Мобильное приложение Yacht Russia
Роберт и Гинтаре Шайдт. История любви

Мы встретились с двукратным Олимпийским чемпионом, многократным чемпионом мира Робертом Шайдтом и его женой Гинтаре в Италии, на берегу озера Гарда. Нам было, о чем их спросить...

Роберт и Гинтаре в яхт-клубе городка Рива-дель-Гарда Многоликий ШайдтМноголикий ШайдтСемейная идиллияКому на карусели веселее - отцу или сыну?Автограф для девочки из РоссииСвадьба в Каунасе. 2008 г.Гинтаре Шайдт, пока еще ВолюнгевичютеРоберт Шайдт - чемпион!

Беседовал Сергей Борисов

  

Италия. Яркий, пестрый, совсем не шумный, будто игрушечный городок-коммуна Рива-дель-Гарда. Перед нами озеро, в честь которого, собственно, и назван и городок, и марина, в которой яхт, немногим меньше, чем голубей на венецианской площади святого Марка. Но в ресторане при яхт-клубе тихо, безлюдно, никто не мешает нашей беседе. И ничто – бельканто из динамиков не в счет, даже приятно. Мы в гостях у четы Шайдт. Спортсмены - чемпион и чемпионка. Бразилец и литовка. Красивый мужчина и прелестная женщина. Здесь же их сын Эрик. Да простит нас Роберт, но на Гинтаре сын похож больше, просто белокурая копия.

* * *

Рядом со мной Катя Береза, 14-летняя девчонка из Подмосковья, самая юная в юношеской сборной России по парусному спорту. Сегодня у нее был очередной гоночный день в рамках International Youth Cup – это недалко, какихто 40 минут по туннелям сквозь Альпы. Узнав, что я еду на встречу с САМИМ ШАЙДТОМ (только так, прописными буквами, и не иначе), она посмотрела на меня такими глазами , что не взять ее с собой было невозможно.

Когда мы встретились с Робертом и Гинтаре, мне показалось, на минуту Катя потеряла дар речи. Как и положено рядом с КУМИРОМ. А потом осмелела, тем более что Шайдт оказался не божеством, а улыбчивым, простым, скажем так – доступным человеком. Совсем не забронзовевший идол, совсем наоборот. Сама представилась. Роберт пожимает ей руку. Катя краснеет от смущения, но держится молодцом. Следующие пару минут Шайдт покорно оставлял автографы на стопке открыток в стиле bel Garda, прекрасная то есть, что истинная правда. Да, на целой стопке, потому что Катя – человек ответственный, она не только себе на память, она о друзьях по сборной тоже думает.

Позже Роберт скажет:

- Когда мне было семь лет, и я только-только начинал ходить под парусом. в Москве проходили Олимпийские игры. Бразильцы выступили там очень удачно: - сразу два золота. И вот олимпийский чемпион  в классе «Торнадо» Алекс Вельтер приезжает в наш яхт-клуб – с медалью и фейерверками. Потому что праздник, понимаете? Для него праздник, не только для нас. Мы в яхт-клубе его ждали, чтобы расспросить о соревнованиях и загадочном Советском Союзе, а не удастся, так просто чтобы взглянуть на олимпийского чемпиона. Но Вельтер не заносился, говорил громко, смеялся, жал руки. И я попросил у него автограф. И понял, чего хочу больше всего на свете – принять участие в Олимпийских играх, и если получится - завоевать медаль, и лучше – золотую.  Тот момент до сих пор в моей памяти и в красках, и в звуках. Сейчас я на такой высоте, в таком положении, что тоже могу вдохновлять молодых спортсменов. И автограф – это самое малое, что я могу сделать для будущих чемпионов. А еще могу дать совет…

Шайдт смотрит на Катю:

- Хочешь побеждать - всегда ставь цель. Пусть сначала это будет первенство России, потом - Европы. И борись, никогда, никогда не сдавайся.

Катя кивает: поняла, я постараюсь, так и будет…

Все это Роберт Шайдт, трехкратный Олимпийский чемпион, сказал в самом конце нашего разговора. Началось же интервью с вопроса легкомысленного и отчасти провокационного.

