Обещанного три года ждут...
Седьмого июля 2018 года исполнилось три года с того момента, как Правительство РФ приняло свои «Решения по итогам совещания о развитии малого предпринимательства в Крыму»... Но воз и ныне там...
Обещанного три года ждут...

Седьмого июля 2018 года исполнилось три года с того момента, как Правительство РФ приняло свои «Решения по итогам совещания о развитии малого предпринимательства в Крыму», в коих недрогнувшей рукой начертало, в частности, следующее: «Минтрансу России (М.Ю. Соколову), Минкультуры России (В.Р. Мединскому), Минэкономразвития России (А.В. Улюкаеву), МИД России (С.В. Лаврову), МЧС России (В.А. Пучкову), ФСБ России (А.В. Бортникову), ФТС России (А.Ю. Бельянинову), Ростуризму (О.П. Сафонову) представить в Правительство Российской Федерации предложения по созданию благоприятных условий для развития яхтинга в прибрежных зонах Российской Федерации c учетом ранее данных поручений Правительства Российской Федерации». Редакции YR в точности неизвестно, какие именно «соображения» представили в Правительство указанные товарищи, но на сегодняшний день мы можем смело утверждать одно: в прибрежных водах Крыма на сегодняшний действует самый жесткий в стране режим контроля за перемещением маломерных судов. В связи с чем мы опубликовали в прошлом номере YR заметки «Крымские препоны», автор которых – Антон Тимаков из Краснодарского края, не первый год пытающийся разрушить бюрократические преграды на пути паруса в Черном море вообще и в Крыму в частности. Но тема эта слишком важна, чтобы остановиться, и мы попросили Антона дать некоторые разъяснения, не скупиться на детали и подробности. И получили от него письмо, которое и приводим практически без купюр и изъятий.

«Добрый день, уважаемая редакция!

Я хочу сказать о том, что непосредственно касается наших проблем – проблем маломерных и спортивных парусных судов – и в первую очередь ночных выходов в акваторию Черного моря. Причем в этом письме я сознательно затрону лишь один из большого числа болезненных вопросов – вопрос о необходимости использования AIS на борту яхты. Тему эту я поднял еще в ноябре 2017 года, когда сделал запрос в Пограничное управление ФСБ по Краснодарскому краю в связи с тем, что с 1 января 2018 года вместо действовавшего приказа ФСБ РФ от 15 октября 2012 года № 515 «Об утверждении Правил пограничного режима» в силу вступал новый приказ от 7 августа 2017 года № 454.

В части, разрешающей круглосуточное нахождение судов на акватории с установленным пограничным режимом, пункт 21 этого приказа теперь требует от таких судов «…наличия на них технических средств контроля, обеспечивающих постоянную автоматическую передачу информации о местоположении судна (средства) в государственные системы мониторинга, по согласованию с пограничным органом или подразделением пограничного органа…». При этом следующий, 22 пункт этого приказа уточняет, что это за мониторинговые системы, под ними в приказе понимаются: «…центры отраслевой системы мониторинга водных биологических ресурсов, наблюдения и контроля за деятельностью промысловых судов и российский центр системы опознавания судов и слежения за ними на дальнем расстоянии в электронной форме с использованием информационно-телекоммуникационной сети Интернет».

Учитывая это ужесточение пограничного режима, я сделал запрос, можно ли будет яхтам, оборудованным техническими средствами контроля в виде GPS-трекеров (не AIS), ходить так же свободно, как это допускалось ранее. В ФСБ на запрос мне ответили однозначно: по новому приказу передвижение маломерных судов без технических средств контроля на борту в ночное время в пограничных водах не допускается, а трекеры в качестве таких средств не соответствуют требованиям 22 пункта приказа.

Далее я обратился с этим же вопросом в Минтранс, поскольку надо сказать, что рассматриваемый приказ ФСБ весьма своеобразно описывает требуемые технические средства контроля: об оконечных устройствах на борту судов не сказано вообще ничего, а уже даже из самих названий стационарных (береговых) мониторинговых систем ясно, что они предназначены для контроля над движением и деятельностью больших коммерческих судов. На деле же очевидно, что де-факто только система AIS способна передавать данные с борта судна в эти две упомянутые выше системы. И пограничники требуют от яхтсменов установки AIS – нас, по сути, заставляют покупать дорогостоящее (да к тому же еще и импортное!) оборудование.

На это из Минтранса мне ответили следующее: система AIS не предназначена для установки на маломерные суда, и маломерные суда, совершающие прибрежные плавания, от обязательной установки AIS освобождены. Иными словами, Министерство транспорта дало четкий и однозначный ответ: для маломерного судна установка AIS необязательна.

