Правила или догма?

Начнем с восклицаний. «С ними невозможно гоняться, там одни профессионалы!» – «Эти любители мне весь борт разворотят левым галсом!» – «Гонка вооружений какая-то: побеждает тот, у кого наемники круче!»

Правила или догма?

Думаете, это редкая зарисовка со шкиперского брифинга? Как бы не так: о новичках и легионерах я слышу последние десять месяцев – раньше, когда мы собирали 20–30 лодок, этот вопрос всплывал периодически, но в прошлом году на нашей регате гонялись 35 яхт, многие на профессиональном уровне, и проблема встала в полный рост.

Так стоит ли нам, организаторам, контролировать составы команд, устанавливать строгие ограничения и наказывать тех, кто их нарушает?

Сперва мне казалось – да, но я решил серьезно изучить вопрос и начал с выяснения, кого считать профессионалом. В гонках монотипов иногда встречаются такие ограничения, например, правило owner-driver, которое гласит, что рулевым должен быть владелец яхты, а не нанятый чемпион. «Что ж, – подумал я, – спросим капитанов». И выяснилось, что для каждого шкипера «профессионал» – это гонщик определенного уровня, но все гоняются по-разному, поэтому убрать или оставить предлагалось совершенно разных людей. Начинающие просили исключить КМС: «Они нас обходят, как стоячих!» КМС просили запретить спорт­сменов-международников: 

«У них баковый с «Синергии», а шкотовый с «Броненосца», еще бы им не собирать медали!» Опытные гонщики жаловались на наемников-хорватов: «Может, они не чемпионы мира, но кормятся с этих лодок и знают акваторию лучше нас. Течения, заходы, ветровые особенности – с этим знанием невозможно бороться!» Логично? Логично. Но вывести единый критерий, по которому мы бы определяли профессионала, я не смог.

Оставив капитанов, я пошел к судьям. За полгода опросил много коллег – международного и национального уровня, русских и британских, в Хорватии и на Карибах. Судьи – на то они и судьи – отправили меня к официальным документам. Мол, проблема разноуровневых экипажей есть на любой регате, и решать ее надо, используя рекомендации ISAF, или не решать вовсе. 

Ну что, я полез в гоночные инструкции, приложения ISAF, рекомендации CSA, правила гонок монофлотов и документы похожих регат. Всю зиму на них потратил и не выяснил ни-че-го! Условия, описанные там, схожи с нашими только в половине случаев. Терминология, которую использует ISAF, оставляет место для собственной трактовки (и она обязательно будет). Продираясь сквозь эти документы, я понял, что это путь в никуда. Кто захочет, всегда найдет альтернативную интерпретацию, а остальные даже читать не будут.

Больше помощь брать было неоткуда, и я засел думать сам. 

Регата «Кабестан» – любительское мероприятие с серьезной организацией, на которое приезжают и профессиональные участники. У нас два судьи (международный ампайр и судья всероссийской категории), три катера сопровождения, прямое судейство с воды, 12 человек поддержки и видеосъемка стартов с разных ракурсов, в том числе с воздуха. Мы обеспечиваем условия для соревновательных гонок. Правила этих гонок известны всем, а запрещать что-то не связанное с критичными вещами вроде безопасности некорректно.

В парусном спорте запреты – формальность. У шкипера всегда есть возможность их нарушить так, чтобы никто не узнал. Недаром говорят, что яхтинг – спорт джентльменов. Коснулся марки и не скрутил штрафной поворот? Давай, обманывай свою совесть.

Мне очень близка идея саморегулирующегося сообщества, которое руководствуется не сводом правил, а общими ценностями. В этом году у нас больше 40 лодок и 300 яхтсменов разного уровня, и всех сближает общая цель – победить. Новички гоняются и растут благодаря хорошей организации и профессиональным соперникам. Не будет первых – регата станет закрытой и зачахнет, как передушенный спинакер. Не будет вторых – пропадет здоровая конкуренция и возможность роста.

Нет, ничего запрещать мы не будем, потому что вроде бы логичное требование «уберите легионеров» быстро превратится в «запретите всех, кто сильнее меня, потому что они выигрывать мешают». У нас так не принято, джентльмены. 

Юрий Фадеев,
директор яхтенной компании «Кабестан» (Великобритания, Россия)

Популярное
Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Очень опасный кораблик
Что такое физалия, и почему ее надо бояться
Снежные паруса. Секреты зимнего виндсерфинга

Мороз, ветер, поземка. Случалось ли вам видеть парусные гонки в такую погоду? По белой равнине, поднимая снежную пыль, летят десятки разноцветных крыльев...

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Мурены: потенциально опасны
Предрассудки, связанные с ложными представлениями о муренах, стали причиной повсеместного истребления их в Средиземноморье. Но так ли уж они опасны?
Мотосейлер. Нестареющая концепция

Объемные очертания, надежная рубка и много лошадиных сил – вот что отличает мотосейлер от других яхт. Когда-то весьма популярные, сегодня они занимают на яхтенном рынке лишь узкую нишу. Собственно, почему?

Навигация на пальцах
Звездные ночи в море не только невероятно красивы – яхтсмены могут (и должны) использовать ночное небо для навигации. Чтобы точно знать свое положение, порой можно обойтись без компаса или секстанта
Мыс Горн. 400 лет испытаний

«Если вы знаете историю, если вы любите корабли, то слова «обогнуть мыс Горн» имеют для вас особое значение».
Сэр Питер Блейк

Блуждающие огни

Каждый яхтсмен должен быть «на ты» с навигационными огнями – судовыми и судоходными. Но есть огни, которые «живут» сами по себе, они сами выбирают время посещения вашего судна, а могут никогда не появиться на нем. Вы ничего не в силах сделать с ними, кроме одного – вы можете о них знать. Это огни Святого Эльма и шаровая молния.

Питер Блейк. Легенда на все времена

Питер Блейк… Он вошел в историю не только как талантливый яхтсмен, но и как признанный лидер, ставший «лицом» целой страны Новой Зеландии, показавший, что значит истинная забота и настоящая ответственность: на самом пике спортивной он оставил гонки и поднял парус во имя защиты Мирового океана – того океана, который он так сильно любил