Море дарит радость. Каждому!
Для жизни нам была нужна особенная лодка. Не только потому, что нам предстояло кругосветное плавание. Бесспорно, идеален был бы однокорпусник, но не в нашем случае. Выбор лодки был фактически продиктован нашим сыном Романом
Море дарит радость. Каждому!

Текст Дениса Тоскина

Для жизни нам была нужна особенная лодка. Не только потому, что нам предстояло кругосветное плавание. Бесспорно, идеален был бы однокорпусник, но не в нашем случае. Выбор лодки был фактически продиктован нашим сыном.

***

Когда родился Роман, мальчик с синдромом Дауна, мы очень переживали за его будущее, которое врачи рисовали далеко не в светлых тонах. Но вопреки прогнозам сын рос жизнерадостным и очень смышленым мальчуганом. К тому же он безумно любил воду, и каждый выезд на море был для него праздником. И после очередного отпуска мне захотелось взять его с собой на яхту. Не секрет, что каждый родитель старается приучить своего ребенка к своим любимым занятиям. Кто-то ведет в бассейн, кто-то в спортзал, кто-то сажает на велосипед. Так получилось, что моя жизнь неразрывно связана с яхтами. И я решил: а почему бы не пойти с ним в море?

Сначала мы думали о локальных плаваниях, с трудом понимая, как ребенок с синдромом Дауна будет вести себя в открытом море. Но к семи годам Романа мы убедились, что ребенок абсолютно не похож на тот образ, который рисовала отечественная медицина, и в 2017 году решили отправиться в кругосветное плавание. Но просто кругосветка, для самих себя, это было бы то же, что у других, и у нас родилась абсолютно безумная идея, которая переросла в миссию – на собственном примере показать окружающим, что дети с особенностями развития могут ходить в море под парусом как обычные люди, а может быть, и лучше, чем эти «обычные люди». Более того, в течение всего путешествия мы будем принимать на борт семьи с особыми детьми без какой-либо платы за «чартер».

Мы отдали Романа в цирковую студию, где у нас была уникальная возможность наблюдать за детьми с синдромом Дауна. Меня интересовали такие аспекты, как координация движения, скорость реакции, манеры поведения, общение и взаимодействие детей между собой и со взрослыми или «обычными» детьми. И тогда же начали искать подходящую лодку.

Очень полезным оказался опыт выходов в море с нашим сыном на борту в компании детей с различными диагнозами. После недельного похода на 46-футовой лодке, в составе экипажа которой было четверо взрослых и трое разновозрастных детей с синдромом Дауна, на однокорпусниках был поставлен жирный крест, поскольку стало очевидно, что для людей с различными нарушениями в развитии, особенно опорно-двигательного аппарата, намного удобнее катамаран. Отдельным их плюсом является малая осадка, которая позволяет проходить по мелководью, а значит, и подходить близко к берегу.

У нас не было права на ошибку в выборе лодки. Мы пересмотрели и перечитали огромное количество обзоров о разных катамаранах и в конце концов сделали выбор в пользу бренда Privilege, потому что катамараны этой верфи изначально строились с учетом требований для Blue Water Cruising, то есть создавались для открытого моря.

Волей случая в 2019 году мы купили Privilege 48, наш катамаран мечты. Мы назвали его SUN CHILD – в честь Ромы, так как детей с синдромом Дауна называют «солнечными».

***

К кругосветке мы готовились три года. Мешали ковид и затянувшийся ремонт, за которым последовал тяжелый перегон с Балтики на Средиземное море, заставивший усомниться в крепости уз, что связывают яхтенное братство, и толерантности портовых властей. Не вдаваясь в детали, скажу лишь, что отношение было разным…

В турецком Мармарисе пришлось ремонтировать то, что нам «отремонтировали» ранее. Был обновлен интерьер, полностью заменена электропроводка – даже не предполагал, что для этого понадобится целый километр проводов. Обновили солнечные панели, поставили ветрогенератор... Все, катамаран был готов для жизни.

Наступил август 2023 года. Роман на тот момент закончил начальную школу, и мы перевели его на семейное обучение. 13 августа наша дружная семья, включая двух котов и собаку, окончательно переехала на лодку.

Котики тут же прониклись катамараном и бесчисленным количеством мест, куда можно спрятаться. Собачка постепенно тоже втянулась в яхтенную жизнь.

Изначально я думал, что надо сделать для сына какой-то распорядок дня, но потом понял, что распорядок он придумает себе сам. У Ромы своя каюта, поэтому возня взрослых не мешает спать по утрам. Самая большая сложность – с самоорганизацией. Здесь нужен постоянный контроль и помощь, грамотная мотивация и личный пример. Например, приготовление еды. Готовить Рома пока не умеет, зато через месяц тренировок у нас исчезли проблемы с сервировкой стола и уборкой посуды. То же самое работа с веревками и парусами. Он помогает активно, хотя пока не до конца понимает, что именно и для чего конкретно он это делает.

