300 лет скидка
«Не цель, а образ жизни»
Начать в наступившем году наш цикл «Интервью по вторникам» мы решили, конечно же, с беседы с Ирой Грачевой.
«Не цель, а образ жизни»

Надо ли напоминать, что Ирина - лауреат премии «Яхтсменка век», победительница открытого чемпионата Франции по океанским гонкам, держательница рекорда пересечения Атлантики «в четыре руки» на яхте Class 40…и прочая, и прочая, и прочая.

Беседовал Артур Гроховский

YachtRussia: Ира, добрый день! Скажи, ты прошла путь от «простого матроса» на клубной яхте до участницы Мини-Трансата и победы в открытом чемпионате Франции. Похоже, парусный спорт теперь стал для тебя главной целью жизни? Или ты по-прежнему думаешь и о «сухопутной» карьере тоже? Каким ты видишь свое будущее?

Ирина Грачева: Я бы сказала, что парусный спорт – это не цель, а образ жизни. Цель – это что-то более конкретное – участие в гонке Vendee Globe, например. Это можно назвать целью.

«Сухопутная» карьера в моей жизни тоже присутствует, без этого никуда. Я очень люблю свою основную работу и нашу компанию «Норд-Консалтинг», мы занимаемся консультированием и полным сопровождением крупных международных компаний в области сертификации промышленного оборудования.

Кроме того, мне пришлось освоить совершенно новую для меня профессию менеджера спортивных проектов в парусе. Свою кампанию Irina Gracheva Racing я создала с нуля и продвигаю самостоятельно, сама ищу финансирование и инвесторов, занимаюсь технической стороной, планированием, SMM, сама себе тренер и метеоролог. Мне, конечно, помогают друзья и соратники по мере возможности. Это очень интересный опыт, и я очень рада, что он приносит свои плоды!

YR: Когда ты начинала, то предполагала (или мечтала), что все может так повернуться?

И.Г.: Нет, я не задумывалась, что могу подняться так высоко. Не то чтобы я не верила в себя, я просто не задумывалась. Я хотела осуществить свою мечту – пройти гонку Мини-Трансат, абсолютно не представляя, с чем придется столкнуться. Мне казалось, что речь шла об одной конкретной гонке, а на деле двухлетняя подготовка к ней полностью изменила меня и мой подход.

Основной ценностью стал полученный опыт, осознание собственных возможностей и стойкость к трудностям. А еще я усвоила важный урок: даже если кажется, что ты потерял все (как я полностью потеряла лодку) – это не значит, что ты проиграл. Важно то, как ты используешь полученный опыт. Я вижу снова и снова подтверждение этой мысли в историях гонщиков Vendee Globe, многие из которых прошли через еще более серьезные аварии и потери.

YR: Не прикидывала ли ты для себя возможность участия в Олимпийских играх в новой дисциплине: смешанная крейсерская яхта-двойка? Если не тебе, то кому же?

И.Г.: Меня интересует новая офшорная дисциплина Олимпийских игр, но пока нет никакой достоверной информации о ней, как и о том, будет ли Россия готовить смешанную команду. Я знаю, что европейские экипажи уже тренируются именно под ОИ, и многие из знакомых мне офшорных одиночников уже получили предложение от своих национальных федераций парусного спорта, а некоторые даже получили места и стипендии в сборных своих стран. И главное, что ценят в таких спортсменах – это их опыт, а даже не завоеванные ранее места.

Действительно, получилось так, что на данный момент я как будто тренируюсь к ОИ, правда, в одиночку. Но никаких переговоров по поводу моего участия в Играх на данный момент я не веду, и никаких официальных запросов от тренеров или сборной не получала.

Кроме ОИ меня также интересуют и другие соревнования европейского и мирового масштаба для одиночных и двойных классов. Мне просто нравится океанские гонки short-handed. Но это пока праздный интерес, все усилия направлены на Мини-Трансат-2021.

YR: Если бы у тебя была возможность составить идеальный парный «экипаж мечты», кого бы ты хотела видеть своим напарником (напарницей)?

И.Г.: Мне хотелось бы видеть в качестве напарника того, кто разделяет мои интересы, мое мировоззрение, является опытным и сильным гонщиком, надежным другом. В дополнение к себе я хотела бы иметь в команде человека, который будет силен в тех вещах, в которых не слишком сильна я, человека с собственным опытом, знаниями и идеями. И он обязательно должен быть оптимистом, чтобы скомпенсировать мой непростой характер.

YR: Что ты можешь посоветовать начинающим яхтсменам (и яхтсменкам), которые только приходят в парус, но уже не мыслят себя без него?

