300 лет
Ромовый рейс: история, люди, технологии
Гавным событием французского яхтенного календаря 2018 года стала гонка Route du Rhum – Destination Guadeloupe! В этом году легендарная гонка отпраздновала свое сорокалетие. На праздник в город Сен-Мало, находящийся в северной Бретани, собрались самые именитые гонщики, которые стартовали как на уже легендарных лодках, так и на судах, которым еще предстоит стать легендами
В гонке Жан-Мари Лиот Гонка никогда не испытывала недостатка в спонсорах1978 год. Перед стартом первой гонкиТримаран Arcema перевернулся в 1000 милях от ГваделупыПобедитель регаты 2018 года Франсис ЖуайонФрансуа Габар и Франсис Жуайон финигшировали с разницей в 7 минут

Текст Льва Дайчика, Елены Отекиной и Артура Гроховского

История этой гонки уникальна, и в современном парусном спорте она занимает особое место – место «полигона высоких яхтенных технологий». Здесь ее в чем-то можно сравнить с регатой Mini-Transat – и там, и тут конструкторы ведут сложнейшие эксперименты с формой корпусов, парусным вооружением, а теперь еще и пресловутыми уже подводными крыльями.

С чего все начиналось

Своим рождением гонка обязана многовековому соперничеству на море между Францией и Англией. До середины прошлого века главной трансатлантической гонкой одиночек была OSTAR, проводившаяся в Англии. Но в течение ряда лет в гонке побеждали французы, выставлявшие на нее все более и более крупные и быстроходные суда. Когда же они заявили к участию в гонке яхту Club Mediterranee длиной 236 футов, организаторы решили ограничить размер яхт-участниц. Французы же увидели это так, что англичане хотят воспрепятствовать им победить в гонке «любой ценой».

Спонсировать новую «национальную» трансатлантику без ограничений согласились производители рома. Ромовая индустрия переживала в это время тяжелый кризис, и как выход из него было предложено организовать гонку яхтсменов-одиночек из Франции на Гваделупу. Производители рома пришли с этой идеей в правительство, и мало-помалу был запущен процесс получения разрешений от Министерства транспорта, Министерства внутренних дел, Министерства иностранных дел, ибо во Франции очень много правил и многие вещи строго регулируются.

Изначально предполагалось, что гонка будет стартовать из Бордо, потому что традиционно ром поставляли в Бордо. Но организаторы выяснили, что в Сен-Мало есть удобный порт и условия для приема яхт. Сам городок при этом был заинтересован и хотел участвовать. Мишель Этевенон сумел превратить эту гонку в событие в яхтенном мире, и производители рома ни разу не пожалели о сделанном выборе.

Так состоялась первая гонка 1978 года, которая существенно отличалась от того, что мы видим теперь.

40 лет истории

На протяжении всех прошедших четырех десятков лет в гонке менялись люди, яхты, технологии. Небезынтересно сегодня в дни 40-летия регаты будет вспомнить проходившие перемены и наиболее драматические случаи.

1978 год. В первой гонке приняли участие 38 лодок. Безусловным лидером гонки считался Мишель Малиновски, который шел на специально построенном длинном, узком, глубоко сидящем однокорпуснике Kriter V. Он был впереди всего флота всю дорогу, точнее, почти всю: до финишной линии.

Но Майкл Бёрч на маленьком желтом тримаране Olympus Photo шел мористее, и его никто не видел. И только на самых подходах к финишу маленький желтый тримаран поймал порыв, встал на один корпус и выиграл гонку. Малиновски был в отчаянии, но сделать уже ничего не смог. Он проиграл всего 98 секунд прямо в виду финишной линии! Тримаран впервые смог одержать победу у гораздо более крупного однокорпусного собрата.

К сожалению, триумф канадца омрачился трагедией. Исчез в море знаменитый Ален Кола на тримаране Manureva (бывший Пен Дюик IV). Погода была плохая, но до сих пор никто не понимает, что же произошло, не знает подробностей гибели судна (а обломков Manureva так и не нашли).

1982 год. Марк Пайо выиграл гонку на катамаране Elf Aquitaine. В ходе гонки он серьезно повредил судно и вынужден был остановиться прямо на Гваделупе, чтобы сделать короткий ремонт в нескольких милях от финиша. С того момента разгорелся жаркий спор: что же лучше – катамараны или тримараны.