Отдельная тема – уроки. Пока мы свели занятия к минимуму, отдав предпочтение чтению и играм на логику. Но и здесь все через мотивацию: сначала занятия, потом игры. Еще Рома очень скучает по школе и одноклассникам, и я каждый раз показываю на карте, что между нами и домом, увы, огромное расстояние.

Самое главное для нас – хорошая физическая подготовка Ромы, это заслуга цирковой студии и бассейне. Плюс отличная вестибулярка. Без этого нам было бы куда тяжелее.

В целом же Роман был доволен: солнце, море и практически круглосуточное купание с любимым занятием – ныряние. А нырять было за чем. Все, что лежало на дне, было потенциальным сокровищем.

Жизнь налаживалась. И это мы ее наладили.

***

В неторопливом режиме – от бухты к бухте – мы добрались до Финике и стали готовиться к большому плаванию. К нам присоединился мой приятель, который вызвался помочь с переходом до Эмиратов. Мы загрузились продуктами, топливом и покинули Турцию.

Не могу сказать, что наше плавание проходило гладко, ибо стартовали мы с двухнедельным опозданием, что грозило сменой погоды в южной части Красного моря, а затем в Аденском заливе и в северной части Индийского океана. Наш конечный пункт назначения на этот год был Дубай, где мы планировали зимовку до середины января следующего года.

Начиналось все достаточно бодро. Мы проскочили Средиземное море от Турции до Египта, Суэцкий канал, часть пути по Красному морю от Египта до Саудовской Аравии. Ромка радовал нас отсутствием морской болезни и нескончаемой энергией. Полные оптимизма, мы зашли в марину города Джидда. А потом все пошло как в той поговорке про Бога и планы.

Сначала у моего друга случилась серьезная семейная проблема, и он был вынужден улететь домой. По факту на борту остался один я с опытом офшорных переходов, у жены такого опыта не было, у Романа тем более. Все это осложняло наше дальнейшее плавание. Пришлось ждать окна в погоде в Баб-эль-Мандебском проливе, чтобы под него подгадать наш выход в море. В итоге мы задержались в Саудовской Аравии на неделю. Наконец погода подарила нам подходящее «окно» продолжительностью в сутки, но стало понятно, что без остановки в Джибути нам не обойтись.

Мы связались с агентом и стали готовиться к отплытию. И тут случилось то, к чему всегда должны быть готовы те, кто решил жить на яхте. Один из членов экипажа заболел, и это грозило обрушить все планы. За сутки до выхода Ромка где-то подхватил ротавирус (так как обнимается со всеми направо и налево) и слег. Я уже думал отменить выход, но на семейном совете было принято решение: надо идти, потому что окно – оно такое, как открылось, так и захлопнется. И, попрощавшись с Джиддой, мы вышли в море.

И опять же обращаюсь к тем, кто собрался провести часть своей жизни на борту яхт. Старайтесь заглядывать в завтра, остерегайтесь и подстраховывайтесь. Иначе…

На вторые сутки выяснилось, что Ромка свой ротавирус «удачно» подарил нам. В итоге семья лежала и лечилась, а я нес несменяемую вахту, поднимаясь по будильнику каждые 20 минут. Хорошо еще, что дул попутный ветер, и плавание проходило в спокойном режиме. Только, проходя мимо Йемена, мы на всякий случай все же погасили ходовые огни и выключили AIS. Так, на всякий случай.

***

На седьмое утро мы бросили якорь в порту Джибути, где нас ждала новость – агента из Дубая сообщал, что для захода в ОАЭ нам необходимо иметь страховку, которая должна покрывать практически каждый «чих».

Такой страховки у нас не было, нет и вряд ли когда-нибудь будет. Агент предложил свои услуги, но стоимость страховки оказалась такой, что Дубай мы решили оставить «за бортом».

Подпорченное настроение добивал глобальный прогноз погоды в Аденском заливе. То самое опоздание с выходом из Турции вылилось в сезонную смену ветра. Теперь он дул четко «в лицо», а это означало, что нас ждет переход под мотором, ибо про лавировку под парусами можно было забыть.

Плюс ко всему случился очередной военный конфликт на Ближнем Востоке, который привел к активизации йеменских военизированных группировок. Вот как это было предвидеть мирным яхтенным жителям? Нет, не зря мы выключали ходовые огни.

