Fazisi. Легенда, которая не должна умереть

Яхта Fazisi в своей жизни не раз сталкивалась с серьезными вызовами. Вот и сегодня вопрос стоит ребром – жить яхте дальше или умереть на свалке

Хроники Fazisi Fazisi и Влад МурниковХроники FazisiХроники FazisiХроники FazisiХроники FazisiХроники FazisiХроники FazisiХроники FazisiХроники FazisiХроники FazisiХроники FazisiХроники Fazisi

Текст Влада Мурникова

Как это часто бывает в наши дни, новость пришла через сеть Facebook. Впечатляющий корпус гоночной макси-яхты, лежащий на мусорной барже, выглядел очень грустно: все палубные дельные вещи сорваны, крышки люков выдраны с мясом, стойки релингов смяты. Но даже в таком состоянии яхта смотрелась благородно.

На мгновение я потерял дыхание. Это была Fazisi, дорогая моя яхта, и она отправлялась в лом. Моя не в том смысле, что она принадлежала мне, но я задумал ее, спроектировал и помог отправиться в знаменитую кругосветную гонку.

Я знал, что Fazisi пострадала от урагана Ирма в сентябре 2017 года. Она была выброшена на берег Флорида Кис на расстояние порядка 500 метров от глубокой воды. При этом чудом неповрежденными остались мачта, киль и перо руля. Ее владельцы не смогли найти средства на спасательную операцию и оставили яхту лежать на берегу четыре месяца. За это время местные жители сняли с палубы все, что имело хоть какую-то ценность. В конечном итоге Fazisi была забрана с берега одной из компаний, получившей контракт на очистку побережья от последствий урагана, и была погружена на мусорную баржу. Ей предстояло отправиться в последний путь.

Fazisi родилась в драматические времена распада Советского Союза. В середине 1980-х годов я был архитектором, немного занимался конструированием яхт и любительским парусным спортом. У меня были большие мечты о парусных плаваниях в океане, об участии в величайшей гонке мира – Whitbread Round the World Race, но я всегда думал об этом как о несбыточной, невозможной мечте. В реальном мире я был обязан жить обычной, скучной и строго регламентированной жизнью.

Затем к власти пришел Горбачев и положение начало меняться. С малой надежды на успех я рискнул поверить в судьбу и начал проект Fazisi. Первоначально, когда я поделился своими амбициозными планами насчет участия в гонке Whitbread с моими яхтенными друзьями, многие из них сочли мою затею совершенно идиотской и даже опасной. Это была ожидаемая реакция, но, что удивительно, некоторые из коллег выразили мне свою поддержку.

Обратись я с такой идеей всего пару лет назад, никто бы даже не стал слушать меня, но ветры перемен уже задули над Россией, и люди начали думать самостоятельно. Мы поняли, что у нас появился шанс.

На тот момент в стране лишь немногие разбирались в парусном спорте и еще меньше что-то знали о предпринимательстве. В этой ситуации всего за два года я смог создать конструкторский коллектив и разработать одну из наиболее инновационных на тот момент макси-яхт, замечательную 83-футовую красавицу, а потом собрать команду энтузиастов, чтобы запустить проект, построить лодку и, в конечном итоге, отправить ее в гонку Whitbread 1989-1990 годов.

Наша работа – как на берегу, так и в открытом море – переживала невероятные взлеты и падения. Мы нашли спонсоров в Советском Союзе, их средств оказалось достаточно, чтобы запустить проект, но недостаточно, чтобы завершить его. Мы начали строительство лодки, но оно шло мучительно и очень медленно, частое отсутствие материалов на предприятии и неопытность коллектива в судостроении привели к тому, что мы потеряли очень много времени. А затем, когда строительство корпуса уже было близко к завершению, в Грузии, на побережье Черного моря, где мы строили нашу яхту, вспыхнула гражданская война, поставив под угрозу все предприятие.

Полет к свободе

И тем не менее, всего лишь несколько недель спустя, мы совершили, кажется, просто невозможный подвиг, прибыв героями в лондонский аэропорт Хитроу на борту огромного грузового самолета. Как только Ан-124 «Руслан», который привез наш экипаж наряду и недостроенный корпус яхты (83 фута длиной и 20 футов шириной), распахнул свой огромный люк, толпа журналистов с шумом и гамом забралась в грузовой отсек, ослепляя нас фотовспышками. Микрофоны и камеры окружили нас, и пока весь этот журналистский цирк продолжался, экипаж самолета тихо работал за кулисами, чтобы выгрузить нашу лодку. Пока я стоял там на летном поле, внимая шуму и суете Хитроу, меня вдруг как громом поразила мысль: «Да ведь мы сделали это!»

