Николай Литау: «Яхта – лучший способ перемещаться по миру»
Мы прибыли в Ушуайю накануне прихода Николая Литау из Антарктиды на яхте Mon Coeur - в этот раз он как раз оставил за кормой 175-ю тысячу морских миль. Мы встретились, познакомились и начались вопросы….
Капитан у руля Достойны друг другаДопрыгнули до цели!

Беседовала Марина Клочкова

Yacht Russia: Николай Андреевич, с каким багажом вы вышли в первое кругосветное плавание?

Николай Литау: У меня был скромный опыт плавания в Финском заливе и поход по маршруту Ростов – Стамбул – Афины. Еще помогал английскому писателю-яхтсмену пройти с Белого моря на Черное. В российских водах иностранцу сложно: во-первых, мало кто владеет иностранными языками, а во-вторых, с нашими правилами и чиновниками тоже надо уметь общаться. Я принял яхту в Беломорске и передал ее в Нижнем Новгороде своему будущему старпому. Тогда же я познакомился с Дмитрием Шпаро из московского клуба «Приключение», который все последующие годы поддерживал и финансировал наши экспедиции. Мы построили яхту «Апостол Андрей», она до сих пор принадлежит клубу. В 1993 году добавил в свою копилку переход из Петербурга в Лондон на старт кругосветной регаты, еще недавно она называлась Volvo Ocean Race. В общем, к концу 1996 года набежало три с небольшим тысячи миль, с ними и пустился в путь. Сомнения какие-то были, но в том, что справлюсь, я не сомневался.

YR: Как вы пришли в яхтинг?

Н.Л.: Я хотел попробовать все, что позволяет перемещаться из точки А в точку Б – конный, водный, пеший туризм. Если говорить о серьезных дальних походах, в частности, о кругосветке, то рано или поздно сухопутные кругосветчики обращаются к морякам или летчикам. Конечно, когда я начал заниматься в яхт-клубе, задачи сразу отправиться в дальнее плавание не стояло, но через пять лет я понял, что надо бросать работу, потому что хобби не оставляет на нее времени.

YR: Как возникла идея кругосветки под парусами?

Н.Л.: Я изучал историю кругосветных плаваний, в голове вертелись разные мысли, вот так, мало-помалу… В 1993 году страна развалилась, а мы как раз начали строить «Апостола Андрея» тверском вагоностроительном заводе. Яхта строилась три года. Проблем хватало, а финансирования нет, хотя в те годы было легче найти спонсоров, все как-то бесшабашно было, многие помогали. Список спонсоров занял две страницы убористым почерком, от завода вагоностроительного до мелких организаций: кто компьютер дал, кто панели солнечные. Стартовали мы на год позже, чем планировали, да еще и в конце осени – 14 ноября 1996 года.

YR: Без приключений наверняка не обошлось. А без курьезов?

Н.Л.: Так поздно на Балтику редко кто выходил. Холодно, бесконечные шторма, солярка лилась в салон, экипаж в полуобморочном состоянии. Поэтапно, с поломками и починками, мы пересекли Балтийское море, вышли в Атлантику, добрались до Кейптауна. В этом городе есть яхт-клуб RCIC, при нем бар, а в баре два угла – почетный, куда садятся опытные моряки, у которых «попа в ракушках», и угол для новичков. Но мы же пришли из Санкт-Петербурга, с другого конца света, у нас 7 тысяч миль за кормой! Нагло сели в почетный угол. Рядом какие-то дамочки сидят. Интересно, кто такие? Знакомимся и выясняется: у обеих по кругосветке за кормой. Почти десять лет спустя я снова попал в этот бар. И как раз на подходе разменял сто тысяч миль – солидная красивая цифра. Приходим, садимся в почетный угол, ну теперь-то можно! Сидят опять какие-то две девицы рядом. Думаю: эти-то что тут делают? Знакомимся. У одной 150 тысяч миль, у другой примерно столько же. Я смеюсь: «Когда-нибудь мы придем в Кейптаун, чтобы ни у кого не было столько миль, сколько у нас?»

