Спасительные джинсы
Немецкий яхтсмен Арне Мурке оказался за бортом яхты в водах Новой Зеландии. У него не было спасательного жилета, но он был в джинсах, самых обыкновенных джинсах. Они и спасли ему жизнь
Арне Мурке - вид с вертолета Яхта братьев МуркеПеред подъемом на борт

Текст Паскаля Шюрмана

Ветер… Это просто шум ветра. Но звук стал громче, на горизонте появилась крошечная точка. Вертолет возвращался. И похоже, что направлялся в его сторону. Неужели спасен? Или лучше не надеяться понапрасну? Вертолет один раз уже был рядом, почти над ним, но спасатели его не заметили. Как давно это было? 15 минут назад? Полчаса или больше?

«Я потерял чувство времени, у меня не было часов, – вспоминал позднее 30-летний яхтсмен. – Но вертолет приближался, и я закричал, хотя понимал, что меня не услышат. Еще я махал руками, пытаясь привлечь к себе внимание».

Вертолет Hawke’s Bay Rescue Helicopter Trust с базы спасателей в Гастингсе, что на юго-восточном побережье Северного острова Новой Зеландии, завис в 30–40 метрах над водой. За стеклами кабины были видны лица летчиков. Казалось, они смотрят прямо на него. Но вертолет наклонился и стал удаляться.

К этому времени Арне Мурке находился в воде более двух часов. Примерно в 17 милях от побережья. В том, что он смог так долго продержаться на поверхности, не было заслуги спасательного жилета. По той простой причине, что его у Арне не было. Это звучит безумно, но он держался на воде благодаря своим джинсам.

«Когда вертолет улетел, я понял, что это все, без шансов. Этот квадрат они обследовали – и ничего. Они не вернутся».

Он не знал, что находится на самом краю пресловутой «сетки поиска». И волны относили его все дальше от места, где он упал за борт, а значит, и от яхты, на которой остался его брат-близнец Хельге.

Тем временем брат делал поворот за поворотом в отчаянных попытках обнаружить Арне. Все ближе был закат, и стало понятно, что в темноте Арне не найти. Только тогда Хельге охватил ужас.

***

Первое марта 2019 года выдалось солнечным и теплым. В гавани Окленда два молодых немецких яхтсмена отдали швартовы яхты Wahoo. Они вышли в залив Хаураки под 15-сильным подвесным мотором, поскольку основной двигатель Wahoo был сломан. Они не знали, что пять дней спустя это обстоятельство чуть не окажется роковым для одного из братьев.

Вообще, 38-футовая Wahoo была не в лучшем состоянии. Отчасти причиной был ее возраст – 12 лет. Среди прочего, к примеру, не работала навигационная электроника, но братьев это не беспокоило, поскольку они рассчитывали идти с помощью приложений и морских карт, установленных на планшете и смартфоне. Кроме того, на борту были бумажные карты.

«Если бы мы не считали эту яхту надежной и мореходной, – подчеркивал Арне в разговоре с журналистами через несколько дней после случившегося с ним, – то не рискнули бы отправиться на ней в такое большое плавание. Мы планировали дойти до мыса Горн, обогнуть его, а потом подняться до Сан-Паулу. Там мы должны были вернуть яхту ее владельцу. Несколько лет назад он прошел через Панамский канал, долго бродил между южными островами, а закончил свой вояж в Новой Зеландии. Он вернулся к себе в Бразилию и искал тех, кто перегнал бы туда Wahoo. Мы с братом увидели его объявление в Интернете и тут же предложили себя в качестве перегонной команды. Это была наша заветная мечта – увидеть мыс Горн».

***

Хельге и Арне Мурке выросли в Ольденбурге. С десяти лет они ходили под парусами, благо у их родителей была своя лодка.

Повзрослев, они не расстались с морем: каждый год они проводили восемь-десять недель на яхте, путешествуя по Северному и Балтийскому морям. В конце концов увлечение стало профессией: Хельге изучал судостроение в бюро Abeking & Rasmussen, а его брат стал высококлассным столяром, специализируясь на дизайне интерьеров роскошных яхт.