По всему выходило так, что нам предстояло идти в полосках попутных течений вдоль сомалийского побережья. А как это сделать без помощников, одному тяжело. Я бросил клич, на который откликнулись двое моих старинных друзей. Они моментально собрались и прилетели в Джибути, это оказалось не так сложно. А тут и подходящее окно дней на пять нарисовалось. Нет, ветер как был встречным, таким и остался, но хотя бы стал тише, а местами нам и вовсе обещали штиль.

Затянувшаяся на месяц стоянка в Джибути закончилась, и мы взяли курс на Оман, тем более что руководство марины города Салала не только устраивала наша страховка, так еще и к животным на борту претензий не было.

***

Переход из Джибути до Салала был изматывающим. Первую половину пути мы шли в полосе попутных течений, стараясь не приближаться к берегу Сомали меньше чем на 30 миль. Встречные ветер и волны сильно снижали скорость катамарана, что сильно давило морально. Вместо привычных 130–140 миль в сутки мы делали в лучшем случае 90. На это накладывался постоянный шум движков, сломавшийся опреснитель и рыба, которая наотрез отказывалась клевать.

Потом, когда мы уже пересекли Аденский залив, решила окончательно испортиться погода. На ночь мы бросили якорь у йеменского берега, а на рассвете увидели массу местных рыбаков, пристально рассматривающих наш катамаран. Не желая испытывать судьбу, мы поторопились поднять якорь.

За час до захода в марину началось настоящее веселье – к сильному ветру добавилась встречная короткая и высокая зыбь. А у нас так мало солярки, что движки хватают воздух. Прокачивая топливную систему и работая с парусами, мы старались сохранить скорость, чтоб в надвигающейся темноте дойти до Hawana Salalah Marina. И наконец увидели пары входных знаков. Ну как тут не радоваться, если на борту выпита практически вся питьевая вода, съедены все запасы свежих овощей и фруктов, а солярки остается четко на швартовку. Мы провели в море ровно на два дня больше запланированного.

Береговая команда нас встретила, привязала, подключила к воде и электричеству, а администрация марины сделала нам прекрасное предложение по цене за стоянку, от которого мы, конечно же, не отказались. В итоге было принято решение остаться здесь до января, как следует подготовиться к встрече Нового года и Рождества, а 7 января отметить день рождения нашего «солнечного» ребенка, Романа Денисыча. За время плавания он показал себя настоящим моряком. Ему нравится жизнь на яхте. Он счастлив, и мы счастливы.

Да, и пора прикинуть план на следующий год. Получается так, что впереди 7500 морских миль Индийского океана. А мы пока мы прошли 2650. Только 2650 или целых 2650 – это как посмотреть.

Опубликовано в YACHT Russia №1-2 (150), 2024 г.

Популярное
Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Снежные паруса. Секреты зимнего виндсерфинга

Мороз, ветер, поземка. Случалось ли вам видеть парусные гонки в такую погоду? По белой равнине, поднимая снежную пыль, летят десятки разноцветных крыльев...

Очень опасный кораблик
Что такое физалия, и почему ее надо бояться
Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Мурены: потенциально опасны
Предрассудки, связанные с ложными представлениями о муренах, стали причиной повсеместного истребления их в Средиземноморье. Но так ли уж они опасны?
Навигация на пальцах
Звездные ночи в море не только невероятно красивы – яхтсмены могут (и должны) использовать ночное небо для навигации. Чтобы точно знать свое положение, порой можно обойтись без компаса или секстанта
Мотосейлер. Нестареющая концепция

Объемные очертания, надежная рубка и много лошадиных сил – вот что отличает мотосейлер от других яхт. Когда-то весьма популярные, сегодня они занимают на яхтенном рынке лишь узкую нишу. Собственно, почему?

Мыс Горн. 400 лет испытаний

«Если вы знаете историю, если вы любите корабли, то слова «обогнуть мыс Горн» имеют для вас особое значение».
Сэр Питер Блейк

Блуждающие огни

Каждый яхтсмен должен быть «на ты» с навигационными огнями – судовыми и судоходными. Но есть огни, которые «живут» сами по себе, они сами выбирают время посещения вашего судна, а могут никогда не появиться на нем. Вы ничего не в силах сделать с ними, кроме одного – вы можете о них знать. Это огни Святого Эльма и шаровая молния.

Питер Блейк. Легенда на все времена

Питер Блейк… Он вошел в историю не только как талантливый яхтсмен, но и как признанный лидер, ставший «лицом» целой страны Новой Зеландии, показавший, что значит истинная забота и настоящая ответственность: на самом пике спортивной он оставил гонки и поднял парус во имя защиты Мирового океана – того океана, который он так сильно любил