Тем временем по соседней взлетно-посадочной полосе прокатился сверхзвуковой Concorde, заруливая к терминалу после посадки. В какой-то момент он оказался позади нашей яхты и выстроился с «Русланом» в одну линию. Как по команде армада фотографов защелкала фотоаппаратами - великолепный вид, безусловно, заслуживал этого. Экзотический профиль Fazisi, возникающий из чрева российского грузового самолета, элегантный Concorde, скользящий через нежные английские сумерки, ярко-красные серп и молот на хвосте «Руслана» и логотип British Airways, украшающий фюзеляж Concorde, слились в один кадр. Это была Перестройка, подытоженная в одной фотографии.

В тот момент я был в приподнятом настроении, но уже тогда меня раздирали сомнения. Да, мы сделали это, но мы сильно отстали от графика. Хотя трудно было себе представить, что мы вообще оказались в состоянии достичь этого этапа.

Экипаж Fazisi совершил чудо. Работая круглосуточно, мы завершили достройку лодки всего за несколько дней до начала регаты. Мы выиграли гонку со временем и теперь ожидали старта замечательного спортивного состязания с попутным ветром в наши паруса. Мы сорвали джек-пот: нам удалось подключить к проекту именитого спонсора в лице Pepsi Cola — чек от нее нам лично доставил Деннис Коннер. Эта сумма покрывала наши предстартовые расходы с опционом продления на весь гоночный период. Кроме того, американский яхтсмен Скип Новак, ветеран регат Whitbread, присоединился к нашей команде в качестве второго капитана. Так родилось наше сотрудничество.

Fazisi-Pepsi без Pepsi

Утро, когда я вывел Fazisi к линии старта, было восхитительным. Битком набитые зрителями яхты всех типов и размеров, пресс-боты и круизные суда, зафрахтованные богатыми спонсорами, сияющий под ярко-синим небом пролив Солент. Пухлые белые облака быстро закрыли солнце, подул свежий ветер. По крайней мере десяток вертолетов завислли над нами. Начало регаты Whitbread оказалось роскошным зрелищем, и мы были частью его. Моя грандиозная мечта осуществилась!

С пушечным выстрелом яхта Fazisi-Pepsi ринулась через стартовую линию с советским и американским флагами на транце, возбуждая интерес тысяч зрителей. Это было ликующее начало, но лишь несколько инсайдеров были в курсе того, что команда была полностью сломана...

Предвидя возмущение в Америке фактом поддержки советской яхты, руководители компании Pepsi в последнюю минуту решили отказаться от продолжения спонсорства. Оно могло бы оказаться хорошим маркетинговым ходом для Pepsi, но решение прекратить поддержку практически утопило все достижения. В конце концов мы смогли превозмочь эту проблему и завершили гонку, доказав, что опасения маркетологов Pepsi были напрасными. Когда спустя несколько месяцев Fazisi прибыла на финиш промежуточного этапа в Форт-Лодердейл, штат Флорида, американцы, напротив, тепло приветствовали ее.

Но это было много позже. А когда Fazisi взяла старт и пошла в море под спинакером с гигантским логотипом Pepsi, никто из нас не знал, как далеко мы сможем дойти без финансовой поддержки.

Триумф и трагедия

Невероятно, но факт – необкатанная лодка с неопытным экипажем закончила первый этап до Пунта-дель-Эсте (Уругвай) на шестом месте во флоте из 23 яхт, опередив многих конкурентов. Учитывая, что лондонские букмекеры ставили сто к одному на то, что мы даже не сможем стартовать, это был большой успех. Мы стали звездой всех международных новостей!

К сожалению, всего лишь несколько дней спустя Fazisi снова стала их героем. После того, как российский капитан Алексей Грищенко был найден в парке мертвым… Борьба с массой никогда не заканчивавшихся препятствий, огромное давление и ответственность без малейшей передышки оказались слишком тяжелыми для него. Он ушел из жизни, оставив бессвязную записку, не объяснявшую ничего.