YR: Целью ваше первой кругосветки…

Н.Л.: …было не кругосветное плавание как таковое. Мы хотели пройти Северный морской путь, и в 1998/99 году сделали это первыми, на что потребовалось две навигации. Потом для этого оказалось достаточно одной навигации, позже за одну навигацию стали замыкать кольцо вокруг Арктики, и мне тоже довелось сделать это три года назад на ирландской яхте.

YR: Когда вы поняли, что уже не вернетесь в обычную сухопутную жизнь?

Н.Л.: Я не думал, что первая кругосветка затянется на три года, рассчитывали на один. Но поздний старт, поломки, потеря пера руля... Пришли на Камчатку мы уже в октябре. Следующий сезон оказался тяжелым в ледовом плане, пришлось зазимовать в Тикси. Дальше… Вообще-то, вперед мы особенно  не заглядывали. Помните, какие годы были? У всех жизнь менялась, у многих рушилась, а мы сломя голову ушли в кругосветку: мол, вернемся, тогда и будем думать да прикидывать. Но вернуться у меня не получилось - началась подготовка ко второй кругосветке, ее я держал в уме сразу. Нам посодействовал главком ВМФ адмирал Владимир Петрович Иванович Комоедов. Он распорядился, и за яхту взялись ремонтники с военного завода. Была проведена серьезная модернизация. Тогда нас многие поддержали, и в итоге мы это сделали… сделали «восьмерку», которая вошла в историю как Восьмерка Литау или Восьмерка «Апостола Андрея».

YR: Почему «восьмерка»?

Н.Л.: Представьте земной шар. Мы вышли из Санкт-Петербурга и сделали виток против часовой стрелки (Атлантика с севера на юг, вокруг Южной Африки и Австралии с юга, через Тихий океан и Берингов пролив по Севморпути вернулись в Петербург), потом виток по часовой стрелке (Атлантика с севера на юг, вокруг мыса Горн с заходом в Антарктиду, через Тихий океан и Берингов пролив и Северо-западным морским путем через канадскую Арктику и Гренландию снова в Петербург), так и получилось, что мы на земном шаре нарисовали восьмерку за две кругосветки.

YR: Какая из них была самой сложной?

Н.Л.: Первая была сложна и физически, и в эмоциональном плане, поломок было много и конструктивных недоработок, плюс три года и зимовки в Арктике. Вторая прошла гладко: день в день вышли, день в день вернулись, хотя, конечно, было непросто, в канадской Арктике нас во льдах затирало, могли и погибель там свою найти. Но когда мы отмечали приход из второй кругосветки, то уже не было сомнений, что надо идти в третью. В ней мы потеряли перо руля в море Росса, в итоге наше пребывание в Антарктиде затянулось еще на один сезон, и кругосветка длилась два года.

YR: А что за маршрут был у третьей кругосветки?

Н.Л.: Думаю, что человек, обошедший по периметру Ледовитый океан, не может не мечтать пройти вокруг Антарктиды. Наше плавание опять затянулся на два года.

YR: Получается, кругосветным плаваниям вы отдали…

Н.Л.: Десять лет – с 1996 по 2006 год.

YR: А самое для вас главное?

Н.Л.: Первая, конечно. Знаете, у нас на «Апостоле» несколько праздников. Конечно, это спуск яхты на воду, причем спускались мы без имени, благословение и наречение ее «Апостолом Андреем» произошло через месяц-полтора, когда мы пришли из Твери в Москву. Но день рождения «Апостола Андрея» отметить сложно, потому что 9 августа мы все, как правило, в плавании. Поэтому всегда собираемся 14 ноября, после закрытия навигации, в день старта первой кругосветки, и это наша главная дата.

YR: Все ваши кругосветки были экстремальными…

Н.Л.: Да, каждая была серьезным вызовом. Первыми пройти Северный морской путь. Первыми обогнуть по периметру Ледовитый океан. Правда, мы уступили первенство Арведу Фуксу. В 2002 году две яхты замкнули арктическое кольцо - мы на «Апостоле» и Фукс на «Дагмар Ааен» 38-го года постройки. Увы, наша Арктика повела себя непатриотично, льды постоянно мешали. А вот Фукс прошел, не встретив ни одной льдины. Третья кругосветка, вокруг Антарктиды, тоже оказалась серьезным испытанием.

