Уку и Майби Рандмаа «В пути. С тобой и без тебя»

Друзья! Яхтсмены! Yacht Russia готовит к выпуску новую книгу!  Ее написали эстонский яхтсмен Уку Рандмаа, который принял участие в кругосветной гонке Golden Globe Race, стартовавшей в 2018 году и его жена Майби, заботившаяся в это время о доме и об их маленьких двойняшках. Мы предлагаем вашему вниманию первые главы книги. 

Уку и Майби Рандмаа «В пути. С тобой и без тебя»
© Golden Globe Race

Знаете ли вы, каково это – провести в одиночестве девять месяцев в открытом море? Эстонский яхтсмен Уку Рандмаа принял участие в кругосветной гонке Golden Globe Race, стартовавшей в 2018 году. Это было невероятное по трудности плавание, участники которого отправились в путь на яхтах схожих размеров и с теми же навигационными приборами, которыми пользовались участники самого первого подобного соревнования, состоявшегося 50 лет назад. Никакой современной техники или средств связи! Не говоря уже о возможности сделать остановку в каком-нибудь порту.

В этой книге сплелись два мира – море и земля, мир внешний и внутренний. В море Уку Рандмаа вел дневник, и в это время его жена Майби заботилась об их доме, об их маленьких двойняшках. В результате появилась книга, в которой переплетаются мысли и чувства двух людей, которым не было легко, но которых спасала любовь, которую удается сберечь, даже когда любимые и любящие очень далеко друг от друга.

Мы готовы принимать предзаказы на книгу Уку и Майби Рандмаа «В пути. С тобой и без тебя». В ней более 300 страниц и более 100 фотографий! Оформить предзаказ можно прислав заявку на адрес редакции – info@yachtrussia.com, указав в теме письма «Уку».

А пока – товар лицом. Мы предлагаем вашему вниманию первые главы книги, которые много скажут о ее авторах и о гонке, в которой принял участие Уку Рандмаа, которая уже стала историей, а участники – ее действующими лицами.

Уку и Майби Рандмаа «В пути. С тобой и без тебя»

Эта книга о том, как осуществляются мечты, казавшиеся несбыточными. И о том, как некоторые уходят, оставляя близких и домашние дела, и годами ищут синюю птицу, зная, что ее не существует. А еще она о трудностях, которые встречаются на пути человека, и о душевной боли. И конечно же, эта книга о любви того, кто решился в одиночку отправиться в кругосветное плавание, бросив вызов силам природы, без помощи со стороны и без остановок, используя только то снаряжение и приборы, что были в ходу 50 лет назад, когда такая кругосветка впервые стала реальностью. Наперекор одиночеству.

Говорят, что корабли тогда были из дерева, а люди – из железа. Но я-то не из железа, поэтому не знал, смогу ли, получится ли у меня. Время должно было дать ответ.

Узнав об этой гонке, я выяснил, каковы критерии отбора участников. Нужно было иметь в багаже 8000 морских миль в открытом море и как минимум 2000 миль одиночного плавания. С этим у меня проблем не было. В моем яхтенном журнале значились 34 000 морских миль, и все в одиночку.

Я отправил запрос Дону Макинтайру, организатору гонки. Ответ пришел быстро. Мне было сказано, что, безусловно, я могу быть зарегистрирован, вот только… мое имя будет занесено в список ожидания, поскольку все 25 мест заняты. Однако огорчаться не стоит, так как, согласно прогнозам, неизбежен отсев…  В общем, надо было готовиться.

И прежде всего я должен был поговорить с женой.

Я хотел говорить спокойно, взвешенно, но неожиданно разгорячился, рассказывая, как это происходило 50 лет назад, когда стартовали 9 яхт, а к финишу пришла только одна. Я рассказал обо всех участниках той гонки, о том, как сложились их судьбы…

Жена согласилась неожиданно легко. Я до сих пор не знаю, почему. Хотя, нет, знаю: ею двигали бескорыстие и любовь. Только любовь способна на такое! И если вы думаете, что настоящей̆ большой любви в мире мало, вы ошибаетесь.

***

Когда Уку сказал мне о своем желании принять участие в этой сверхопасной гонке – безостановочной, кругосветной и одиночной, которая продлится примерно 9–10 месяцев и которая потребует огромных финансовых затрат, я сразу согласилась.