Эта трагедия почти остановила наше путешествие. Но, возможно, именно русские как никто способны объединяться перед лицом трагедии. Глубоко потрясенными, мы все же смогли найти последние запасы энергии для продолжения гонки через Мировой океан, теперь – со Скипом Новаком на руле.

Через Мировой океан

Реальность нашего приключения оказалось совершенно отличной от того пути, о котором нам мечталось. Мы были чересчур наивными и, когда начинали проект, понятия не имели о масштабах стоявшей перед нами задачи. Слишком часто мы сталкивались с невезением и бесконечными испытаниями, чувствовали себя зашедшими в тупик. Голос надежды звучал в наших душах очень тихо, но именно надежда провела нас через все испытания.

…И в конце тоннеля загорелся свет. Мы были упорными, мы никогда не сдавались и в конечном итоге вышли победителями. Не из самой гонки, которую мы закончили лишь одиннадцатыми, но из борьбы со временем, препятствиями и нашими собственными недостатками. В тех обстоятельствах это казалось чудом.

Плавание Fazisi стало возможным только благодаря доброй воле и помощи тысяч людей — спонсоров, добровольцев, которые помогали ремонтировать лодку, и тех, кто делал все, чтобы помочь нам: от организации продаж сувениров с Fazisi, до кампаний по сбору средств во всем мире. Те наши мероприятия сегодня стали легендой. Показ мод в Окленде (Новая Зеландия), с красивыми моделями, конкурс Hooters* в Форт-Лодердейле с экипажем Fazisi в качестве судей, выставка русского искусства в Палм-Бич... Был даже боксерский матч Fazisi с Мохаммедом Али в качестве рефери! Да, это были удивительные времена.

Я очень рад, что мы оказались в состоянии сделать все это вместе и, как дизайнер, я доволен тем, что лодка благополучно прошла всю регату, хотя мне грустно осознавать, что мы так и не раскрыли весь ее потенциал.

Да, с ее изящным профилем и низким надводным бортом Fazisi была «мокрой» лодкой, но все быстрые яхты – «мокрые». И экипаж Fazisi был готов жертвовать некоторой долей комфорта ради скорости. На борту яхты брызги, летящие вам в лицо, являются показателем скорости, и это хороший знак. Яхтсмен, который не любит воду, это как банкир, который не любит деньги.

Кокпит Fazisi был относительно компактным, размещение рулевого рядом с настройщиками грота и стакселя способствовало отличной коммуникации. Некоторые из элементов нашей планировки палубы были позднее приняты в качестве нормы многими океанскими гонщиками, и даже на яхтах Кубка «Америки».

Fazisi была построена в значительной степени силами ее любительского экипажа. Строительство постоянно отставало от графика, и в силу этого забота о сохранении минимального водоизмещения отошла на задний план, в результате чего корпус Fazisi оказался гораздо тяжелее, чем планировалось по проекту. Это заставило нас в последний момент перед стартом заменить киль, чтобы уложиться в обмер и получить возможность стартовать в гонке, но это сделало яхту еще тяжелее. Если бы Fazisi была построена в точном соответствии с весовой спецификацией, то, у меня нет сомнений, она была бы гораздо быстрее на всех этапах, и кто знает, быть может, мы могли бы оказаться и на подиуме. Для меня это было — и остается — навсегда упущенной возможностью.

Влиться в обычную жизнь

Жизнь Fazisi после регаты Whitbread была значительно менее драматичной. Постпенно она превращалась из чистокровного гоночного скакуна в обычного парусного труженика – судьба, типичная для ушедших в отставку гоночных яхт.

После финиша гонки Fazisi вернулась в Соединенные Штаты для участия в Туре доброй воли вдоль восточного побережья от штата Мэн до Флориды с совместным экипажем из российских и американских яхтсменов. Это было фантастическое время, сразу же после падения Берлинской стены и в разгар перестройки, когда казалось, что холодная война ушла в прошлое, что Америка и Россия могут стать партнерами, а не врагами.

