Валерий Прокопенко: «Парусный спорт – это верность традициям, чувство собственного достоинства и уважение друг к другу»
Интервью с президентом Астраханской федерации парусного спорта
Валерий Борисович Прокопенко Хорошо, когда тесно от парусовНа стартеНаграждаем ветерановБудни президентаВ мореПриобщайте внуков к парусному спорту!

Беседовал Сергей Борисов

Астрахань… Волга… Знаменитая на всю страну рыбалка. Да, но как же паруса? Они здесь есть! Их много, и самых разных.

Что поразительно по нынешним временам, яхтенное сообщество здесь не разобщено, как во многих других регионах России. Крейсеристы не посматривают свысока на швертботы класса «Луч». Водители фрегатов… простите, вельботов с уважением относятся к «Оптимистам» и «Кадетам». Надувные парусные катамараны вполне уютно чувствуют себя рядом с легендарными «Центаурусами». Последние, кстати, находятся в великолепной форме, заставляя с ностальгической грустью вспомнить далекие 1980-е годы, когда катамараны конструкции Алдиса Эглайса, во многом опередившие свое время, были заветной мечтой всех советских яхтсменов.

Поэтому в сочетании «яхтенное сообщество» в данном случае нет ни малейшей натяжки: именно так, все поклонники паруса в Астрахани работают на одну идею – чтобы их любимый спорт с каждым годом набирал популярность, чтобы приходили новые люди, молодые ребята, чтобы дети сызмальства знали, что такое румпель в правой, шкот в левой, и ветер в снастях.

Для этого, что называется, все средства хороши. Огромной популярностью пользуется фестиваль традиционных и нетрадиционных плавательных средств «Каналия», где рядом с репликой судна времен Петра I можно увидеть современную яхту с геннакером, а гафельные паруса соседствуют с чем-то совсем невообразимым, приводим в движение, похоже, гигантским рыбьим хвостом. И все это на глазах у тысяч горожан, заполнивших набережные, на фоне здания ЗАГС, с виду напоминающего корабль.

Здесь нет преувеличения: это здание, выполненное в стиле модерн, с 1953 года на протяжении 10 лет принадлежало парусно-гребному клубу, и почтовые открытки с его изображением, где элегантный «Дракон» под парусами дефилирует мимо своей штаб-квартиры, имели хождение по всему Союзу.

Кстати, до революции в этом здании располагалась биржа, многие сотрудники и посетители которой могли быть членами Астраханского яхт-клуба, об открытии которого в 1896 году неким «неравнодушным астраханцем» было сказано в газете: мол, приходится лишь удивляться, что это произошло так поздно, «принимая во внимание местоположение города и его незначительное расстояние от моря». И далее: но «лучше поздно, чем никогда, потому что любительское плавание, бесспорно, один из благороднейших видов спорта».

Увы, астраханский яхтенный флот не пережил Гражданской войны. И до Великой Отечественной и на после нее им занимались лишь одиночки-энтузиасты. Даже появление упомянутого выше парусно-гребного клуба не слишком изменило ситуацию, так как предпочтение в нем отдавалось «весельникам». Во многом из-за этого вопиющего неравенства сколько-нибудь значительных успехов у астраханских яхтсменов на республиканских, союзных и «поволжских» соревнованиях не было, хотя звезды порой зажигались и… отправлялись в другие города и республики, чтобы там стяжать спортивную славу.

Тем не менее парусный спорт в Астрахани жил и, если не благоденствовал, то здравствовал благодаря яхт-клубам, в том числе организованным при учебных заведениях, в частности, Каспийского мореходного училища.

Конец 1980-х годов запросто мог положить конец любым парусным начинаниям, но произошло противоположно: с организацией водно-парусного центра «Ривмар», Астраханского яхт-клуба и учреждения регионального отделения Федерации парусного спорта России он получил второе дыхание. И отдадим должное – без Валерия Борисовича Прокопенко, бессменного президента Астраханской федерации парусного спорта ничего этого не было бы.

Мы встретились. Валерия Борисович был явно расстроен, но держался стоически. Не дожидаясь вопроса, объяснил…

Валерий Прокопенко: Пандемия. Она спутала все карты. Из-за нее мы не провели летом чемпионат области, пришлось его переносить. Провели его в минувшую субботу, 10 сентября, пускай и в урезанном формате, без «Оптимистов» и «Кадетов». И этим закрыли спортивный сезон, в этом году такой укороченный.

YR: Но провели все же!

В.П.: Пандемия нарушила и другие наши планы. В этот день в город должен был прибыть заместитель министра обороны Николай Панков. Среди прочего в его программе было посещение спортсооружений ЦСКА и присутствие на открытии бассейна, на реконструкцию которого Министерством обороны было выделено порядка 80 миллионов рублей. Затем должно было последовать возложение цветов к памятнику погибшим морякам, который находится на берегу Волги. А тут и мы на воде со своим чемпионатом. И красиво, и символично, и отличный повод пообщаться с высоким начальством.