Следует еще добавить, что система AIS имеет немалое энергопотребление – яхты, не имеющие стационарного двигателя или дизель-генератора, не могут круглосуточно запитывать AIS, в связи с чем смысл его нахождения на борту теряется. Более того, AIS создавалась для использования на борту больших пароходов, в экипаже которых есть специалист, обученный работать с этой системой. В общем, AIS в принципе никак не подходит для маломерных судов, особенно парусных, без стационарного двигателя.

Тем не менее пограничники реагируют на это обстоятельство вполне однозначно: раз у вас на борту нет AIS, то (не важно, по каким причинам ее нет), ночью вы ходить не можете, ибо информация о вашем местонахождении в нашу систему не поступает. Точка. А всякие GPS-трекеры, которыми оборудованы уже сотни (если не тысячи) яхт, вы можете, мол, просто выкинуть.

Получив ответ Минтранса, я вновь обратился в Пограничное управление ФСБ, но уже в Москву. На что мне пришел ответ из Департамента береговой охраны: мы не устанавливаем конкретный тип средства технического контроля – это прерогатива Министерства транспорта. Мы – ни при чем. И у меня есть задокументированное, разумеется, письмо Департамента береговой охраны, гласящее, что ФСБ и пограничные органы являются потребителями информации и типы средств технического контроля устанавливать не могут. Их устанавливает Минтранс.

Однако в соответствии с положением о Министерстве транспорта вся деятельность, касающаяся передвижения судов в акваториях с пограничным режимом, к ведению Минтранса не относится, являясь целиком и полностью прерогативой пограничников.

Складывается парадоксальная ситуация – пограничники кивают на Минтранс в вопросах, которые (по их же собственным словам!) подконтрольны только им самим. Получается заколдованный круг, в результате чего мне пришлось обратиться с письмом на имя Президента Российской Федерации: все парусные мероприятия в Крыму теперь находятся под угрозой, спортивный сезон 2018 года на грани срыва, а понять, к кому же обращаться за разрешением проблемы, невозможно…

Итак, я написал письмо Президенту РФ. Аппарат президента, изучив этот вопрос, «спустил» мой запрос по ведомственной принадлежности – на уровень директора ФСБ. Тот дал указание: разобраться и подготовить ответ. После этого стали поступать более или менее четкие сигналы от пограничников: мол, учитывая важность и значимость спортивных мероприятий, мы прорабатываем схему разрешения маломерным судам использовать устройства по типу GPS-трекеров (не AIS). Но эти ответы, гласящие, что «вопрос прорабатывается», звучат с марта месяца! И пока пограничники «прорабатывают решение», произошло уже столько неприятных инцидентов, что некоторые яхтсмены просто отказываются выходить на какие-либо регаты – лишь бы только не связываться с этими пограничными претензиями. Это что касается ночных переходов.

Вот конкретный пример этого лета. Я вышел из Новороссийска в Крым, пересек Керченский пролив и оказался на подходе к мысу Чауда, где уперся в район военных стрельб – закрытый полигон. Пограничники меня остановили и указали, что район закрыт с восьми утра до восьми вечера, после чего рекомендовали встать на якорь. При этом их не волновало, что это открытое место, что здесь нет прибрежных убежищ, что стоянка на якоре небезопасна, а при юго-западном ветре развивается такое волнение, что три года назад на нем пополам разломился теплоход. Но ни плохие погодные условия, ни что-то иное пограничников не беспокоили: они упорно рекомендовали встать на якорь и дождаться открытия района. Бог с ними – встали. Погода хорошая, простояли, дождались открытия района и восемь часов вечера собрались двигаться дальше, для чего запросили пограничников: «Район открыт?» «Да, открыт, но вы дальше идти не сможете, потому что у вас нет AIS; вы вообще ночью не можете ходить». «И что делать?» «Можете дождаться утра, но утром район опять закроют для проведения стрельб».

В итоге: днем нельзя пройти – стрельбы, а ночью нельзя пройти, потому что нет AIS. Получается, что для яхтсменов требуется «входной билет в Крым»: это покупка импортной системы ценой примерно 80–120 тысяч рублей. Причем эти деньги уйдут вовсе не в бюджет своей страны, что еще можно было бы хоть как-то понять. Но только таким путем я (и многие мои коллеги) могут попасть в Крым. Других вариантов у меня нет. Либо же я должен сознательно идти на нарушение пограничного режима, идти ночью без AIS и быть готовым к тому, что меня будут за это наказывать.

