300 лет
Высокий класс
В этом году классу «Дракон» исполняется 90 лет. Рассказу об удивительной «драконьей» истории посвящен материал, который был опубликован в сентябрьском номере журнала Yacht Russia.
Высокий класс
© Елена Разина

История класса «Дракон» началась в 1928 году, когда совладелец небольшой верфи и уже известный конструктор Йохан Анкер решил принять участие в конкурсе Гетеборгского Королевского яхт-клуба. На конкурс требовалось представить проект недорогой «молодежной» яхты, на которой было бы удобно ходить по шхерам и фьордам

Текст Антона Шибаева и Артура Гроховского при содействии Фионы Браун

Килевая яхта с бермудским вооружением, представленная норвежским конструктором, была удивительно изящна. Длинные носовые и кормовые свесы делали ее элегантной и в то же время стремительной. В маленькой каюте было два спальных места, что без особого комфорта, но все же позволяло пуститься в автономное плавание. Этот проект оказался настолько удачным, что стал победителем конкурса. Первая лодка была построена в 1929 году на верфи Anker & Jensen.

Общая длина «Дракона» по проекту составляла 8,9 м, но по ватерлинии всего 5,65 м, ширина 1,95 м, осадка 1,2 м, чугунный балластный киль весил 1000 кг. Первоначально у лодок были небольшие каюты, но постепенно «каюта» превратилась в простенькую рубку-убежище. Первые яхты имели площадь парусности 20 м2, а спинакеры не допускались до 1938 года, но с тех пор общая площадь грота и генуи увеличилась почти до 28 м2. Мачта в то время была деревянной, имела одну пару длинных краспиц. В 1945 году  рангоут был изменен, появилась верхняя пара краспиц и ромбо-ванты.

О том, как яхта обрела имя «Дракон», спорят и поныне. Из множества версий наибольшим доверием пользуются две. Согласно первой, Йохан Анкер дал яхте это имя в честь кораблей викингов – знаменитых дракаров, которые древние мореходы украшали резными изображениями драконьих голов. Вторая версия утверждает, что во всем виноват случай. Когда проект поступил в штаб-квартиру Международного союза парусного спорта (IYRU), которая, как и штаб-квартира нынешней Международной федерации парусного спорта (ISAF), находилась в Англии, фамилию Anker англичане перевели как anchor – «якорь», а в обратном переводе на норвежский «якорь» кем-то был записан как draggen. А потом те же англичане «поправили» draggen, превратив его в dragon. Так появилось название лодки, а потом и целого класса яхт.

Восхождение к вершинам

Так получилось, что клубы Клайда уже искали подходящую лодку на замену большим и дорогим классам. Несмотря на отсутствие интереса со стороны Ассоциации гоночных яхт и возражения «старой гвардии» (дескать, «в старой доброй Англии не может быть лодок иностранного дизайна и иностранного производства»), Дж. Хоуден Хьюм и Джордж Пейсли объявили, что они уже купили «Дракон» по имени «Анита», который и показали на верфи Макгрейера в Клиндере.

К 1933 году яхты Йохана Анкера завоевали популярность не только в Скандинавии, но и в Европе. В том числе появились они и в водах Великобритании, считающейся законодательницей мод во всем, что касается паруса. В том году господин Болл, член Royal Clyde YC, путешествовал по Скандинавии, где увидел «Дракона» и был настолько впечатлен им, что получил чертежи и привез их на родину.

Первые шесть британских «Драконов» были построены тем же Макгрейером, который брал за них по 220 фт. ст. Успех класса в Шотландии был ошеломляющим, и к 1936 году в Клайде были уже 14 «Драконов». Там же состоялась первая из серии международных гонок, а конференция яхт-клубов Клайда в 1937 году учредила Золотой кубок «Дракона», который по сей день остается самым желанным международным трофеем. Тогда же «Дракон» был признан международным классом.

«Дракон» покорял сердца яхтсменов не только внешним видом, но и простотой управления, скоростными качествами. Это был прирожденный гонщик, поэтому ничего удивительного нет в том, что в конце концов яхта избавилась от профессии «шхерный крейсер». Она была просто обречена на участие в регатах, острую спортивную борьбу и на то, чтобы стать монотипом.