* * *

YR: Не так давно ISAF в очередной раз удивил весь яхтенный мир, введя в олимпийскую программу класс Nacra. Чтобы в приказном порядке «мальчик и девочка» на одном катамаране – такого еще не бывало. А вы с Гинтаре могли бы представить себя такой командой?

Роберт: А что, идея мне нравится. К тому же я знаю несколько семейных экипажей. Хотя… нет, это невозможно, у нас же обязательства, у нас двое детей. Так, любимая?

Гинтаре: Да-да, сейчас парусный спорт на 100 процентов профессионален, он предлагает большие нагрузки, иначе рассчитывать не на что. А это тяжело, ты устаешь, а потом дома начинается…

YR: Что начинается?

Гинтаре: Ну, выяснения всякие, кто чего натворил, кто ошибся, кто не помог. Никакой идиллии. Поэтому – нет, это не для нас.

YR: Но если допустить такую возможность гипотетически, то кому из вас достанется руль, а чья судьба – быть шкотовым?

Гинтаре: Работа на шкотах требует силы, поэтому я лучше на руле.

YR: Понятно. А мужи, значит, пусть за бортом повисит.

Роберт: Хочет быть на руле – я не против. Но… У нее опыта маловато, чтобы брать на себя ответственность рулить, тем более – катамаран. Так что, думаю, она бы попробовала, а потом все-таки посадила на руль меня.

Гинтаре: А если у меня получится?

Роберт: О, конечно, я ничуть не возражаю против того, чтобы быть шкотовым.

YR: Предположим, Гинтаре рулит, в, Роберт, висите на трапеции, Она ведь на вас покрикивать будет. Стерпите?

Роберт (смеется, откидывает голову и становится похож на подростка): Буду кричать в ответ.

Гинтаре (смеется, как смеются женщины из Прибалтики, негромко и очень интеллигентно): Нет, он стерпит, а кричать будет дома.

YR: А как распределяются у вас роли в семье? Кто – ведущий, кто – ведомый?

Роберт: У нас с Гинтаре очень похожие характеры. Наверное, поэтому никто и никогда не пытается быть главным дома. Мы вместе принимаем важные решения, и пока что нам удается сохранять равновесие.

YR: С одной стороны, равноправие - это стабильность, а с другой, разве в мужчину не заложено желание всегда быть главным?

Роберт: Я не хочу быть дома начальником и отдавать всем распоряжения. Но я чувствую ответственность за семью. Я должен обеспечить им хорошую жизнь, это моя задача.

Гинтаре: Не верьте ему. Семья идет туда, куда ведет ее мужчина. Куда он, туда и мы. Он – голова.

YR: В таком случае вы – сердце?

Гинтаре (опять смеется): Скорее шея, на которой голова стоит.

Роберт (смотрит на супругу и морщит лоб): Мне такая метафора кажется странной.

YR: В вашей семье спорт остается за порогом дома или…

Роберт: Мы говорим о парусе, но не часто и не очень много. У нас много других интересных тем для беседы за ужином. Обычно спорт появляется в наших разговорах, когда мы уезжаем на какую-нибудь регату. Тогда вечером мы обсуждаем события прошедшего дня. Гинтаре – очень опытная яхтсменка, и ей прекрасно известно, как тяжело даются победы и как мучаешься, когда проигрываешь. И как сложно оставаться на вершине. Она сама прошла через это, и все понимает. Она чувствует меня, как никто. Я для нее – открытая книга.

YR: Гинтаре, а вы даете советы мужу?

Гинтаре: Конечно. Когда он спрашивает… Если мы вместе на регате, тогда проще, а когда он уезжает один, то обязательно позвонит, спросит… и тут все сложнее, я же не знаю все в деталях, как ведут себя соперники, какой ветер, какая вода.

YR: Любой ли ваш совет принимается к исполнению? Потому что слушать – это одно, а слышать и последовать совету, согласитесь, совсем другое.

Гинтаре: Ну, как сказать…

Роберт: Слушаю я внимательно, потому что в этих советах опыт участия в соревнования самого высокого уровня. Но это не значит, что именно так я и поступлю. Я беру ее идеи, они дополняют мои знания о парусном спорте. Обычно она одобряет мои решения, и мне льстит, когда оказывается, что Гинтаре думает так же, как я. Гармония всегда приятна. Но когда дело касается планов на гонку, на выбор стратегии и тактики, последнее слово остается за мной.

