Крутские: "Династией нас называть все же рано…"
Парусные династии сегодня не редкость, в том числе в России. И это неспроста – наследование родительских физических навыков позволяет «парусным детям» быть на дистанции  увереннее и ловчее сверстников. Одной из таких династий в России является семья яхтсменов Крутских – отец Владимир, мать Диана и сын Даниил. Как рождаются такие семьи? Есть ли у них интересы помимо паруса? И кто расскажет лучше об атмосфере дома и его истории, чем его хозяйка? И подтвердят ли ее слова муж и сын?
Владимир Крутских в гонке Семья КрутскихВладимир Крутских в гонкеВладимир КрутскихДиана КрутскихДаниил КрутскихДаниил Крутских

Беседовали Анна Героева и Александр Иванов

Диана Крутских. Мама. Душа династии

Первый раз мы привели Даниила в яхт-клуб (ПИРогово) в шесть лет. Нас активно отговаривали от этого шага другие родители, но мы не давили на сына: хотел – ходил, не хотел – не ходил. Когда он в первый год вышел на «Оптимисте» на воду, то почти сразу перевернулся. Даня кое-как справился с лодкой сам, но потом какое-то время не хотел ходить. Хотя, вообще-то, первый раз он катался на яхте в возрасте одного года, на четвертьтоннике.

Ну, первое лето на «Оптимисте» он худо-бедно отходил, потом мы вернулись в Анапу, там Даня еще год учился плаванию. Но пока ему не исполнилось десять лет, мы всерьез на парусе не настаивали: все повторялось, как и в первое лето, хотел идти в море – выходил, не хотел – не ходил. Лично знаю много яхтенных семей, где дети потом отказывались ходить под парусом. Их просто «передавили» своей волей родители, отсюда и «результат». Насильно мил никто никому не будет.

Потом мы стали предлагать разные варианты: футбол, баскетбол, иди туда, иди сюда. Но сын начал показывать характер: нет, я буду в парусе! Ведь у него получалось, а по свойству характера Даня не любит проигрывать, так что его приход в парус, наверное, и с этим связан.

Что ж, значит, только в парусе? Тогда давай занимайся серьезно, а не по принципу «хочу – не хочу». Так, собственно, и началась наша «спортивная династия». Хотя мы пока только в начале пути, династией нас называть еще рано. Но нам всем все нравится.

Хотя в чем-то вы правы – в свободное, «семейное» время у нас дома все разговоры о парусе: не с одной стороны, так с другой. Но и обычный досуг тоже, конечно, есть: чаще всего в свободное время ездим кататься на лыжах. Сколько времени удается проводить вместе, всей семьей? С каждым годом все меньше. Сын – учится и растет. Папа – то приезжает с гонок, то на них уезжает.

При этом я, как мать, очень хорошо отношусь к тому, что сын пришел в парус. Я и сама спортсменка со стажем, всю жизнь провела в спорте, и не только в парусном. Мне здесь все понятно, очевидны все спортивные и воспитательные моменты, так что на данный момент, как и в детстве, с сыном как личный тренер занимаюсь я. Папа подключится потом, когда понадобится «тяжелая артиллерия».

Даниил Крутских. Сын. Продолжатель династии

Мама все верно говорит: родители не настаивали, чтобы я пошел в парус. Но я пошел. Почему? Да я в то время, в том возрасте о родителях вообще не думал. Просто постепенно все сильнее влюблялся в этот вид спорта. Сначала это было просто в удовольствие – гоняться. Вода, ветер, солнце, парус – все это было круто и здорово! Потом удовольствие стало приходить, если удавалось кого-то обогнать. Это просто непередаваемые ощущения! Сегодня я перешел на следующий уровень, когда надо гоняться серьезно, заниматься в физкультурном зале, качаться, совершенствоваться тактически.