В 1946 году В.М. Макинлай, секретарь конференции яхт-клубов Клайда, посетил Норвегию и узнал от сына Йохана Анкера – Эрика – следующее. Перед смертью его отец настаивал на том, чтобы в знак признания того, что британские моряки сделали для Норвегии во время войны, ни один британский строитель «Драконов» не должен платить конструкторские роялти.

С 1947 года верфь по строительству «Драконов» открылась во Франции. В 1948 году в честной конкурентной борьбе «Дракон» вытеснил более дорогие 6-, 8- и 12-метровики с олимпийской акватории, получив статус олимпийского класса.

После 1948 года «Дракон» участвовал еще в шести Олимпийских играх, после чего его заменили на «Солинг». Тогда многие решили, что популярность класса мгновенно упадет и он постепенно умрет. Этого не произошло, и ныне многие яхтсмены считают, что этому классу вообще лучше быть вне центра внимания и острой конкуренции тех, кто борется за олимпийские медали. Яхтсменам-драконистам хватает наград и без них.

Международная ассоциация «Драконов» (IDA) всегда отличалась дальновидностью и в 1957 году разрешила использовать синтетическую парусную ткань, а в 1971 году металлические стрингеры. Тем временем Берге Борресен, обладатель Золотого кубка 1967 года, в сотрудничестве с Регистром судоходства Lloyds разрабатывал спецификацию, которая в 1972 году была «узаконена» и стала основой для еще более судьбоносного решения – о строительстве «Драконов» из стеклопластика. Правила требовали, чтобы лодка была полностью построена из пластика. Однако позже стало ясно, что многим владельцам больше по душе идея легко обслуживаемого корпуса в сочетании с привлекательными внешне деревянными палубой и надстройкой, и в правила были внесены соответствующие коррективы. Что осталось неизменным – все новые «Драконы» должны пройти испытание кренованием, чтобы доказать: строительство велось в соответствии со спецификацией. А что же старые деревянные лодки? Далеко не все они были списаны в утиль, многие яхтсмены их по-прежнему холят и лелеют, а порой и выигрывают на них престижные соревнования. Такова сила красоты.

«Дракон» в СССР

Первые «Драконы» появились в СССР в начале 1950-х годов. Страна намеревалась выйти на олимпийскую арену и побеждать на ней. Разумеется, и в парусе тоже. Поэтому внимание к «Дракону», как одному из самых популярных классов яхт, было объяснимо.

Появившись в Союзе, яхта вызвала настоящий фурор. Ее совершенный корпус, легкий дифферент на корму, чуть заваленная мачта вызывали восторг. Нравилось буквально все! Какую-то особую привлекательность яхтсмены находили даже в начертании латинской буквы D на гроте, которую после номера судна дополняли буквы SR (Советская Россия).

Уже в 1952 году было налажено собственное производство «Драконов», и через несколько лет именно яхты этого класса стали основой флота многих яхт-клубов. За 20 лет в СССР было построено более 1000 «Драконов», и все они были востребованы. Даже когда лодка заканчивала «спортивную» карьеру, это не означало, что ее парусная жизнь завершилась. «Драконы» переделывали в «крейсера», и природная мореходность позволяла этим яхтам успешно справляться со своей новой ролью. Да и вспомним – Йохан Анкер задумывал «Дракон» все же именно как шхерный крейсер.

Класс развивался уверенно и успешно вплоть до 1972 года, когда «Дракон» был отстранен от Олимпийских игр. Постройка «Драконов» в СССР была тут же прекращена. Перспективные гонщики пересели на «перспективные», то есть олимпийские, классы. Спортивное руководство перестало поддерживать организацию гонок неолимпийского класса. По яхт-клубам запылали костры из «Драконов». Там, где руки не поднимались сжечь такую красоту, лодки оставляли гнить под дождем и снегом.

К счастью, не все «Драконы» постигла такая печальная участь. Яхтсмены слишком любили эти яхты, чтобы вот так просто и бестрепетно расстаться с ними. И все же многие думали, что класс обречен, что возрождение невозможно. Они ошибались.