YR: Не было ли чувства опустошения по возвращении в земную жизнь?

Н.Л.: Было. Честно говоря, я не видел жизни за третьей кругосветкой. Просто мельтешить по свету, изображая из себя героя, претило. Я решил, что самым правильным будет сделать музей. Мы собирались поставить яхту на постамент, открыть экспозицию, делиться опытом. Может, и хорошо, что все это не состоялось. Яхта простояла три года в московском затоне и начала, как положено, ржаветь. Я тем временем воспитывал дочку, помогал проводить экспедиции в российских водах, пару раз летал на Чукотку. В 2009 году перегнал «Апостола» в Тверь, на вагоностроительном заводе договорился о ремонте, и они снова помогли. Так начался новый жизненный виток.

YR: Высокоширотные экспедиции?

Н.Л.: С 2009 года мы начали нарезать маленькие круги, уже не вокруг света, а в российской Арктике. Все походы были связаны с юбилеями исторических событий. Например, с 250-летием со дня огибания Новой Земли помором Саввой Ложкиным. Он прошел вокруг Новой Земли с двумя зимовками. Потом знаковые годы - 1910, 1911… В 1912 году в путь отправились сразу три полярные экспедиции – Русанова, Седова и Брусилова, а в 1914-м стало известно, что две экспедиции исчезли, а экспедиция Седова вернулась без своего командора. В Архангельске мы сделали очень хорошую выставку, посвященную этим трем капитанам, и прошли по их маршрутам. И в 2013 году был серьезный юбилей – 100-летие со дня последнего Великого географического открытия. Государственная экспедиция гидрографического общества под командой Бориса Вилькицкого открыла Северную Землю. Потом мы отмечали 100 лет Диксона… А потом даты закончились, но не экспедиции. В 2014 году в нас на борту для фундаментальных научных исследований на земле Франса Иосифа был геолог, ученый секретарь Института географии РАН. Ему нужно было пройти в конкретные районы, куда можно добраться только по морю либо на вертолете, но вертолет дело дорогое, на яхте проще. В 2017 году была попытка найти русановские следы в архипелагах Карского моря, но мы ничего не нашли. В прошлом году была радиоэкспедиция…. Так мы и дотянули до 200-летия открытия русскими моряками Антарктиды. Может быть, это будет завершающим аккордом наших многолетних «апостольских» изысканий. Но туда еще надо отправиться.

YR: Неужели пора заканчивать?

Н.Л.: Какие-то вещи даются все труднее. В 44 года все только начиналось, а когда тебе 63, все уже немножко другое. Я шесть раз пересек пролив Дрейка в этом сезоне. Когда я на это дело подписывался, то понимал, что такое этот пролив. Я ведь проходил его два раза в своих кругосветках, и не поперек, а с запада на восток и с востока на запад. Кстати, единственный раз меня положило парусами на воду именно здесь, недалеко от мыса Горн, все с палубы вымело, банки выломало, спасательный плот сорвало. Так что места мне эти знакомые, но большого желания снова тащиться поперек пролива Дрейка у меня нет, утомительно это. Да еще одно дело, когда идешь своей боевой командой, а другое – с туристами. Старпомом у меня Денис Давыдов, классный специалист, он на «Апостоле Андрее» начинал 13 лет назад. Второй помощник – Серега, опытный яхтсмен. Но нас, бывалых, всего три человека, все остальные – люди нам незнакомые, просто прилетели на три недели Антарктиду посмотреть.

YR: А что, любой так может?

Н.Л.: Проводятся какие-то собеседования на берегу, причем не нами. Один из походов вообще завершился не очень. В каждой из групп всегда кто-то укачивается, а тогда вообще все. Мы выходим в пролив, и ни одного человека за столом, все восемь лежат. А один один объелся драмины и всю дорогу проспал. А одна так рыдала, и глазища во-от такие, что пришлось завернуть на станцию «Беллинсгаузен». Хотя там, кроме самой южной православной церкви в мире, с антарктической точки зрения смотреть особо не на что. Но достаточно отойти 20-30 миль вдоль Южных Шетландских островов и будет совершенно другая природа: ледники, стойбища пингвинов, лежбища слонов. Еще в тех местах за сутки можно посетить 9-10 государств. Вот уругвайская станция, потом бразильцы, за углом поляки… Все новоявленные антарктические государства там кучкуются, а на материке работают только серьезные ребята - русские, американцы, ну, еще французы, англичане.