Почему? С какой стати? Так наверняка спросит любой здравомыслящий человек. Отвечаю. Во-первых, здравомыслие – это не мое. А во-вторых, это было приключение, а вернее так – Большое Приключение, где каждое слово с большой буквы, в котором я сама хотела бы участвовать, если бы лучше умела ходить под парусом и если бы у меня были стальные нервы, без которых не провести несколько месяцев в одиночестве.

Если какой-нибудь мужчина сейчас бегает вокруг своей жены с этой книгой в руках, используя ее как аргумент, почему она должна восторженно рукоплескать его желанию участвовать в Большом Приключении, которое ждет его в пятницу вечером в ближайшем пабе, то... это совсем иное. Мой муж решил участвовать в настоящем испытании, где на кону жизнь и смерть. Но я была уверена в его знаниях, способностях, в его жажде жизни. И я знала, что он справится, что он вернется. И неважно, когда, главное - вернется. Что еще я могла испытывать, кроме гордости за моего Уку?

Конечно, не все разделяли мою уверенность. Вообще, это было странно, а порой забавно видеть, как объясняли некоторые знакомые, полузнакомые и вовсе незнакомые люди решение Уку принять участие в этой гонке. Некоторые, например, были уверены, что он отправляется в столь дальний путь, чтобы основательно покопаться в своем внутреннем мире. Кто-то договаривался до того, что он нашел самый необычный способ удрать из дома. Многие заглядывали мне в глаза со словами: «Женщина, у тебя что, мозги расплавились, раз ты позволяешь отцу годовалых двойняшек отправиться… туда?» Они не понимали, что мне вовсе не просто было дать свое согласие. Но если бы мне был нужен обычный мужчина, с усами и в растоптанных шлепанцах, который каждый вечер после работы расслабленно потягивает пиво на диване, я бы нашла такого. Но мне был нужен мужчина особенный, который не представляет свою жизнь без новых впечатлений, без приключений, который готов проверять себя на прочность. Поэтому я сказала «да» и ни разу, ни секунды не жалела об этом.

Есть вещи, очень простые вещи, в которых нельзя отказывать мужчине, если ты хочешь быть с ним рядом, пускай не в на борту его лодки – в жизни.

Поэтому, мой Уку, в море, в море!

1 июля

Старт – это начало. Всякое начало – это конец чего-то. Надеюсь, что в моем случае это конец моей почти четырехлетней подготовки к Большому Приключению.

16.00. Уже четыре спокойных часа под парусом. К счастью, остались позади бесконечные пресс-конференции, собрания, приемы...

Я улыбаюсь. Бискай сегодня милостив… Для тренировки взял пеленги на аэропорты Ла-Рошели и Нанта. После этого снял дверь в гальюн. Больше она ни к чему, я один. К тому же, без двери я смогу использовать это помещение для сушки одежды, ведь циркуляция воздуха стала лучше.

18.00. Съел немного йогурта... Ритм моря убаюкивает, но я на вахте, настраиваю ветровой автопилот. Я должен заставить его нормально работать!

После старта мне никак не удавалось придерживаться курса - мешали лодки, яхты, корабли, провожавшие нас в море. В небе стрекотали вертолеты. Не было другого выхода, как самому встать за штурвал.

Наконец разобрался, в чем беда. Одна из регулировочных кнопок была в неправильном положении. Исправил, и сейчас все хорошо.

Курс 250 приведет меня к мысу Финистерре, до него еще 600 миль.

Вижу всех моих конкурентов. Я где-то на шестом месте.

Ветер постоянно меняет направление на 30 градусов, заставляя быть начеку.

Старт – это начало…

Господи, храни Ле-Сабль-д’Олон! Встретимся через восемь месяцев. Если повезет.

2 июля

Ночь прошла спокойно. Наконец-то полноценный отдых после свистопляски последней недели.

