим. В том же году он выиграл на этой лодке регату Сидней–Хобарт.

После этого удача раз за разом отворачивалась от французов, пока в 1999 году Whirlpool-Europe 2 под управлением Катерин Шабау не оказался первым на финише. В 2005 году победителем Fastnet по скорректированному времени стал французский экипаж Жана-Ива Шато на Iromiguy.

В 2013 году снова торжествовали французы, победили они и в следующих сезонах – в 2015 и 2017 годах.

В 2001 году официальным спонсором Fastnet стала швейцарская часовая компания Rolex. Имя спонсора добавилось к официальному названию регаты, она стала называться Rolex Fastnet Race.

В 2013 году список заявок на участие Fastnet был заполнен за 24 часа с момента его открытия. (В последние годы, чтобы заявиться, нужно уложиться в пять минут.) В том году в списке участников оказалось рекордное число – 12 – экипажей из России. Вообще, за почти вековую историю гонки в ней не раз участвовали российские экипажи. Так, в 1997 и 1999 годах это был катамаран «Иван» (причем одержавший победу в своем классе). Еще один постоянный участник – петербургская яхта «Анна». В гонке несколько раз участвовала и команда Российского клуба офшорных гонок SeaVentus.

В целом за всю историю знаменитой гонки англичане одерживали победу в ней 17 раз, в то время как французам удалось прийти первыми шесть раз, но наметившаяся за последние три гонки тенденция сулит в 2019 году добавить регате огня. И все же пока остается лишь гадать, кто станет сильнейшим в этом году: снова французы, англичане… а может быть, кто-то еще?