И.Г.: Ходить, ходить, ходить под парусом. Ставить себе цели, двигаться к ним шаг за шагом, стремиться к знаниям. Самое важное – набираться опыта и знаний. И обязательно верить в себя!

YR: На твой взгляд, какова главная проблема в развитии парусного спорта в нашей стране? (Именно спорта, а не отдыха под парусом.)

И.Г.: Ох, обширный вопрос… Я ничего не скажу про проблемы развития детского спорта и олимпийского паруса – я их не знаю, поскольку не соприкасаюсь с этими направлениями. А вот для взрослых основная проблема – это отсутствие инфраструктуры, отсутствие элементарных марин и клубов для стоянки. Спортивным яхтам тоже где-то надо стоять и обслуживаться, проводить длинные маршрутные гонки с заходами в разные порты.

Очень трудно привлечь финансирование. Парусный спорт по-прежнему воспринимается как элитный, и привлечь спонсоров во взрослый неолимпийский проект неимоверно трудно.

Отсутствие поддержки официальных органов на региональном уровне и уровне страны. Ситуация диаметрально противоположная Франции, стране, в которой я сейчас тренируюсь. Франции, самому государству, всегда нужны свои национальные герои, их любят, о них пишут, их поддерживают. 

YR: Насколько ты сегодня ощущаешь поддержку российских (это в первую очередь) спонсоров, есть ли уже понимание бюджета на 2021-й год?

И.Г.: На данный момент в моем проекте участвуют в основном меценаты, за редким исключением. Благодаря этим людям мне удается двигаться вперед и заниматься просветительской работой в том числе. Но это нельзя назвать спонсорством. Спонсор – это компания, которая видит выгоду от своих вложений, которая сама использует спортивный проект в своем маркетинге, которая сотрудничает со спортсменом – то есть, совместно трудится. Мне бы очень хотелось, чтобы мой проект был замечен именно пиар-менеджерами, маркетологами компаний, чтобы был интерес в использовании моей истории. Ведь в проекте Мини-Трансат я сочетаю очень многие актуальные сейчас ценности – спорт высших достижений, экологичность, социальную ориентированность, женственность, успех и трудолюбие.

Благодаря фонду PATH Yachting Foundation и компаниям Альфа Страхование и Норд-Консалтинг мне удалось запустить сам проект Мини-Трансат-2021 и очень удачно провести квалификационные гонки в 2020 году. Благодаря стоматологической клинике Дентикюр и Московской часовой мануфактуре 6МХ удалось справиться с кризисными ситуациями и поломками. Кроме того, я уже традиционно сотрудничаю с поставщиками одежды и оборудования – Фордевинд-Регата, NKE Marine Electronics, True Heading. Компания Mastervolt предложила помощь с электрикой, но пока из-за локдауна мы не можем организовать работу.

Понимание необходимого бюджета на 2021 год есть. Заполнен он на данный момент только на 30%. И я уже начала поиск дополнительного финансирования. У меня разработаны предложения для инвесторов по брендированию, представлена основная информация о маршруте, локации и медиа-охвате самой гонки, информация о моем опыте, моей команде и гоночном плане на 2021 год. Для маркетологов я готова предоставить отчет по медиаактивности и росте SMM моего проекта в 2020 году.

YR: Стали ли после твоего успешного сезона-2020 проявлять к тебе интерес спонсоры зарубежные?

И.Г.: Нет. Найти финансирование за рубежом трудно. Ведь в продвижении любого бренда самое важное – коммуникации и площадка для коммуникаций. Я даю все новости и информацию в социальных сетях на русском и английском языках. Чтобы искать спонсоров во Франции, нужно свободно говорить и писать на французском – здесь любят брать интервью, проводить конференции и встречи с партнерами. Чтобы искать англоязычных зарубежных спонсоров – все то же самое надо делать на английском языке. В России – на русском. Я просто не в состоянии успеть все.

Кроме того, во Франции огромная конкуренция – тысячи яхтсменов-одиночников ищут финансирование каждый год. А еще есть такое понятие как национальная гордость. И мало кто заинтересован финансировать заграничный проект в ущерб национальным.

Когда я апеллировала к рекламе европейского бренда на российском рынке, оказалось, что это не очень интересное предложение для многих компаний. Российский рынок для них имеет репутацию сложного, нестабильного и рискованного.

YR: Есть ли к тебе и к твоим успехам внимание со стороны официальных органов страны (федераций или Министерства спорта) или каких-то СМИ?