Потом Fazisi была продана. Затем она переходила из рук в руки до тех пор, пока не была приобретена ассоциацией польских яхт-клубов Северной Америки. Яхта продолжала активно участвовать в гонках, несколько раз пересекла Атлантический океан. Она провела немало времени, крейсируя между польским яхт-клубами Чикаго, Торонто и Нью-Йорка, зимовала на островах в Карибском бассейне и в Южной Флориде. Там она и встретила ураган Ирма и свою судьбу...

Шанс на вторую жизнь?

Увидев Fazisi поверх мусорной баржи, я был шокирован, но понял, что все закономерно: у яхты была большая, насыщенная жизнь, она сделала счастливыми множество людей, и она будет с любовью вспоминаться по всему миру. В ту ночь я выпил за Fazisi рюмку хорошего коньяка и пошел спать.

Первое, что я увидел в новостях на следующее утро, была фотография Fazisi, счастливо покачивающейся на воде, выглядящей немного растрепанной, но все же в очень хорошей форме. Заголовок гласил: «Девочка просто отказывается умирать!»

После нескольких сделанных накоротко телефонных звонков я узнал о том, что член последнего экипажа Fazisi Юрий Равлушко, русский яхтсмен, живущий в Чикаго, вылетел во Флориду, чтобы попрощаться с Fazisi, но прямо на месте взял и купил лодку за мгновение до того, как она была отправлена на слом. Теперь она благополучно ошвартована в Ки-Уэсте.

Это был чисто эмоциональный поступок. Юрий – небогатый человек и не имеет средств для полного восстановления лодки. Он связался со мной, и мы начали мозговой штурм на тему, что может быть сделано для сохранения легенды. Конечно, для меня Fazisi – это гораздо больше, чем просто яхта. Она - часть моей жизни, и очень значительная. И хотя я полностью осознаю масштабность задачи сохранения Fazisi, учитывая то состояние, в котором она сейчас находится, я хочу еще раз дать ей шанс.

Сейчас я вижу два сценария, которые могли бы сработать.

Самый простой – превратить Fazisi в памятник, который можно будет поставить где-нибудь в России, например, на набережной Санкт-Петербурга. Это будет отличная и красивая память о пока самом большом достижении России в океанских гонках. И я думаю, что это может быть сделано с достаточно скромными затратами.

Второй план, гораздо более амбициозный, это восстановление яхты в изначальном виде. Это огромная задача, но ведь и сама ее постройка была не самым простым делом. Может быть, мы должны попытаться вернуть Fazisi как истинно совместное российско-американское предприятие (как предполагалось с самого начала), при поддержке российских и американских компаний и частных лиц? Или, быть может, целесообразнее перестроить ее в учебное судно, где молодых яхтсмены всего мира будут получать свой первый офшорный опыт?

Оживет ли снова Fazisi, начав новую славную жизнь? Ответ на это знает только время...

Владимир Кулиниченко
Спонсоры за романтику не платят
Если говорить о Fazisi с технической точки зрения, то, безусловно, это был прорыв. Яхта явно опередила свое время – лодки схожей концепции стали строиться в мире заметно позже.
С другой стороны, ни у конструкторов, ни у нас, гонщиков, не было опыта ни строительства, ни океанских гонок. Это, конечно, сказывалось. Было множество организационных проблем, были и конструктивные ошибки, выбранный материал тоже оказался далеким от идеала. Последнее привело  к тому, что лодку сильно утяжелили против проектного, мы были вынуждены дополнительно обрезать паруса, чтобы уложиться в обмер. А вот был бы тогда у нас уголь, лодка точно стала лидером. Но и так – перетяжеленная, с чужим килем, она ходила очень неплохо. Брюс Фарр, который внимательно осмотрел Fazisi, сказал тогда: «Если эта яхта уложится в обмер, она сможет выиграть Whitbread».
В мире отношение к нам сначала было более чем скептическое, да и в СССР тоже. Повсюду рефреном слышалось: «Не выйдут, а выйдут, так утонут». Но как только мы шестыми закончили первый этап, все резко поменялось. Мир понял, что русские действительно способны построить большую яхту и что советские яхтсмены – это не только Манкин, Пинегин и Балашов. В итоге двумя самыми популярными яхтами той регаты были Fazisi и Steinlager..
А вообще, та регата была последней «суперромантической» гонкой, если можно так выразиться. Тогда были совсем другие времена, мы все дружили, вместе строили лодки, вместе гонялись, вместе отдыхали. Сейчас все иначе, жесткие правила, коммерческие подходы. Можно сказать, дух той регаты умер. Что поделаешь, спонсоры за романтику не платят…