1986 год. Филипп Пупон выиграл регату на тримаране Fleury Michon VIII. И вновь трагическая потеря. Возможно, самой быстрой лодкой в этой гонке был катамаран Royal, на котором шел Лоик Карадек. Катамаран перевернулся, тело Карадека не было найдено, Филипп Пупон посвятил свою победу погибшему другу.

1990 год. Женщина впервые победила мужчин. Флоранс Арто победила Ф. Пупона, она победила Лорана Буаньона. Это не было счастливой случайностью. Флоранс провела фантастическую гонку, а потом сказала, что пришла почти мертвая и измученная физически и морально. Она все отдала морю. Это была потрясающая победа.

В этом же году было введено ограничение на длину лодок – 60 футов.

1994 год. Флот был разделен на две части: многокорпусники и однокорпусники. В этом году свою первую победу одержал Лоран Буаньон, он стал единственным, кто выиграет гонку дважды – в 1994-м и 1998-м. В этом году было очень много аварий, переворотов. Cherbourg Technologies, на котором шел Альвар Мабир, потерял киль и перевернулся. Через 10 часов шкипер был найден, его лодка же через 10 дней затонула.

1998 год. В регату приходит сегодняшнее поколение гонщиков: Франк Камма на Groupama финишировал третьим. Тома Ковиль на Aquitaine Innovations выиграл среди однокорпусников.

2002 год. Критический для гонки. Появились классы Multi 50 и Class 40. Впервые было принято решение разделить старт флота одно- и многокорпусников. Однокорпусные лодки стартовали на день раньше, они в приемлемых погодных условиях вышли из Сен-Мало. А многокорпусники оказались в условиях, которые очень быстро стали совсем плохими. Первой перевернулась Groupama, а потом один за другим почти все тримараны были разбиты или перевернулись. Из 16 тримаранов класса ORMA 60 уцелели только три (сам класс вскоре исчез с гоночной арены), а грандиозная спасательная операция, развернувшаяся на просторах Атлантики, практически не имела себе равных.

Мишель Дежуайо, новичок в многокорпусниках, выиграл гонку только потому, что Стив Робертсон, лидировавший в течение почти всей гонки через Атлантику, перевернулся в прекрасную парусную погоду недалеко от Гваделупы.

Элен МакАртур на Kingfisher (Open 60) пришла раньше, чем Мишель Дежуайо. Несмотря на то что она стартовала на 24 часа раньше, это был прекрасный результат. Однокорпусник показал близкое к многокорпуснику время.

2006 год. Погодные условия были, наверное, лучшими из возможных. И Лионель Лемоншуа на тримаране Gitana 11 побил рекорд предыдущих гонок, пройдя гонку за 7 дней и 19 часов. Он улучшил предыдущий рекорд больше чем на четыре дня, но в абсолютно идеальных погодных условиях.

2010 год. Был введен класс Ultima, вернулись большие многокорпусники. И победителем стал Франк Камма на Groupama 3.

2014 год. Он побил предыдущие рекорды по количеству участников, сразу 91 лодка стартовала из Сен-Мало. Фаворитом гонки был Армель Ле Кле на Banque Populaire. Но он травмировал руку, и в последний момент его заменил Лоик Пейрон. Он и стал победителем с рекордным временем 7 дней 15 часов 8 минут 32 секунды .

В этой гонке один из фаворитов Тома Ковиль в первую же ночь в результате столкновения с грузовым судном повредил свой тримаран и вынужден был сойти с дистанции.

В том же 2014 году, когда все победители гонок были еще живы, Сен-Мало собрал их вместе, и они сделали отпечатки своих ладоней на набережной. С тех пор двое из них ушли из жизни – скончался Мишель Малиновски, трагически погибла Флоранс Арто.

День сегодняшний

Город к этой гонке начал готовиться задолго до старта, потому что требовалось организовать марину для принятия грандиозного флота. В этот раз в Сен-Мало на старт вышли 123 лодки в шести классах!

Ultime – 6
Multi 50 – 6.
Imoca – 20
Class 40 – 53
RhumMono – 7 (здесь выступают гонщики на однокорпусных лодках, не попадающих в другие классы)
RhumMulty – 21 (здесь выступают гонщики на многокорпусных лодках, не попадающих в другие классы)

И организаторам в этот раз удалось сплести потрясающую интригу! На старт, правда в разных классах, вышли Kriter V, занявший в первой гонке 40 лет назад второе место. Шкипером на этот раз идет Боб Эскофье. С ним будут соревноваться три маленьких желтых тримарана, построенных по тому же проекту, что и Olympus photo, который вместе с Майком Берчем в первой гонке пришел к сенсационной победе.