Возрождение в России

К началу 2000-х годов лодок, готовых выходить на воду, осталось единицы. Не допустить гибель «Дракона» как класса взялись энтузиасты Москвы и Санкт-Петербурга.

Сергей Иванов (директор подмосковного яхт-клуба «Нептун») и Сергей Богданов (фотограф и дизайнер) с целью собрать флот и продолжить гоняться на «Драконах» организовали московский «Дракон-клуб». Двадцать первого мая 2003 года прошло первое его собрание. За год до этого началась реализация проекта по восстановлению чудом уцелевших старых корпусов, и уже летом первый отреставрированный «Дракон» можно было увидеть на чемпионате Москвы на Пестовском водохранилище. В 2003 году были закончены работы над вторым корпусом, и, что характерно, яхты не просто ремонтировались, им возвращали первоначальный вид, былую красоту лакированного дерева.

На старт первого чемпионата России в классе «Дракон», прошедшего в 2003 году, вышли пять яхт. Дальше все шло по нарастающей. Через пять лет флот «Драконов» состоял из более чем полусотни яхт, чемпионаты стали ежегодными, была создана ассоциация. Это стало возможным благодаря яхтсменам яхт-клуба «Пирогово» Александру Ежкову, Арнольду Штернбергу, Анатолию Карачинскому – энтузиастам, также одержимым мечтой возродить класс «Дракон» в России.

Москвичей поддержали питерские яхтсмены. В 2006 году Игорем Фроловым, Сергеем Язиковым и Владимиром Логиновым была создана верфь West Project. Для строительства лодок у английской верфи Petticrows была приобретена матрица «Дракона». К 2013 году верфью были построены семь яхт, которые сейчас составляют костяк современного флота «Драконов» Санкт-Петербурга.

Сегодня зарубежные яхт­смены из Германии, Швеции, Финляндии, Дании, Украины и даже Гонконга приезжают в Россию, чтобы на нашей воде сойтись в поединке с россиянами. В свою очередь российские драконисты участвуют во всех крупнейших международных регатах, являясь грозными соперниками иностранных яхтсменов и неизменными фаворитами соревнований.

На любых акваториях все чаще на парусах рядом с традиционной буквой D можно увидеть буквы RUS. И это уже не возрождение, это жизнь.

«Дракон» сегодня

С 1990 года в мире «Драконов» безусловным лидером стала верфь Petticrows под руководством Пола-Рикарда Хой-Йенсена. С момента основания верфи в 1988 году ею было выпущено почти 800 лодок, а недавно по количеству построенных яхт Petticrows превзошла верфь Børresen.

Надо заметить, что в 1990-х годах яхта претерпела ряд изменений (в частности, была изменена проводка снастей), осуществленные под неусыпным контролем Технического комитета IDA. Это была сложная эпоха, когда нормативные акты ЕС требовали улучшения плавучести для всех прогулочных судов.

Наряду с разработкой новых лодок руководство IDA активно внедряло стратегию поддержки национальных ассоциаций в маркетинговой деятельности и поощрения новых стран к увеличению флотов класса «Дракон». При этом тщательно отбирались места для проведения  регат, также было улучшено управление гонками с введением регламента чемпионата, который стал отправной точкой для развития многих других классов. И результат налицо: на основных чемпионатах собирается более 75 лодок.

В новом тысячелетии самым ярким событием стало 75-летие класса. В 2004 году на Французской Ривьере собралось 275 «Драконов». Все громкие имена парусного мира почли за честь прибыть в Сен-Тропе. Все яхтсмены, отметившие своим участием в гонках юбилей «Дракона», все еще говорят об этом событии, а лучше всего говорит о нем стартовая линия длиной более 2,5 км!

Сегодня Petticrows (сейчас верфь в собственности Тима Тавинора, одного из самых успешных строителей лодок олимпийского класса) привлекла дизайнеров Кубка «Америки» для улучшения формы корпуса яхты. О чем это свидетельствует? О постоянном стремлении к совершенствованию лодки, что уравновешивается мандатом IDA на контроль над разработкой, что в итоге не приводит к немедленному устареванию предыдущих моделей.

Это ключ к успеху «Дракона» сегодня: хотя ему 90 лет, он все еще развивается.