Маразм полнейший! Никакая Конституция не работает, никакой свободы передвижения граждан по территории своей страны нет, никого не волнуют указания Президента РФ о развитии паруса на Черном море и в Крыму – здесь всем глобально плевать. У военных стрельбы – у пограничников приказ. А вы, господа яхтсмены, вы нам мешаете жить. И нам абсолютно по барабану, как и когда вы будете проходить в Крым и из Крыма. Или вообще не будете проходить. Нас это не волнует. Причем они ведь впрямую по рации дословно так и говорят: «У нас приказ, а остальное нам все равно».

Весной нам все же удалось пройти этот район стрельб, напрямую связавшись с командованием Черноморского флота. Но это получилось лишь потому, что мы годом ранее оказали услугу флоту, по его просьбе «дотянув» нашу регату до Новомихайловки. И флот в ответ согласился помочь нам, открыв (!) район стрельб днем, чтобы наши три яхты прошли со стороны Новороссийска в направлении Севастополя через закрытые воды. Но это частный случай: для решения проблемы мы обращались напрямую в штаб КЧФ в Севастополе. Если же кто-то будет идти по этому маршруту «сам по себе», то, конечно же, никто ему такого разрешения не даст.

Этот случай – как и те истории, что я описываю на своей странице в Фейсбуке, – абсолютно подлинный, я ничего не придумал и не приукрасил. Складывается – и не только у меня одного – ощущение, что среди крымских пограничников есть антироссийски настроенные товарищи, которые сознательно саботируют развитие парусного спорта в Крыму и придумывают причины, чтобы чинить препятствия яхтсменам и вообще всем владельцам маломерных судов. Приведу еще один пример из собственной практики.

На последней регате Кубок Крыма на меня был составлен протокол по факту нарушения пункта 26 вышеупомянутого приказа ФСБ № 454. Пункт этот (дословно!) гласит следующее: «Промысловая деятельность осуществляется:

а) на участках (в районах) в российской части вод пограничных рек, озер и иных водных объектов, в пределах которых установлен пограничный режим, – с разрешения пограничного органа или подразделения пограничного органа;

б) на участках (в районах) внутренних морских вод Российской Федерации, в пределах которых установлен пограничный режим, и в территориальном море Российской Федерации – с уведомлением пограничного органа или подразделения пограничного органа».

Каково?!

И вот после окончания одного из этапов на меня был составлен протокол за нарушение этого пункта. Я не могу понять, о какой промысловой деятельность вообще может идти речь, если я управлял спортивным парусным судном и у меня на борту даже удочки не было! За какую «промысловую деятельность» я получил штраф в тысячу рублей, я осознать не в состоянии. Это либо сознательное коверкание действующих приказов (и российских законов), умышленное саботирование всех указаний о развитии парусного спорта на Черном море и в Крыму, либо явное несоответствие людей занимаемым должностям, ибо они просто не понимают, что за протоколы пишут, что делают, что вообще творят. Это вот так вот действуют, к сожалению, офицеры Пограничных войск в Крыму.

Антон Тимаков, яхтенный капитан».

ОТ РЕДАКЦИИ. Следя за развитием ситуации с парусом в Крыму, мы целиком и полностью разделяем недоумение нашего корреспондента сложившейся там явно нездоровой обстановкой. Государственная безопасность и неприкосновенность границ – вещи важные, но до демонстративного маразма в их охране доходить, пожалуй, все же не стоит. Редакция YR просит соответствующие министерства и ведомства считать настоящую публикацию данного письма нашим журналистским запросом о препятствиях развитию парусного спорта на черноморской акватории Российской Федерации. Одновременно мы просим Всероссийскую федерацию парусного спорта, которая по уставу обязана «представлять и защищать законные права и интересы своих членов в области парусного спорта, парусного яхтинга в органах государственной власти и местного самоуправления», прояснить ее позицию в данном вопросе и рассказать о действиях по его разрешению, предпринимаемых ВФПС в соответствии с уставом.

Опубликовано в Yacht Russia №8/110, 2018 г.

Популярное
Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

Жизнь на яхте

Все чаще мы узнаем о том, что кто-то из сограждан, устав от жизни на берегу, бросил налаженный быт, приобрел яхту и отправился в море, выбрав себе (а, порой, и семье) судьбу морского скитальца. Что это – форма эмиграции, эскапизм, здоровый авантюризм или своего рода впадение в детство, когда игра в кораблики важнее реальных проблем? Ради чего люди разрывают привычные стереотипы?

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…