YR: А у наших кто в ближайших соседях?

Н.Л.: Чилийцы через ручей. Рядом их аэропорт, военно-морская база, суда стоят в шаровой цвет покрашены, с военными моряками, хотя формально суда считаются поисково-спасательными.

YR: Разве можно там вот военные базы организовывать?

Н.Л.: Согласно Антарктическому договору, разрешается использовать военных в целях науки. А чилийцы ведут себя там по-хозяйски, так как считают, что Пенинсула (Антарктический полуостров)– это продолжение Америки. Пройдите мимо острова Ардли – сразу вызовут: флаг, количество пассажиров? Аргентинцы тоже претендуют на этот полуостров, но как-то вяло. Вообще свои претензии на земли в Антарктиде готовы предъявить 8 из 40 подписавших его государств. Между прочим, на остров Петра I, который открыла экспедиция Беллинсгаузена и Лазарева в 1821 году, претендуют норвежцы, каково? Окончание действия договора – 2041 год, и на кепках аргентинцев из Ушуайи часто можно увидеть эту дату: там отчего-то думают, что по истечении срока все сразу ломанутся заселять Антарктиду.

YR: Если вернуться к принципам формирования экипажа… Что самое главное для члена вашей команды – морской опыт, быстрота реакций, способность ужиться в коллективе?

Н.Л.: Всё! Я набираю экипаж «Апостола» из профессионалов - за исключением коков, им необязательно быть яхтсменами. В Арктику, например, беру людей, проверенных на внутренних путях. То есть ты сначала пройди до Архангельска или от Архангельска до Петербурга, а я посмотрю, что ты за человек. И должен заметить, что далеко не все, кто ходил со мной по внутренним путям, попали в Арктику, только те, на кого я мог положиться.

YR: Трудно ли быть в команде у Литау? Что для этого нужно?

Н.Л.: Нужно быть нормальным мужиком, чтобы мог и шутку поддержать, и тост произнести. На самом деле, если из года в год люди возвращаются на борт нашей яхты, то, наверное, со мной им хорошо и интересно. Команда говорит, что я меняюсь, что стал не таким злобным, как раньше. Видно, надоело мне уже их гонять, а может, они просто выросли, сами все маневры знают.

YR: А как было с ирландцами?

Н.Л.: Мы шли с ними по Севморпути. Три женщины, двое детей… Я говорю Дэвиду, решившемуся на это путешествие: «Так не пойдет, мне нужен помощник». Он соглашаеься: «Возьми кого-нибудь русского». Я позвал Дениса Давыдова. Так мы отработали навигацию 2016 года. А потом наступил черед уже ученик пригласить учителя на сезон 2018/2019 в Антарктиду.

YR: Что вы вспоминаете, когда вам говорят о сложностях дальнего плавания?

Н.Л.: Такие моменты уходят в прошлое. То, что было сложно в первый раз, уже не сложно в следующий. Когда мы в 1997 году потеряли перо руля в Индийском океане у Кергелена, казалось, что все, финиш! Но как-то выкрутились, довели яхту до Австралии, почти две тысячи миль прошли, там отремонтировались и завершили кругосветку. В третьей кругосветке мы опять потеряли перо руля. И что? Совершенно по-деловому сняли дверь с кубрика, изготовили аварийный руль и прошли 2250 миль до Новой Зеландии.

YR: А вам бы не хотелось, как Тур Хейердал, пойти не во льды, а в теплые широты?  Пасха, Фату-Хива…

Н.Л.: Я Хейердала четыре раза перечитывал. Но я не ученый, у Хейердала был свой путь – он искал лики древних богов, а у меня свой. Что же касается теплых широт, то из всех тихоокеанских государств я не был только в Западном Самоа и на Фиджи. Все остальные посетил.

YR: Там так приятно отдохнуть… А что для вас отдых?