Конечно, занятия и увлечения, помимо паруса, у меня тоже есть. Хотя… Сейчас главное «увлечение» – первый курс университета и все, что с этим связано. Я не то чтобы очень сильно загружен, но когда каждый день узнаешь что-то новое, это отнимает много времени и сил. Но все очень интересно, ведь учусь я в университете имени Лесгафта… на парусного тренера. Так что судите сами, сколько у меня остается времени на что-то помимо паруса. С детьми я более или менее нахожу контакт, так что, может быть, и в будущем у меня как у тренера все получится. Как гоняться буду…

Хотя сказать уверенно, какой мне видится моя будущая спортивная парусная карьера, пока не могу. Вернее, я вижу ее пока так: для меня приоритетно попробовать себя в разных направлениях, но при этом добиться чего-то значительного в одном конкретном классе. В общем, пытаться развиваться в разных классах и направлениях, но совершенствоваться в одном. В каком? Пока сам не знаю.

Мечтаю ли я об Олимпиаде? Конечно, как и каждый спортсмен. Нет, мечта эта не то чтобы «свербит» в душе, мол, «хочу-хочу». Хочется другого - достичь состояния, когда ты не просто выиграл олимпийскую лицензию, а когда готов ехать на Олимпийский игры и отстаивать там честь страны. Там, на Играх, надо показывать максимум, обязательно быть «в призах», а лучше так и вовсе выиграть, лозунг «Главное - не победа, а участие» меня не устраивает.

Путь к этому долог. Сейчас для меня задача-максимум – на отборочной регате в Японии попасть в Золотой флот и попытаться «повоевать», создать конкуренцию в лицензионной зоне. Может быть, мне повезет, и будет «мой ветер», тогда удастся и лицензию взять. Но я честно скажу, здесь пока не все зависит от меня…

Сейчас я вышел на довольно высокий уровень, но все сильные российские гонщики уже давно (те, кто может) тренируются за рубежом. Так что и мне надо бы попасть в международную спарринг-группу, кататься вместе с ней, соревноваться, развиваться. Занимаясь в такой спарринг-группе, ты впятеро повышаешь свой уровень мастерства.

Я тут попробовал «прикинуться» с самим Робертом Шайдтом. Это великий спортсмен, и тем важнее было присмотреться к нему, что-то позаимствовать, обогатиться опытом. Бороться с ним на равных, разумеется, не получилось. Надеюсь, что пока… С Робертом Шайдтом вообще мало кто может тренироваться на равных. Но очень интересно понаблюдать за ним, походить рядом. Я это было моей главной задачей, и я ее выполнил.

Владимир Крутских. Отец. Основатель династии

В свое время вернуться в гонки на высоком уровне мне предлагал Ланфранко Черилло. Так что мысль это витала в воздухе довольно давно.

Если честно, мне просто нравится гоняться. Я всю жизнь не выхожу из лодки, чему и рад. Особенно сейчас! Я хочу быть поближе к молодому поколению российских спортсменов-сборников, в число которых входит и мой сын, чтобы посильно помогать им. Ведь из тренерского катера, я это точно знаю, нельзя увидеть всех особенностей гонки.

Тренер может помочь гонщику с матчастью и ее настройками, может дать общие советы, но он не сможет за него отгоняться, отобраться на Олимпиаду. Но тренерскую работу можно усилить, если опытный гонщик выступает в роли участника, а не наблюдающего. Когда я сижу в «Финне», а не в катере, я сразу вижу, кто ошибся стороной на старте, не дотянул до захода или вообще всю гонку работает вполнакала. Можно сказать, что я для ребят как индикатор: если они меня обгоняют, значит, они гоняются хорошо, если идут хуже меня, это для них повод задуматься.

Я хожу по дистанции и вижу, как гоняется мой Даня, с которым мы потом обязательно обсуждаем ход гонок. И мне эти беседы не менее важны, чем ему. Я должен убедиться, что именно он увидел, а что не заметил, указать ему на ошибки. Например, предстартовая процедура психологически дается ему все еще тяжеловато.