YR: Есть идея?

В.П.: Ее мы вынашиваем давно. Руководитель местного отделения армейского клуба посоветовал мне напрямую обратиться к заместителю министра. Я хотел попросить немногого – чтобы в ЦСКА открыли пару тренерских «парусных» ставок, потому что пока у них есть только водное многоборье. При этом со своей стороны Федерация парусного спорта области в моем лице готова оказывать начинанию всяческое содействие. Более того, я готов отдать все, что наработано за 30 лет: швертботы, матчасть, даже не буду возражать, если у ним уйдут наши тренеры. За мной останется лишь функция координатора, потому что у нас есть еще секция парусного спорта по линии Министерства образования, есть «Ривмар», есть Астраханский яхт-клуб. Нельзя, чтобы все оказались разобщены, разбежались по своим углам.

YR: Щедро вы…

В.П.: Дело не в щедрости, а в здравом подходе, и отчасти в понимании того, что помощи в своей работе от Министерства спорта и Всероссийской федерации парусного спорта нам ждать нечего. В прошлом году мы провели чемпионат и первенство России среди яхт класса «Луч», в том числе надеясь этим обратить их внимание на наши проблемы, нужды. И получили такой урок, что о многом задумались и во многом разуверились.

YR: Но ведь чемпионат удался! Впервые в Астрахани и почти полторы сотни лодок!

В.П.: Да, но какой кровью это далось. Все началось с моего знакомства с Андреем Полтановым, который предложил провести у нас гонку из серии Who is Who. Я согласился, тем более что «Лучи» у нас есть. В первый же год у нас на воде было 30 лодок. Великолепное зрелище, да еще и в центре города! Мы провели еще одну регату Who is Who, и снова с успехом. И тогда я сказал Андрею, что у меня есть опыт проведения чемпионата России, пускай и в академической гребле, пускай в далеких 1980-х годах, так почему бы нам не замахнуться на чемпионат России в классе «Луч»? Андрей воодушевился: подавай заявку, изучай вопрос, мы как ассоциация тебя поддержим. Так я и поступил, и наша заявка стала единственной. Потом последовала пауза, и вдруг – хлоп! – из Москвы приходит сообщение: вы в календаре. Тут-то и началась заваруха. Необходимо было дообследовать акваторию, чем мы с Полтановым и занялись. Потом я отправился к местным властям предупредить о грядущем чемпионате и заручиться поддержкой. Стал обходить ведомства. Тут были свои сложности. Ведь Волга в границах Астрахани имеет статус морского канала с зелеными бакенами. Тут и пограничники, здесь проводится таможенная «очистка» флота, тут вся береговая полоса, особенно по правому берегу, сплошная портовая зона. Все это мы должны были учесть. А еще речные трамвайчики, у них свое расписание, и еще на время гонок придется «закрыть» Волгу, что требует многочисленных согласований. Мы справились. Если какие нарекания и были, то лишь на погоду: в прошлом году сентябрь выдался нехарактерно для Астрахани холодным и дождливым. Поначалу, правда, многие гонщики растерялись: дистанция оказалась сложной (река растекается по четырем рукавам), не все понимали, что нужно учитывать течение, ветер тоже для многих казался непредсказуемым. Тем не менее, со спортивной точки зрения все было отлично. В отличие от финансов. До последней минуты Министерство спорта нас заверяло, что поддержит нас деньгами, мы просили-то всего 400 тысяч, и вдруг: денег нет и не будет. От местных властей денежных вливаний тоже ждать не следовало, меня предупредили об этом сразу. А у нас уже договоры подписаны, отель в центре города забронирован, команды заезжают, речной трамвай доставляет их на пляж, где хранятся лодки, - оттуда «Лучи» уходили к приверхью острова Городской, где проходили гонки. В общем, везде расходы, и немалые. Ситуация казалась неразрешимой, и тут нам очень помогли спонсоры из «ЛУКОЙЛ-Нижневолжскнефть». Я написал письмо их руководителю, они и помогли дыры заткнуть.

YR: Сильно обожглись?

В.П.: Конечно, я сожалел, ругал себя, зарекался. А потом вспомнил о тех людях, без которых тот чемпионат не состоялся бы. Меня поддерживали все, все наше парусное сообщество. Люди делали кто что только мог: ночные дежурства, волонтерство… Еще я стал свидетелем авторитетного поклонения перед парусным спортом всех структур, куда бы ни обращался: службы порта, капитан порта, полиция, ГИМС, метеорологи… Везде я слышал: «Да, да! Вперед! Конечно, поможем». Только не деньгами… А наши яхтсмены, ставшие участниками первенства России, разве этого мало? Вот ради этого всего и стоило рвать нервы. Поэтому, если появится какой-то стоящий проект, я, что называется, впишусь. Поможет мне в этом ВФПС или нет, не важно.

YR: А помогли тогда?