Вот имена этих лодок и их шкиперов.

Лоик Пейрон на Happy. В прошлый раз именно он таким образом собирался соревноваться с Krriter V, но срочно заменил травмированного Армеля Ле Кле и одержал победу на Banque Populaire. Шарли Капелл на Acapella-Soreal-Proludik. Это он строит «Маленькие желтые тримараны», и в том числе он строил Olympus photo – первого победителя Route du Rhum. Франсуа Корр на Frends&Lovers – молодой гонщик, который горд тем, что встретится в гонке с легендарными шкиперами.

В предстартовые дни Сен-Мало был похож на гигантский муравейник. Движение в центре города было перекрыто. В городе и окрестностях были организованы огромные паркинги, откуда вереницей ко входу стартовой деревни ходили бесплатные автобусы. С утра и до вечера толпы туристов двигались по набережным, разглядывая лодки, шкиперов и шатры спонсоров.

Погода туристов не баловала, и самым популярным сувениром со старта, видимо, были пуховки и теплые шапки. Науке неизвестно, сколько было съедено устриц и выпито вина. На набережных была атмосфера праздника, а на понтонах кипела работа. К старту нужно многое успеть, а не у всех шкиперов есть щедрые спонсоры и большие команды поддержки.

Впрочем, даже команды поддержки помогли не всем…

Разгром

Очень быстро – буквально через несколько часов посте старта – вести с гонки стали напоминать сводки морского сражения: еще не прошло и одних суток со старта Route du Rhum, как уже начались первые поломки и выходы из гонки!

Первым на «дорогу неудачников» вступил Армель Ле Кле на своем новом-тримаране Banque Populaire IX класса Ultime. Но это был еще цветочки: он всего-навсего нашел поломку в генераторе и вынужден был заняться ремонтом. Чуть более получаса – и он вновь в гонке (но, скажем сразу, это ненадолго).

А уже на следующее утро другой макси-тримаран Maxi Edmond de Rothschild Gitana 17 под управлением Себастьяна Жоссе повредил (видимо, в результате столкновения с неизвестным предметом) один из поплавков – там исчез целый кусок обшивки. Разумеется, тут уже вопроса о продолжении участия в регате не было… Вслед за ним еще один из шестерки тримаранов класса Ultime – на этот раз Sodebo Тома Ковиля – сломался и ушел к испанским берегам.

А полоса невезения Banque Populaire IX продолжилась – он перевернулся в 340 милях к северо-востоку от Азорских островов. При ветре в 35 узлов и пятиметровых волнах у лодки оторвало левый поплавок. Шкипер Армель Ле Кле, по счастью, не пострадал и ожидал спасательную команду, находясь внутри яхты (в итоге он был спасен рыбаками).

Не повезло и крылатым яхтам класса IMOCA 60. Первой пострадала новейшая и спущенная с огромной помпой (см. YR №112/2018) Charal. Ее капитан Жереми Бийю сообщил, что у него проблемы с рулевым управлением. Лодка после этого самостоятельно пришла для ремонта в Лорьян, но официально с гонки не сошла. И Жереми сообщил, что после двух-трех дней ремонта он очень надеется вернуться в регату, если будет подходящее погодное окно.

Затем о серьезных поломках сообщил сразу ряд лодок разных классов: Imoca 60, Multi 50 Class40, Rhum Mono. Почти половина флота за последние два дня укрылась от шторма в портах, но многие еще надеются продолжить гонку. Но как бы то ни было, на 7 ноября (а это третий день гонки) ремонтировались в портах (или просто ушли туда искать убежище) три тримарана ULTIME из шести, девять яхт IMOCA 60 из 19, 19 яхт типа CLASS 40 из 53, один тримаран MULTI 50 из шести, девять яхт класса MULTI RRHUM из 21, и семь яхт класса MONO RHUM из 17. Гоночный комитет, видя такое дело, принял решение продлить лимит по времени финиша на пять дней.

Собственно говоря, ничего удивительного в случившемся нет. Море опять оказалось сильнее. Конструкторы яхт ведут речь (см. основные темы Yacht Racing Forum) о новых типах подводных крыльев, о новых управляющих ими механизмах, о принципиально иных, еще более прочных и легких конструкционных материалах, о других высокомудрых вещах.