Н.Л.: Я всегда говорю, что уже 20 лет в отпуске не был! Да я и не устаю. Это сейчас здесь на три месяца, а так зимой обычно на лыжах катаюсь, на коньках. Потом возвращаюсь домой, обедаем с дочкой. С котом спим после обеда. Дочка почти взрослая уже. В пять лет я научил ее писать по-русски, в шесть – по-английски, сейчас немецкий изучаем. Ведь Литау – немцы, все родственники в Германии.

YR: А кем вы себя ощущаете – этническим немцем, русским немцем?

Н.Л.: Я гражданин России, и российский флаг на «Апостоле Андрее» – это предмет моей гордости. Я с трудом представляю, что в какой-то другой стране смог бы так же развернуться. А иногда говорю, что я казах, потому что в Казахстане родился. Но в то же время я немец, и это отдельная гордость. Тут ведь приятная параллель: Крузенштерн, Беллинсгаузен, Коцебу – все они были немцами, а составили славу русского флота. В то же время вспомните хотя бы одного немецкого мореплавателя того времени? Английских, португальских, французских, бельгийских, голландских знаем, а немецких – нет. На службе у русского царя эти немцы стали великими моряками.

YR: И один из них – первооткрыватель Антарктиды!

Н.Л.: Да, 200 лет тому назад. Сейчас все рвутся туда и ждут, что я тоже там буду. Говорят: «Давай гоняться! Народу много на низком старте. И большие парусники будут, «Крузенштерн», «Седов». Все пойдут». Но тут вот в чем дело… Спорткомитет дает деньги только на плавание, а не на круглогодичное содержание яхты. Да, в силу нашего имени, моих контактов содержание яхты стоит нам существенно дешевле, чем другим, во многих местах не платим совсем или платим чисто символически. Тем не менее, большая антарктическая экспедиция требует серьезного финансирования.

YR: И как будете выкручиваться?

Н.Л.: Радиолюбители, с которыми мы в прошлом году работали на островах Карского моря, хотят поработать на островах архипелага Баллени в тихоокеанском секторе Южного океана. Острова эти труднодоступны, они практически круглый год закованы во льды. Если в следующем году откроется проход, у нас появится шанс туда не только дойти, но и выгрузить генераторы, антенны, палатки, радиоусилители, передатчики, высадить людей, а потом их забрать. Таким образом мы сможем отметить «антарктический юбилей», скажем так, в радиолюбительском ключе. Ну и попутно уже кругосветка, надо же как-то назад вернуться с другого конца света, замкнем кольцо для чистоты эксперимента. Но пока вопрос упирается в отсутствие денег.

YR: А может, бросить все и уйти землю пахать?

Н.Л.: Когда в море неделю штормит, думаешь: ну и на кой мне это надо? Зачем все время наступать на грабли? Можно и закончить, вон сколько всего наворочено. Но как же желанны эти грабли, когда сидишь на суше! И шторм всегда заканчивается…

Николай Литау родился в 1955 году в Казахстане. С парусами познакомился в 32 года в московском клубе «Буревестник». Заслуженный мастер спорта России. С 1993 по 1996 год руководил постройкой крейсерской яхты «Апостол Андрей» по специальному проекту с расчетом на плавание в высоких широтах. На ней совершил три кругосветных плавания. Первым прошел под парусами Северный морской путь. Один из его рекордов –под парусами поднялся в Арктике до 83-го градуса. Среди его наград Орден мужества, медаль «За искусство мореплавания» (Medal for Seamanship, Великобритания), медаль «Голубая вода» (The Blue Water Medal, США), приз Fastnet Award – ирландский аналог медали «За искусство мореплавания». Лауреат российской премии «Яхтсмен года».

Опубликовано в журнале Yacht Russia №7 (120), 2019 г.

Популярное
Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

Жизнь на яхте

Все чаще мы узнаем о том, что кто-то из сограждан, устав от жизни на берегу, бросил налаженный быт, приобрел яхту и отправился в море, выбрав себе (а, порой, и семье) судьбу морского скитальца. Что это – форма эмиграции, эскапизм, здоровый авантюризм или своего рода впадение в детство, когда игра в кораблики важнее реальных проблем? Ради чего люди разрывают привычные стереотипы?

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…