В.П.: Отношение было просто «прекрасным». На чемпионат никто не приехал, нами никто не интересовался, при этом проведение чемпионата ВФПС поставила себе в заслугу. Несчастные 70 тысяч, которые выделяются на проведение чемпионата, нам не отдавали год. Я предупредил, что Астрахань не будет платить членские взносы, пока ВФПС не расплатится с нашей федерацией. И все равно там тянули до последнего, пока не пришло время голосовать за нового президента. Тогда мне было сказано, что деньги будут перечислены завтра же, но при двух условиях: я должен 30 тысяч тут же вернуть как взнос и проголосовать за Сергея Джиенбаева. Я так понимаю, что если бы в тот момент мы сказали, что проголосуем за альтернативного кандидата, деньги бы нам не отдали. В общем, деньги пришли, 30 тысяч мы им тут же отправили. Но это был не конец истории. Мы провели собрание, поговорили  с Сергеем Бородиновым, он ведь наш, астраханец, и в то же время вхож в «высшие круги», обсудили сложившуюся ситуацию. В результате я позвонил своему старому товарищу, партнеру по бизнесу Игорю Ченцову, и сказал, что, дескать, так и так, забираю свое слово назад, и пожалуйста, без обид. Но без обид, увы, не обошлось: я тут же перестал быть товарищем и другом, услышал кучу проклятий и обещаний вообще вычеркнуть нас из истории паруса. Что я мог на это ответить? Лишь одно: или вы думаете о личных интересах, или о будущем всего паруса. Зачем создавать из соперника образ врага, устраивать какую-то вакханалию? И я вовсе не против Сергея Джиенбаева, он хороший парень, но это же не профессия.

YR: А что с обещанием вычеркнуть Астрахань из истории паруса?

В.П.: Эти угрозы просто смешны. Мы как жили «без Москвы», которая никогда ничем нам не помогла, так и будем жить. Я как был командором, президентом федерации, так им и остаюсь. Меня ведь не ВФПС назначает, меня яхтсмены избирают и переизбирают. А еще я очень чувствую свою нужность. Тем более что я не один, рядом коллеги и друзья: Андрей Пальцев, Андрей Люкшин, династии Белкиных и Ермаковых… Нас много! Поэтому, если яхтсмены спускаются по Волге, они нам звонят: где можно встать, где остановиться? Приходят из казахстанского Актау, опять к нам с вопросами. Или из Махачакалы, как приходил Евгений Гвоздёв, с которым меня связывали дружеские отношения. Он отстаивался у нас, готовился, потом мы грузили его лодку на машину и отправляли на Черное море, фактически – в кругосветку. Вот так, мы же в Астрахани - на рубеже, и ничто это изменить не может.

YR: И если что-то изменится, то обязательно к лучшему, так?

В.П.: Надеюсь на это. У нас каждый год прибавляется яхт - кто-то покупает, кто-то восстанавливает старые. Для нас важно, чтобы сохранялись традиции, с которыми мы сегодняшние познакомились в 1980-х, с почтением внимая старым яхтсменам. Наша задача – передать эти традиции по наследству, ведь в этом залог жизнестойкости парусного спорта. А еще мы верим, что Астрахань действительно станет одним из признанных центров парусного спорта. Все-таки мы – город, который находится около международного моря. Вот было такое – к нам обратилось Министерство иностранных дел России с тем, чтобы мы на Каспии как-то себя проявили, то есть в парусном виде. И мы организовали парусный поход с детьми, получивший название Каспийская одиссея. Сначала пошли в Актау, потом побывали в Баку, где были приняты в правительстве республики, провели пресс-конференцию, затем отправились в Иран. У них там нет парусного спорта, но как же радушно нас принимали!

YR: А на чем ходили?

В.П.: У нас было три лодки – «Центарус», 15-метровая яхта «Адмирал», которую мы построили на моей верфи, и четвертьтонник «Лицей».

YR: Какой, однако, разброс.

В.П.: Так ведь дело общее, никто не должен остаться в стороне, парусный спорт этого не заслуживает и этого не простит. Надеюсь я и на то, что у нас будет какой-нибудь интересный проект с журналом Yacht Russia. Ведь мы с вами единомышленники, у нас одна цель – чтобы парус для все большего количества россиян стал образом жизни, потому что это правильный образ жизни.

Фото Дениса Пронникова, Марины Прокопенко, из архива Астраханской ФПС

Опубликовано в Yacht Russia №11-12 (131), 2020 г.

Популярное
Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

Жизнь на яхте

Все чаще мы узнаем о том, что кто-то из сограждан, устав от жизни на берегу, бросил налаженный быт, приобрел яхту и отправился в море, выбрав себе (а, порой, и семье) судьбу морского скитальца. Что это – форма эмиграции, эскапизм, здоровый авантюризм или своего рода впадение в детство, когда игра в кораблики важнее реальных проблем? Ради чего люди разрывают привычные стереотипы?

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…