Замечу, что на тренировках я ему не отец, а Владимир Николаевич. Вы спросите, есть ли граница между словами «папа» и «тренер»? Это непростой вопрос…

Вот недавно в Италии прошел сбор. Я следил с катера за гонками. Среди спортсменов были ребята из Гватемалы, Турции, Бельгии, Франции, мексиканец, были там и мой Данила и наш Никита Мельников. Сбор проходил при слабых ветрахов, и было приятно наблюдать, как Данила выходит на первый знак и держится в лидерах. Я в тот момент не стремился к тому, чтобы стимулировать его, «гнать» к победе, я хотел, чтобы он понял, что он САМ может конкурировать с лучшими спортсменами. Даня уже решил, что свяжет свое будущее с парусным спортом, поэтому он все анализирует и задает вопросы, а я на них отвечаю. Я всегда где-то рядом и вижу его ошибки, так что у него не получается свалить вину на погоду или матчасть, если виноват именно он. Иногда он меня даже благодарит, и мне приятно, что он советуется и доверяет мне, впитывает информацию, накапливает ее. Он просит меня тренировать его, потому что хочет стать олимпийским чемпионом, но я пока не спешу его «настраивать» лично, сейчас им больше занимается мать, она тренер-преподаватель парусной школы «Крестовский остров». Как «боевой тренер», я появлюсь на более поздних этапах подготовки. Дане всего 18, и если его толкать и давить на него, это может плохо отразиться на психике и на характере, я это прекрасно понимаю и не спешу превращаться в его тренера в прямом смысле слова. Подождем с этим года два… Так что пока разница между словами «папа» и «тренер» есть.

А толк из Данилы будет. Потому что он настырный, хитрый, увлеченный, обучаемый. У него есть все, чтобы стать хорошим профессиональным спортсменом. И он уже показывает задатки бойца. На одном из сборов сцепился со знаменитым Робертом Шайдтом, прессовал его до самого финиша, заваливал под ветер, заставлял ошибиться. Роберта, конечно, просто так было не взять, но я был так доволен, что мой сын пытается соревноваться со спортсменом такого уровня! А в общении Роберт Шайдт дает энергии и энтузиазма столько, что хватит на пятерых. Да, повторюсь, потенциал у сына есть, и он будет готов бороться с атлетами уровня Шайдта через пару лет.

Я очень дорожу временем, ведь ходить на «Финне» в общей обойме я смогу еще три-пять лет, не больше. Мне надо успеть передать опыт, если кому-то он нужен. Поэтому для меня моральная сторона вопроса моего возвращения в большой спорт намного важнее чисто спортивной. Мне важно общаться с молодыми «финнистами» - с Аркадием Кистановым, Егором Терпигоревым, у которых есть шансы взять не только лицензию в Токио, но и там хорошо отгоняться. И я это говорю без всякого лукавства, у них действительно все есть, главное - чтобы они сами к этому стремились и все для этого делали.

Ошибки у них есть, и они делают их систематически, с тех еще пор, как сели в «Оптимист». Это не их вина: в России мало хороших детских тренеров. У нас и сейчас большие проблемы в классе «Оптимист», они системные, недостает тренеров, лодок. А последствия этого мы получаем потом, спустя много лет, когда наши потенциальные победители вдруг недотягивают до медалей или лицензий.

Российскому парусному спорту нужна массовость в детских классах яхт и хороший тренерский штаб. Обидно, когда я вижу, как на озере Гарда тренируются сотни «Оптимистов» из Италии, Испании и других стран, а наших среди них встретишь нечасто. Поэтому удивляться тому, что у нас нет результатов, не надо. Последний раз наши спортсмены завоевывали медали на международных первенствах в «Оптимисте» лет шесть назад под руководством Марии Фроловой.

Если говорить про спорт высших достижений, то в Орхусе сам я проиграл из-за того, что мне не хватило физподготовки, хотя погода была моей. При этом я нахожусь в неплохой форме, подтягиваюсь больше 15 раз. Иначе никак: современный «Финн» требует хорошей «физики». Сейчас я вешу 96 килограммов, это нормально для «Финна», осталось поднять «функционалку». В январе планирую отбыть в Валенсию для тренировок на воде. Предполагается, что и лазеристы отправятся туда же, правда, сначала надо найти деньги, а для этого правильно составить календарь.