В 2014 году братья переехали в Швейцарию, где им предложили интересную и хорошо оплачиваемую работу. Четыре года спустя они вновь поменяли и место работы, и место жительства, перебравшись на Филиппины. Там Арне Мурке встретил и полюбил женщину, которая родила ему очаровательную дочку. И конечно же, они продолжали ходить под парусами, а Хельге какое-то время даже служил старпомом на корабле, задачей которого было исследование влияния микропластиковых отходов на экосистему Тихого океана. А потом они увидели в Сети то самое объявление…

С визами Work & Travel в кармане они отправились в Окленд. У них были варианты – идти в Уругвай или даже только до Чили, но они решили идти до порта приписки Wahoo.

Готовясь к перегону, они закупили провизию и дооборудовали яхту. Повозиться пришлось, в частности, Хельге закрепил на левом релинге спасательный круг – так, на всякий случай…

***

В начале марта погода в Окленде радует отдыхающих на пляжах, но не яхтсменов. Ветра мало, а в день старта его практически не было. Когда братья вышли в море, ветер заснул окончательно.

Четыре дня они почти не продвигались по курсу. Однако на эйфории по поводу начала плавания это не сказывалось – они никуда не спешили. Так или иначе, но утром 6 марта они были на траверзе залива Толага, пройдя всего лишь около 250 миль.

У Арне была ночная вахта, но у него совсем не было желания «отработать взаимодействие щеки с подушкой». Тем более что прогноз обещал долгожданный ветер силой от 15 до 17 узлов.

Вскоре под гротом и генуей они разогнали яхту до восьми узлов. Скорость, брызги, и дельфины скользят на носовой волне – как же это все замечательно!

Около полудня Арне уснул, и ему было вполне комфортно на одной из банок кокпита. Сон его был недолгим. Ветер продолжал усиливаться – сначала до 20, а затем до 25 узлов. В конце концов Хельге разбудил брата, чтобы уменьшить площадь парусов, одной большой генуи будет вполне достаточно.

И тут из стопора на каретке выскользнул гика-шкот. Гик понесло вбок. Стопорный узел лишь ненадолго удержал шкот. Трос захлестнул Арне.

Хельге пытался поставить яхту носом к ветру, чтобы уменьшить давление на паруса, но в борт ударила шальная волна. Нос развернулся под ветер, грот перебросило, и Арне, опутанного шкотом, вырвало из кокпита и перебросило через леера. Секунду или две он висел под гиком, но тут проклятый шкот сам собой распутался, и Арне полетел в воду.

Оставив штурвал, Хельге сорвал с релинга спасательный круг и бросил его брату. И не добросил – яхта шла слишком быстро, и Арне был уже далеко за кормой. Тогда Хельге запустил подвесной мотор, развернул лодку и направился к брату. Какое-то время ему казалось, что он быстро доберется до него. Увы, мотору не хватало мощности, чтобы справиться с волнением, тем более что из-за качки корма поднималась и винт постоянно хватал воздух. В конце концов перегретый двигатель громким ударом оповестил, что его заклинило.

Арне видел, что Wahoo очень медленно, но все же приближалась к нему. Он кричал и махал руками и вдруг услышал металлический лязг, после которого треск мотора стих, лодку чуть завалило на бок, и яхта стала удаляться от него.

Опомнившись, Хельге оставил попытки вернуть мотор к жизни и кинулся к парусам. Вышедший из повиновения грот бился на ветру, и он спустил его. Заниматься гика-шкотами было некогда, и он выбрал втугую геную, набрал ход на ветер, оглянулся… и не разглядел в волнах брата.

Арне видел, как Хельге мечется по яхте. Потом брат исчез под палубой, и это означало только одно – сейчас будет подан сигнал MayDay.

***

Крик о помощи приняли в Спасательно-координационном центре в Лоуэр-Хатте, что недалеко от Веллингтона. Поскольку навигационная электроника на яхте не работала, а смартфон с данными GPS куда-то завалился, спасатели велели Хельге Мурке активировать буй EPIRB, по счастью, он был на борту.

Как только положение яхты стало известно, началась спасательная операция. Помимо береговой охраны, была задействована и воздушная служба спасения.

Примерно через полчаса самолеты уже кружили над яхтой. Затем появился вертолет. Вскоре подошел катер береговой охраны.

Хельге поддерживал со спасателями постоянную радиосвязь.

***

Спасателей, вызванных братом, предстояло еще дождаться, и Арне Мурке сосредоточился на… выживании. Ему надо было не поддаться панике, хотя количество адреналина в крови зашкаливало. Хорошо еще, что ему не грозило переохлаждение – вода в конце новозеландского лета у побережья относительно теплая, 18 градусов по Цельсию.