YR:  Гинтаре, если вы принимаете какое-то решение, кто может вас заставить его изменить?

Гинтаре: - Семья.

YR:  А вас, Роберт?

Роберт: Семья. Гинтаре и наши двое сыновей. Сейчас они самое главное в моей жизни. А когда я еще не был женат, то на первом месте был мой отец. Он познакомил меня с парусным спортом, помогал совершенствоваться как спортсмену, потому что сам хороший спортсмен. Его мнение я всегда ценил, ценю и сейчас: если мне нужно принять какое-то серьезное решение, обязательно позвоню ему и спрошу, прав ли я или что-то упускаю.

YR: А кто для вас непререкаемый авторитет в спорте?

Роберт (ни секунды промедления): Пеле.

YR: Это ясно, вы же бразилец. А в парусе?

Роберт (ни секунды промедления): Пауль Эльвстрем.

YR: Что скажете, Гинтаре?

Гинтаре: В жизни - моя мама.

YR: А в спорте?

Гинтаре: Мой муж.

Роберт: Она и до нашей встречи была отличной яхтсменкой, так что, думаю, ее вдохновляли и другие спортсмены.

YR: О вас, о Гинтаре, о вашем знакомстве слагают легенды…

* * *

Анастасия Чернова, главный тренер юношеской сборной России по парусному спорту говорила мне:

- Стать при жизни легендой удается даже не выдающимся спортсменам, а лишь великим. Роберт Шайдт – из их числа. Его все любят. И уважают. Но не только за спортивные достижения, даже не столько за них. Роберт очень открытый человек, доброжелательный. Никакой заносчивости, высокомерия. Всегда готов помочь, подсказать, обменяться шутками. И на берегу ему трудно, на воду тянет. С кем бы ни гоняться, лишь бы соперничать. А еще он великий труженик. Тренироваться для него – потребность. На воде, на берегу – сядет на велосипед и гонит по серпантинам. Ни дня передышки, они ему не нужны. Да… А вы знаете, я ведь была свидетелем того, как они познакомились, Роберт и Гинтаре. В бассейне это было…

* * *

Гинтаре: Мы познакомились на предолимпийской регате в Циндао. После гонок я всегда ходила в бассейн, он тоже. Там и разговорились. Потом поужинали. После регаты он уехал к себе - в Бразилию, а я к себе – в Литву. Иногда болтали с ним по Скайпу. Вскоре встретились на другой регате, и еще на одной, и еще… После окончания Олимпиады, еще там, в Циндао, он сделал мне предложение. Через три месяца мы поженились. Через год, 21 августа, родился Эрик. И свои олимпийские медали мы получали 21 августа, такое вот счастливое число – и совпадение.

YR: Роберт, так все и случилось?

Роберт: Почти. Было так… Один мой бразильский приятель сказал мне, что в соревнованиях участвует очень красивая девушка из Литвы. Ну, я и пошел разведать, кто такая и так ли уж она красива. Прошелся по причалу и увидел ее около яхты. Смотрю, действительно симпатичная. Я посмотрел результаты гонок и узнал ее имя - Гинтаре. Имя тоже оказалось красивым.

Гинтаре: Не ври. Ты увидел меня у бассейна.

Роберт: Так это еще до бассейна было.

Гинтаре: Не-е-ет.

Роберт: Да-а-а-а. Но тогда мы не познакомились. А на регате в Китае, действительно, встретились у бассейна. На самом деле я это все подстроил. В общем, я представилась. Она назвалась. Разговорились. Так несколько дней и шло – плавали и разговаривали. Потом был тот самый ужин. Когда разъезжались по домам, мы не знали, будет ли у всего этого продолжение. Но через какое-то время мы пересеклись в Италии, еще где-то, а после Олимпиады решили стать мужем и женой. Потому что вдвоем нам было лучше, чем поодиночке.

YR: И все же, кто кого первым приметил.

Роберт: Я! А меня она и так знала, по крайней мере имя, все-таки у меня было несколько побед в серьезных регатах.

Гинтаре: Какой скромник. Несколько побед… Да тебя все спортсмены знали! Конечно, я знала, кто такой Роберт Шайдт. Вот только в бассейне его не узнала. Там все одинаковые. Одна голова над водой. И волосы мокрые.