А море – вот оно. Оно тысячи лет проверяет суда, их конструкции и материалы на прочность. А их капитанов – на выносливость. И то, что не выдерживает проверки морем, идет на свалку – как, например, тримараны класса ORMA 60, чьи обломки долго валялись возле одной из французских верфей. И есть опасение, что море еще долго окажется сильнее и карбона, и кевлара, и боросодержащих волокон. Уж коль обычные стальные суда, сделанные по более чем традиционным технологиям, ежегодно полутора сотнями находят свое кладбище на дне океана, то что говорить о технологиях (те же подводные крылья), которым без году неделя?

Сегодня, надо признать, скоростное (гоночное) яхтостроение (в первую очередь океанское) находится примерно в такой же стадии, в какой оказалась авиация с приходом реактивных двигателей, новых материалов и новых нагрузок.

Нужно время, и его нужно немало, прежде чем будут отработаны и конструктивные решения, и найдены подходящие конструкционные материалы. Одновременно с этим и гонщики должны научиться управлять новыми судами так, чтобы гонка не превращалась в бессонное мучение с печальным финалом перед самым финишем.

Итоги: триумф и трагедия

А главные итоги регаты таковы. Находившийся на втором месте 62-летний Франсис Жуайон на тримаране IDEC Sport догнал и на семь минут сумел перегнать лидировавшего всю гонку Франсуа Габара на Macif. Последние три мили до финиша два гигантских тримарана шли буквально борт к борту, но последний поворот чище провел Франсис, он же и выиграл гонку.

Это был самый плотный финиш за всю 40-летнюю историю Ромового рейса, не считая знаменитую первую гонку 1978 года. Но здесь немалую долю невезения Франсуа создали поломки. Еще в первые сутки гонки его тримаран Macif потерял одно из крыльев, а на вторые – одно из перьев руля. Но как бы то ни было, новый рекорд гонки состоялся. Теперь он составляет семь суток 14 ч 21 мин и 47 с!

Причем что здесь особенно интересно? А то, что Франсис Жуайон привез новый рекорд на все том же самом тримаране, который выигрывал и две предыдущие RDR (под именами Groupama 3 и Banque Populaire VII соответственно). В каком-то смысле можно сказать, что усилия создателей всех новых аппаратов класса Ultime пошли прахом, и все новое – это пока что хорошо модернизированное старое.

Еще более драматично закончилась гонка для ее лидера в классе IMOCA 60 Алекса Томсона, шедшего с заметным опережением остальных соперников по классу. Но… за 30 миль до финиша его Hugo Boss вылетела на скалы. Спортсмену пришлось воспользоваться двигателем, чтобы сойти с грунты и все же привести покалеченную лодку к финишной прямой. Он затратил на свой путь 11 суток 23 ч 10 мин и 58 с. Формально это новый рекорд гонки для класса IMOCA 60.

Однако… правила есть правила, и за включение двигателя на дистанции жюри наказало Алекса суточным штрафом. Как результат гонку в классе IMOCA 60 официально выиграл француз Поль Мильхат, финишировавший со временем 12 суток 11 ч 23 мин и 18 с. А Алекс Томсон в очередной раз утратил свой шанс выиграть хоть какую-то одиночную регату!

Но почему? Ответ оказался очень простым. Зная, что он находится уже возле самой Гваделупы, Алекс установил наручные часы-браслет так, чтобы они разбудили его в нужное время. Всему помешала одна проблема – в часах кончился заряд, Алекс забыл их своевременно зарядить. Поэтому он хоть и прибыл на Гваделупу, но совершенно не в том месте.

А это еще раз говорит об одном – человек все равно пока еще остается главным среди всей этой мешанины тросов, кабелей, зарядных устройств, парусов и крыльев. Но человек, уже чересчур сильно зависящий от технологий. И когда он перестает с ней справляться, приходит беда.

Иногда – в виде потери всего лишь первого места в гонке.

Иногда – в виде потери куда более серьезных вещей.

Опубликовано в YR №12/114, 2018 г.

Популярное
Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

Жизнь на яхте

Все чаще мы узнаем о том, что кто-то из сограждан, устав от жизни на берегу, бросил налаженный быт, приобрел яхту и отправился в море, выбрав себе (а, порой, и семье) судьбу морского скитальца. Что это – форма эмиграции, эскапизм, здоровый авантюризм или своего рода впадение в детство, когда игра в кораблики важнее реальных проблем? Ради чего люди разрывают привычные стереотипы?

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…