Главная проблема состояла в том, что на нем не было спасательного жилета, они с братом надевали их лишь ночью и в очень скверную погоду. При этом ему надо держаться на воде без необходимости постоянно двигаться. Как?

И тут он вспомнил трюк, который видел по телевизору несколько лет назад. Какой-то ловкач наполнил свои штаны воздухом, превратив их в своеобразный спасжилет. Что ж, надо попробовать…

Арне расстегнул джинсы и нырнул, чтобы снять их. Арне связал штанины по одной, лег на спину, взялся за пояс, забросил джинсы за голову, после чего резким движением перекинул их вперед, наполняя штанины воздухом. Пояс он плотно зажал между бедрами, а наполненные воздухом штанины запихал под футболку. Это было поразительно, но «спасжилет» позволял ему теперь держаться на поверхности, не прилагая к тому никаких усилий.

Вообще, в том памятном видеоролике о выживании в море рекомендовалось связать штанины вместе и, наполнив их воздухом, обернуть вокруг шеи наподобие воротника. Арне так бы и поступил, если бы его джинсы не были голубыми, как море, поди разгляди его тогда, и если бы его футболка не была ядовито-зеленого цвета, который различить куда проще, чем любой оттенок синего.

Воздух постепенно выходил из штанин, и каждые 15 минут трюк приходилось проделывать заново. Сил оставалось все меньше, и Арне уже не всегда удавалось уворачиваться от волн, чьи гребни норовили захлестнуть его.

И тут он увидел вертолет.

***

Арне Мурке провел в воде примерно три с половиной часа, прежде чем был обнаружен спасателями. Один из них спустился на тросе и обвязал Арне страховочным поясом. После этого Мурке подняли наверх.

«Вы не представляете, что я испытал, какая это была фантастическая радость, когда я понял, что меня нашли, что я буду жить», – чуть смущаясь, признался позже Арне.

Хельге наблюдал за этой операцией, проходившей чуть ли не в миле от него, с борта Wahoo. Он был безмерно счастлив. Потом он встал к штурвалу и направил яхту к берегу. Там его уже ждали и без промедления доставили в больницу, куда ранее привезли Арне.

Это была встреча братьев… Считается, что близнецы как-то по-особому чувствуют друг друга. «Я не знаю, как бы я жил без Арне», – сказал в тот день Хельге Мурке обступившим его журналистам.

Врачи внимательно осмотрели пострадавшего. К их удивлению, никаких отклонений они не обнаружили, не считать же серьезными повреждениями несколько синяков. Правда, без небольшого переохлаждения все-таки не обошлось. Когда температура тела падает до 34,5 градуса, это неопасно, но лучше полежать под одеялом… Когда температура поднялась до 36,6, Арне Мурке разрешили покинуть госпиталь.

Братья провели в городе Гисборн еще неделю. За это время они успели не один раз поблагодарить спасателей и врачей. Также они имели обстоятельную беседу с руководством порта, где стояла поднятая на берег Wahoo. Оказалось, состояние корпуса яхты плачевно – борта поражены червем, так что дальнейшее плавание… Впрочем, все это уже не имело значения, поскольку братья отказались от идеи перегнать яхту в Бразилию. Вместо этого они решили вернуться на Филиппины.

«Конечно, с парусами мы не расстанемся, – говорит Арне Мурке. – Да, первые несколько ночей после произошедшего я плохо спал, но потом постарался отодвинуть от себя эти воспоминания. Сейчас вроде бы все нормально, и все же пока я далек от того, чтобы планировать новое плавание. Но я думаю, что настанет момент, когда я захочу снова отправиться в путешествие, возможно, даже вокруг света».

Сокращенный вариант. Полностью статья опубликована в Yacht Russia №6/119, 2019 г.

Популярное
Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

Жизнь на яхте

Все чаще мы узнаем о том, что кто-то из сограждан, устав от жизни на берегу, бросил налаженный быт, приобрел яхту и отправился в море, выбрав себе (а, порой, и семье) судьбу морского скитальца. Что это – форма эмиграции, эскапизм, здоровый авантюризм или своего рода впадение в детство, когда игра в кораблики важнее реальных проблем? Ради чего люди разрывают привычные стереотипы?

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…