YR: Я знаю, что Роберт очень популярен не только в Бразилии, но и в Европе, его узнают на улицах, его цитируют, на него ссылаются слова, короче - идол. А трудно быть идолом?

Гинтаре: Да вы посмотрите на него! Какой он идол, в Европе его никто не знает. Хотя здесь, на Гарде, конечно, узнают, подходят, разговаривают, после побед – поздравляют.

* * *

На Олимпиаде в Сиднее ему не хватил одного места, в последней гонке ему надо было придти 21-м, и Роберт Шайдт стал бы двукратным олимпийским чемпионом. Но Бен Эйнсли навязал ему дуэль, о которой до сих пор рассказывают спортсмены. Шайдт пришел 22-м, уступив «золото» англичанину.

После такой драмы, да что там – трагедии, многие не оправляются, сбрасывают обороты, уходят в тень. Однако четыре года спустя, в Афинах, Шайд снова был в борьбе с единственной целью – победить!

И он победил. Яхтсмены, знавшие подоплеку событий, вынесли его на пляж на руках. Прямо в лодке. У Роберта в руках был бразильский флаг, а на лице широченная улыбка абсолютного счастья. Это был его триумф, его звездный час.

* * *

Роберт: После игр 2004 года в Афинах, когда я стал первым спортсменом, принесшим Бразилии два олимпийских золота, со стороны прессы ко мне было было много внимания. Вернувшись в Бразилию, я обнаружил, что стал героем. Иду в ресторан – узнают, в торговый центр – узнают, на заправке – просят автограф. Так продолжалось с полгода, а потом народ вернулся к футболу. В Бразилии он – религия. Футбол смотрят каждый день, а Олимпийские игры проходят раз в четыре года. Те, кто их выигрывают, получают свою толику внимания, и не более того.

YR: Обидно? Досадно?

Роберт: Я занимаюсь спортом не ради славы и не ради денег, все это не так уж важно. Моя цель - достичь своего максимума. Мне интересно, где тот предел, за который я уже не смогу перешагнуть.

YR: Как бы вы к этому ни относились, но в историю парусного спорта свое имя вы вписали.

Роберт: Честно говоря, я не ожидал, что достигну таких вершин. В 11 лет я стал чемпионом Южной Америки среди ребят своего возраста, в 17 выиграл молодежный чемпионат мира, но моя мечтой было попасть на Олимпийские игры. Отец знал об этом и всячески меня поддерживал. Он даже наклеил стикер на дверь моей комнаты с надписью «Барселона-1992», и каждый раз, когда я видел его, я словно подстегивал себя. Да, это была большая цель, цель жизни. И это вдохновляло, заставляло вставать рано-рано утром и тренироваться, тренироваться, каждый день становиться лучше, чем ьы был за день до этого. Но на Олимпийские игры 1992 года поехать не получилось: мне было 19 лет и я не прошел квалификацию. Потом пришло время игр 1996 года. Мне было 23 года, и в классе Laser я был среди лучших. Но не я один. Поехать от Бразилии мог только один человек, и мне предстояло сначала победить чемпиона мира Питера Таншайта. В 1995 году мы участвовали с ним в предварительных играх и заняли первые два места. Для меня Питер был образцом идеального спортсмена. К тому же, он был на 7 лет старше, и все считали его непобедимым. В общем, психологически мне было очень трудно, даже думать, что я могу победить, было непросто, это казалось утопией. И все же я вступил в эту схватку – и победил. Тогда я поверил в себя и в то, что смогу победить на Олимпиаде. Хотя, если бы я проиграл и поехал Таншайт, он бы тоже завоевал «золото», потому что на тот момент мы с ним были сильнейшими в мире в своем классе.

YR: Когда ISAF вычеркнул из олимпийской программы «Звездник», это было сильным ударом? После этого не хотелось уйти совсем?