У меня нет будильника, но я просыпался каждые 50 минут для контрольного рейда. Выглядит это примерно так. Прежде всего - натянуть на ноги кроксы. Исходя из моего опыта, это лучшая обувь для яхтсмена: быстро надеваются и не скользят по палубе. Затем вверх по трапу и оглядеться – сначала, что творится по правому борту, вдруг там есть кто, кому я обязан уступить дорогу. После этого обозреть горизонт невооруженным глазом, потом в бинокль: для этого надо дождаться, когда яхта взберется на гребень большой волны и поймать этот момент, прежде чем мы с ней свалимся вниз. Далее - контроль курса. Автопилот послушен ветру, и в своей покорности ему меняет курс. Это может быть опасно, а значит, без постоянного контроля не обойтись. Затем настройка парусов, ночью для этого нужен фонарь, чтобы видеть, как ведут себя «колдунчики». Вообще-то, я буквально нутром чувствую, как работают паруса, но всегда лучше проверить и увидеть своими глазами. Под конец остается убедиться, что в порядке фалы и шкоты, и – все, можно отправляться спать в свою нору. Чтобы проснуться через 50 минут…

Этой ночью мне снились сны. В основном о доме и Майби. К счастью, это были не кошмары. Скорее, разговоры. Я верю, что ночные кошмары могут свести моряков с ума. Я думал о нашем последнем разговоре. Я слышал, как что-то говорили по телевизору, а потом Майби начала возиться с каким-то штепселем, и телевизор свалился с креплений. Это было забавно, но важнее всего то, что она сказала: «Я люблю тебя».

Любовь – это самое главное, самое чистое и бескорыстное чувство, которое может испытывать человек. И это одно из самых хрупких чувств. Жизнь без любви бессмысленна. Может быть, это прозвучит банально, но здесь, в Северной Атлантике, мне представляется это неоспоримым.

Нашу флотилию разбросало. Некоторые затихарились и сознательно не выходят на связь, у других, наоборот, неуемное желание общаться по радио. Я придерживаюсь своей скромной позиции и разговариваю совсем немного.

Батареи разряжаются. Им не хватает солнца. За день до отплытия я включил холодильник и буду пользоваться им, пока не пересеку экватор, мне нужны свежие продукты, и как можно дольше. Но потребление 4,2 A откровенно печалит.

17.00. Я перешёл на UTC, это время по Гринвичу. Планирую держаться этого времени на протяжении всего рейса. Так проще, когда речь идет о радиосвязи и астрономии.

Вытащил из холодильника подаренное на одном из приемов шампанское Bauget-Jouette Carte Blanche. Отлил глоток Нептуну, чтобы он был милостив ко мне.

Выпил и сам. В голове кружились мысли. Волны поднимали и опускали меня. Я то видел горизонт, то передо мной была лишь синь океана.

Авторулевой исправно делает свою работу. Надо бы придумать имя моему спутнику в этом долгом пути. Но помощник он норовистый: вчера вечером выяснилась забавная штука – он закрывает кормовой огонь, и с кормы меня при всем желании невозможно увидеть.

Жизнь тем временем входит в привычную колею. Пресную воду я использую только для питья и приготовления пищи. Большой плитой не пользуюсь, потому что это слишком значительный расход газа, хотя перед плаванием я закупил 15 баллонов, но газ может понадобиться для обогрева каюты в Южном Океане. Воду я кипячу на маленьком примусе, это и быстро, и экономно.

18.00. Занялся работой по судну, которой, как известно, не бывает конца. Поменял линь, которым зафиксирован штурвал, потому что при использовании ветрового устройства штурвал остается неподвижным, и он должен быть неподвижен! Предыдущие лини были чуть толстоваты для купленных в Ле-Сабль стопоров, новый же оказался как раз.

19.00. Попытался подсоединиться к русскому инфочасу. В Ле-Сабль я получил их частоты и время выхода на связь от радиста команды Игоря Зарецкого, которому я «дружище», поскольку знаю русский язык.

Кроме того, сегодня все обязаны отправить сообщение судьям с помощью гаджета под названием НИ-3 и сделать телефонный звонок по системе SAT. Вся эта рутина – для обеспечения безопасности плавания.

Утром у меня кружилась голова после ночной вахты, так что не хотелось ни чая, ни кофе. А ближе к обеду очень захотелось супа. Ничего не оставалось, как разогреть приготовленный еще на берегу борщ. O, как это было вкусно!

Тем временем пропал из виду ирландец Грегор. В середине дня я проскочил у него перед носом, рассчитывая получить небольшое преимущество благодаря заходу ветра, а потом мы потеряли друг друга из виду. Как же велико море и как легко здесь потеряться.

Продолжение следует…