Сергей Бородинов
Fazisi определила мою дальнейшую судьбу
Я был невероятно счастлив, когда меня пригласили в этот проект. Тут я могу сказать только «спасибо» Владиславу Мурникову. Пусть мне и не довелось принять участие в строительстве лодки, и на старт в Англии я не выходил (был тогда членом сборной СССР по парусному спорту со всеми вытекающими отсюда обязательствами), я прошел на ней всего два этапа, но именно эта история – знакомство с Fazisi и участие в гонке Whitbread – помогли мне определить мой дальнейший жизненный путь. Я всегда мечтал попасть «на большую воду», выйти в океан, и моя мечта осуществилась. Я был счастлив.
Для страны это был настоящий прорыв, и уж точно для тех людей, кто активно интересовалась парусным спортом. Простите за не самый удачный, быть может, эпитет, но это ощущалось едва ли не как «знамя над Рейхстагом». Ведь те годы в стране были буквально единицы яхтсменов, которые смогли побывать в океане. Наверное, самое главное во всей этой истории – то, что она случилась. Словно бы открылось окно, и мы все поняли, что теперь можем и стартовать в «больших» регатах, и даже побеждать.
Что касается яхты… Она была революционной и по обводам, и по концепции. Да, проект предусматривал очень высокую весовую культуру при строительстве, но соблюсти ее не удалось, потом, чтобы войти в обмер, урезали мачту, поставили чужой киль. Но даже в таком виде она была конкурентоспособна на полных курсах. На острых – да, мы проигрывали: борт был низковат, на кренах стойки входили в воду, росло сопротивление. Но обратите внимание – лодка казалась красивой и тогда, и остается красивой теперь. А красивая яхта плохим ходоком быть не может.

Юрий Равлушко
Это был эмоциональный порыв
Ситуация с Fazisi сейчас очень непростая. И не только потому, что пока я все делаю практически один. Мне часто приходится летать на Кеу West, где находится яхта, решать текущие вопросы.
Главная же проблема - деньги. Я отнюдь не богач, а средст на восстановление лодки требуется много. Поэтому мною открыт счет в банке и начат сбор средств через систему PayPal и сайт GoFoundMe. Там, на GoFoundMe, каждый может увидеть размер своего взноса и взносы других жертвователей. Сейчас через этот сайт собрано чуть менее двух с половиной тысяч долларов. Надо заметить, что деньги вносят как русские, так и зарубежные яхтсмены. Среди последних очень много поляков, что и понятно – много лет яхта ходила под их флагом. Наверное, они чувствуют определенную ответственность за судьбу лодки. Из широко известных в парусном мире людей взнос сделала Трейси Эдвардс.
Но как бы ни было сложно, кое-что уже удалось сделать. Подготовлены для установки на лодку палубное оборудование, двигатель и мачта. Восстановлено якорное устройство, готовы документы на регистрацию яхты. При этом полноценной сметы на ремонт пока что нет. А ведь только на то, чтобы доставить яхту Майами, а это первостепенная задача, требуется примерно в 50 тысяч долларов.
И еще раз скажу: я благодарен всем за помощь в спасении яхты и финансовую поддержку. Потому что без помощи со стороны мне точно не обойтись. И очень рассчитываю на то, что поток пожертвований не иссякнет, а будет набирать силу. Конечная же моя цель – восстановить эту легендарную яхту и передать ее России. Мне кажется, она должна вернуться на Родину
.

Для спасения яхты Fazisi открыт счет на PayPal: fazisilegend@yahoo.com

Можно перевести деньги через сайт GoFoundMe: https://www.gofundme.com/help-make-fazisi-great-again

Опубликовано в Yacht Russia №4 (106), 2018 г.

Популярное
Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Жизнь на яхте

Все чаще мы узнаем о том, что кто-то из сограждан, устав от жизни на берегу, бросил налаженный быт, приобрел яхту и отправился в море, выбрав себе (а, порой, и семье) судьбу морского скитальца. Что это – форма эмиграции, эскапизм, здоровый авантюризм или своего рода впадение в детство, когда игра в кораблики важнее реальных проблем? Ради чего люди разрывают привычные стереотипы?

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…