Роберт: Это был шок. Ведь я надеялся завоевать еще одно золото в Рио-да-Жанейро в 2016 году. В Лондоне мы с Бруно Прада стали лишь третьими, хотя за год до этого завоевали титул чемпионов мира. Но когда выиграть было действительно важно, не смогли этого сделать. И хотя я был рад этой «бронзе», мы хотели еще раз попытать счастья на следующей Олимпиаде. У вот у нас отнимают этот шанс. Некоторое время я просто не знал, что делать. Потом поехал на чемпионат Италии в классе Laser и внезапно выиграл. И я подумал: может, вернуться в «одиночки»? И я вернулся. Прошлый год для меня был очень удачным: второй в Европе, чемпион мира… Посмотрим, что будет дальше. Но пока моя цель – Олимпиада в Бразилии.

YR: Вы говорили о шансе… Он есть?

Роберт: Шанс победить есть всегда. В спорте так: ты можешь выиграть, и даже должен выиграть, но вдруг что-то идет не так… Нужна страховка от неожиданностей, а дать ее могут только тренировки и самоотдача. Нужно подготовиться настолько хорошо, насколько только возможно, и выйти на старт с уверенностью, что ты сделаешь все, что в твоих силах, и даже если не станешь первым, тебе не в чем будет себя упрекнуть. Как бы то ни было, это будут мои последние Олимпийские игры. Я уже участвовал в пяти, так что шесть - и хватит. Меня очень мотивирует то обстоятельство, что игры будут проходить в моей стране, на родине, и это хорошее завершение карьеры.

YR: Уйдя из олимпийского спорта вы, надеюсь, не распрощаетесь с парусом? Хотя ваша супруга так сделала, предпочтя гонкам тихий домашний уют, игры с детьми…

Гинтаре (весело глядя на меня, как учительница, поймавшая ученика на глупейшей ошибке): А я с парусом не простилась. Занимаюсь понемногу. Не как прежде, конечно, но кое-что могу и получается.

Роберт: Третье место на Italian Laser Europacup Regatta в апреле.

YR: Прощения просим. А каковы ваши стратегические планы, Роберт?

Роберт: Мне не раз предлагали принять участие в America's Cup и Volvo Ocean Race. Но Олимпийские игры для меня всегда были самым главным. Потому что там соревнуешься на монотипах и твои соперники – лучшие яхтсмены мира. И всякий раз, когда передо мной вставала дилемма – оставить Олимпийские игры или заняться чем-то другим, я выбирал олимпийский парус. Мне всегда казалось, что, пока позволяет здоровье, пока я в числе лидеров, я должен заниматься именно этим, а вот когда почувствую, что сдаю позиции, тогда можно и в America's Cup, и в Volvo Ocean Race... После Олимпиады туда я и отправлюсь. Но не раньше. Победить в Рио – моя профессиональная цель, а цель жизни – быть хорошим мужем и отцом.

YR: У вас двое сыновей, вы будете отдавать их в парус?

Роберт: Конечно, мы познакомим их с парусным спортом. Это будет здорово, если они научатся поднимать паруса, рулить, будут понимать, откуда дует ветер, примут участие в гонках. Но заставлять их заниматься парусом только потому, что их родители – яхтсмены, такую задачу мы с Гинтаре перед собой не ставим. И суперспортсменов из них делать у нас тоже никакого желания нет. Пусть попробуют себя в разных видах спорта и сами решат, что им ближе. Так поступил когда-то мой отец: до того, как прийти в яхтинг, я занимался плаванием, теннисом, баскетболом. Хотя, с другой стороны, здесь, на озере Гарда, идеальные условия для занятий именно парусом…

YR: Гинтаре, скажите, то, что ваш дом теперь здесь, в Рива-дель-Гарда, объясняется тем, что это озеро - «Мекка парусного спорта», или вам просто нравится Италия?

Гинтаре: Когда мы поженились, то решили, что я уеду из Литвы – для Роберта там слишком холодно, Но я поставила условие: согласна, но тогда ты уедешь из Бразилии, потому что мне там слишком жарко. Давай начнем жизнь на новом месте! Роберт много раз был здесь, в Северной Италии, сюда он меня и привез – посмотреть, понравится или нет.

YR: И вы были очарованы.

Гинтаре: Нет, мне не понравилось. Был ноябрь. Было холодно и дождливо. Но вы приехали сюда снова весной, и я влюбилась в эти места. Только ближе к зиме, когда приходится надевать свитера и куртки, Роберту становится тут неуютно. И тогда мы уезжаем в Бразилию.