Возраст, конечно, сказывается, но я объективно опытный гонщик. Я многому научился в молодости и затем, когда начал гоняться на «Драконах», так что будь я помоложе, то выходил бы из тех или иных ситуаций быстрее и лучше, и в итоге взял бы лицензию в Токио. Сейчас для того, чтобы завоевать лицензию, нужен кураж молодого спортсмена, молодого бойца, в этом смысле пример Сантьяго Ланге – исключение, подтверждающее правило. Завоевать лицензию в Токио российским финнистам будет трудно. На Игры не отобрались сильные гонщики из Греции, Норвегии, Италии, Франции, так что россиянам предстоит серьезная борьба.

Можно ли долго (или постоянно) так жить – жизнью профессионального спортсмена? Да, можно! Мне именно это надо, и я так буду жить: тренировки, сборы, соревнования, медали, победы. Мне моя жизнь нравится! И мне нравится, что моя семья занимается парусным спортом! Что моя жена - многократная чемпионка России, в прошлом участница двух Олимпиад, полностью разделяет мои ценности. Что у меня отличный сын и у меня есть возможность посещать вместе с ними новые места. Я ценю самые простые вещи - общение с близкими и родными, и не люблю понтов, поэтому на дорогие машины (хотя хорошо их вожу), на курорты, дорогие вина и прочее не считаю нужным тратиться. Тратить кучу денег на ветер – это не для меня. Отпуск я провожу в семье, и обычно мы проводим его около паруса, куда ж мы без него? И я буду продолжать заниматься парусным спортом, потому что это моя жизнь, а в будущем плотнее займусь крейсерством, хотя в нем и нет такого драйва, как в олимпизме, к нему мне еще придется адаптироваться.

А коплю я не медали и кубки, как некоторые, и горжусь не наградами, а тем, что я занимаюсь парусным спортом много лет и все так же люблю его. Выдающимся спортсменом я себя не считаю, но мне приятно, что соперники меня уважают, а молодежь иногда со мной советуется.

Владимир Крутских
45 лет, из них 37 занимается парусным спортом. МСМК. В сборной команде России с 1995 года. Участвовал в Олимпийских играх в Афинах в 2004 году в классе «Финн». Затем несколько лет посвятил гонкам в классе «Дракон». В 2018 году вернулся в сборную страны и стал вторым на чемпионате России среди финнистов. Двукратный победитель чемпионата мира «Финн-Мастерс», победитель первого чемпионата Европы «Финн-Мастерс».

Диана Крутских
Выпускница Кубанской ГАФК (1998). Чемпионка России (1997, 1998, 2002, 2003). Победитель чемпионата Европы (2007) и серебряный призер чемпионата Европы (2002). Участница чемпионатов мира, Олимпийских игр 2004, 2008 (Инглинг). Тренер-преподаватель парусной школы «Крестовский остров» (Санкт-Петербург).

Даниил Крутских
Двукратный чемпион Европы среди юниоров. Серебряный призер молодежного чемпионата миира (2017). Победитель Первенства России и Первенства Европы (2018) в возрастной группе до 19 лет и бронзовый призер первенства Европы (2018), серебряный призер Чемпионата России 2018.

Опубликовано в Yacht Russia №12/114, 2018 г.

Популярное
Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Жизнь на яхте

Все чаще мы узнаем о том, что кто-то из сограждан, устав от жизни на берегу, бросил налаженный быт, приобрел яхту и отправился в море, выбрав себе (а, порой, и семье) судьбу морского скитальца. Что это – форма эмиграции, эскапизм, здоровый авантюризм или своего рода впадение в детство, когда игра в кораблики важнее реальных проблем? Ради чего люди разрывают привычные стереотипы?

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…