И.Г.: Официальные органы России вниманием не балуют. От Минспорта и Комитета по физической культуре и спорту Санкт-Петербурга – полный ноль. Федерация парусного спорта и Санкт-Петербургский парусный союз публикуют новости на основе наших пресс-релизов или делают репосты. А вообще я даже не знаю, вправе ли я рассчитывать на какое-то внимание от официальных органов – у меня же частный проект, который не имеет государственной поддержки.

Связи со СМИ у нас чисто личные, что ли. Полностью организованные PR-отделом моего проекта – Андреем Петровым, Александром Ивановым и мной.

Мой пресс-атташе выпускает пресс-релизы по значимым поводам, и на их основе делают свои публикации ВФПС и СППС. Иногда приходят запросы на интервью от профильных парусных изданий и санкт-петербургских городских СМИ, но никогда от федеральных. Чаще всех материалы о моем проекте и личные интервью публикуют журнал и интернет-издание YachtRussia. А еще у нас очень теплые отношения с редакцией журнала «Тарпон», для которого я с удовольствием делаю эксклюзивные материалы.

YR: Что лично для тебя было самым трудным в твоей парусной карьере вообще и в прошедшем сезоне, в частности? Были ли моменты, когда опускались руки и хотелось все бросить?

И.Г.: Самое трудное всегда происходит на земле – это организация. Да, было много моментов, когда кажется, что уже больше нет сил двигаться дальше. Они происходят и сейчас – вчера, например, я весь день проплакала в подушку от чувства собственного бессилия.

Очень часто кажется, что все, что есть в моей жизни, – это работа без конца и края. В такие моменты очень греют мотивирующие комментарии и благодарные отзывы болельщиков проекта – как подтверждение того, что я работаю не зря.

YR: Насколько вероятно, на твой взгляд, что твои результаты повлияют на популярность класса Mini 6.50 в России, и у тебя появятся последователи и последовательницы?

И.Г.: Они уже повлияли. Я знаю несколько человек, которые серьезно задумываются о собственном проекте Мини-Трансат, задают конкретные вопросы, выбирают лодки. Я очень рада, что еще тогда, в 2017-м, я начала рассказывать, как все устроено в классе Мини 6.50, в самой гонке и в моем проекте, в частности. Мне бы очень хотелось, чтобы парус в России развивался, и чтобы наши спортсмены выходили на мировую арену именно в океанских гонках. Мне кажется, что русские за счет своего менталитета – очень крутые, и могут составить достойную конкуренцию. 

YR: Есть ли у тебя в спорте (не обязательно только парусном) образец для подражания?

И.Г.: Я бы не называла это «образец для подражания» - скорее, объект уважения и почтения.

Мне очень нравятся истории простых людей, которые смогли добиться успеха и признания. Особенно тех, кто не был рожден в спортивной или богатой семье, не имел возможности тренироваться на высоком уровне в детстве, кто сам создал себя. Трейси Эдвардс – неимоверно крутая.

YR: Расскажи кратко, как ты сейчас готовишься к будущему сезону? В каких регатах класса планируешь принять участие?

И.Г.: Я пока ставлю себе цель пройти по программе-максимум. Я собираюсь поменять локацию и взять тренировочный курс в Лорьяне. И пройти все официальные гонки атлантического календаря класса Мини 6.50 – это семь гонок, включая Мини-Трансат. Естественно, все будет зависеть от финансирования. Ведь в программе еще и обязательный ремонт, обновление оборудования и парусов.

Программа-минимум же очень простая – для того. чтобы попасть на старт Мини-Трансат в сентябре 2021, в наступающем сезоне я должна отгоняться всего одну гонку категории С в одиночку. Все остальные квалификации и заявка на гонку уже сделаны.

YR: Идеальная модель яхты класса Mini 6.50 лично для тебя – есть ли такая? Или она существует лишь в воображении?

И.Г.: Опять каверзный вопрос. Мне очень нравится класс Мини 6.50 тем, что он постоянно в движении, постоянно на вершине прогресса. И как только появляется «идеальная» яхта, кто-то разрабатывает штучку покруче. А еще я счастливый человек – искренне люблю те яхты, на которых хожу, с их достоинствами и недостатками.

Если бы был неограниченный бюджет и команда единомышленников, очень хотелось бы построить с опытными проектантами свою яхту, но уже чуть большего океанского класса.

YR: Ты – уже двукратный лауреат премии «Яхтсмен года». Как ты ощущаешь себя в этом качестве?

И.Г.: Каждый раз ощущение, что премию дают как бы авансом. В этом есть очень положительный момент – я начинаю расти и развиваться, чтобы оправдать доверие. А вообще я считаю очень важным награждать и поощрять людей, которые добиваются значимых для страны и российского парусного сообщества результатов. Уверена, что России тоже нужны свои герои!