YR: Гинтаре, вы – литовка, Роберт – бразилец, горячая кровь, темперамент и все такое. О прибалтах говорят прямо противоположное. Как же вы уживаетесь, такие разные? Или дополняете друг друга?

Гинтаре: Бразильцы не все такие, как вы говорите. Бразилия – это смесль стран и рас. Мама Роберта – шведка, отец – из Германии. Так что не такие уж мы разные. И очень спокойные.

YR: И Роберт? А мне рассказывали, что он просто горит на дистанции.

Гинтаре (всплескивает руками): Так то в дистанции, а так он тихий, скромный и застенчивый.

Роберт (усмехается, но как-то по-доброму): Я с детства такой. Это в я в гонке зверь.

YR: Вам часто говорят, что вы очень красивая пара?

Роберт: Кто-то, помнится, говорил.

YR: Гинтаре, вот у вас такой представительный муж. Если другая женщина бросает на него взгляд, вы как реагируете?

Гинтаре: Нормально. Вот когда не будут на него посматривать, тогда задумаюсь.

YR: А вы, Роберт, если какой-нибудь мужчина бросит заинтересованный взгляд на Гинтаре, как отреагируете?

Роберт: Если мельком, то пускай, ну а если долго, тогда это он зря.

YR: А ваша супруга говорит, что вы спокойный и выдержанный человек.

Роберт: Так и есть. А что, кто-то сомневается?

* * *

Пора прощаться. Солнце спряталось за Альпы.

Выходим из ресторана. Где же Роберт? И где Эрик?

 Гинтаре спокойна, улыбается:

- Опять они за свое.

Отец и сын на карусели – яркой, с лошадками и северными оленями. Эрик смеется. Шайдт хохочет. Если бы не возраст, рост и вес – близнецы.

Ход карусели все медленнее. Вот теперь действительно пора. Рукопожатия. Мы садимся в машину.

Эрик машет нам рукой. Слева – мама, справа – папа. Гинтаре и Роберт. Эрик очень похож на них, и не нужно гадать, на кого больше.

Красивые люди!

Мы едем. А Катя Береза, девочка из подмосковных Химок, все оборачивается…

Опубликовано в Yacht Russia №66 (8 - 2014)

Досье
Роберт Шайдт родился 15 апреля 1973 в Сан-Пауло, Бразилия. Олимпийский чемпион Атланты (1996) и Афин (2004), серебряный медалист Сиднея (2000) и Пекина (2006), бронзовая олимпийская медаль - Лондон (2012). Трехкратный чемпион мира в классе «Зведный», девятикратный – в классе «Лазер».

Досье
Гинтаре Шайдт (Волюнгевичюте) родилась 12 ноября 1982 года в Каунасе, Литва. На Олимпиаде в Пекине она была единственным предствителем Литвы в парусном спорте, и завоевала серебряную медаль. Чемпионка мира в классе «Лазер-Радиал» 2012 года; «серебро» и «Бронза» на чемпионатах Европы в  2006 и 2010 годах. Роберт Шайдт и Гинтаре Волюнгевичюте поженились 25 октября 2008 года в ратуше Каунаса. Гинтаре взяла фамилию мужа. У них двое сыновей.

Популярное
Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

Жизнь на яхте

Все чаще мы узнаем о том, что кто-то из сограждан, устав от жизни на берегу, бросил налаженный быт, приобрел яхту и отправился в море, выбрав себе (а, порой, и семье) судьбу морского скитальца. Что это – форма эмиграции, эскапизм, здоровый авантюризм или своего рода впадение в детство, когда игра в кораблики важнее реальных проблем? Ради чего люди разрывают привычные стереотипы?

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…

Уходим завтра в море – экзамен для яхты

Вопрос о том, как правильно принимать яхту у чартерной компании, является далеко не праздным. Ибо от правильной приемки зависит не только пресловутое «попадание на депозит» при сдаче судна, но и (в случае какой-либо серьезной поломки) благополучие и здоровье всего экипажа. Поэтому мы в преддверии сезона сочли нелишним еще раз напомнить яхтсменам (особенно новичкам) о том, как надо правильно проводить приемку яхты.

Мобильное приложение Yacht Russia