Таинственный остров, или Почему круизеры обходят остров Пасхи
Остров Пасхи лежит в удалении от морских дорог, на пути к нему почти не бывает попутного ветра, там отсутствуют не только марины, но и сколь-нибудь защищенные якорные стоянки, а ветер меняется дважды в неделю. Каковы же подходы, формальности, стоянки и опека морской полиции на острове таинственных истуканов?
Каменные истуканы острова Вся команда «Леди Мэри» в строю, хотя и не по росту…  С кэпом за штурваломСкала Моту КауКауОфицер Armada de Chile Маурисио был явно расположен к русскому капитануВетра здесь  неустойчивы, так что приходится постоянно менять место стоянки, двигаясь вдоль скалистых береговМестным рыбакам нередко приходится швартоваться к канату, протянутому над бухтойТуристов здесь немного, уж слишком далеко в океане находится Пуп ЗемлиНи одной абсолютно защищенной бухты на острове Пасхи нет

Текст Марины Клочковой

Мировая загадка

Добраться до острова Пасхи на своей яхте мы не мечтали даже в детстве – это было за пределами реальности. Но когда капитан прокладывал маршрут нашего кругосветного плавания, самый загадочный остров планеты, конечно же, в него вошел.

– А нормальные люди на Пасху ходят? Ветра и течения же встречные.

– Ходят, но мало. Мы попробуем, – и решимость капитана передалась мне и дочкам.

Моаи – огромные статуи острова Пасхи – сделали его самым знаменитым островом Земли. Точно не известно, откуда и когда на остров прибыли первые люди, как они, не зная металла, создали статуи и подогнали друг к другу огромные камни платформ.

Загадка острова Пасхи нещадно эксплуатируется псевдоэтнологами. Кто возвел загадочных колоссов? Инопланетяне, предыдущая цивилизация, мастера тихоокеанской Пацифиды – затонувшего континента, чьи вершины стали Гавайями, Таити, Тонга и островом Пасхи? Любая новость об острове Пасхи обещает пролить свет на тайну, но, увы, это не удается.

Прибыв к острову в пасхальное воскресенье 1722 года, первые европейцы застали каменный век и несколько тысяч вороватых туземцев, что ютились в тростниковых хижинах среди безмолвных исполинов. Размеры и мастерство исполнения статуй поражали всех – Роггевена, открывшего остров, Кука, Лаперуза, других мореходов. И все думали: как?! Археологические экспедиции последнего столетия не ответили на все вопросы, что будоражат воображение землян с тех давних пор.

Словом, выйти в Тихий океан на яхте и не зайти на остров Пасхи мы не могли.

Почему на Рапа-Нуи нет яхт?

Остров Пасхи – один из самых изолированных островов планеты. По статистике Пуп Земли (одно из названий острова) навещают не более 30 яхт в год. Понятно – почему: две тысячи миль от Галапагосов приходится идти против ветра. Вот расстояния до других обитаемых земель: Вальпараисо (Чили) – около 2000 миль; Таити – 2300 миль; остров Питкерн (50 жителей) – 1170 миль; Галапагосские острова – 2120 миль.

После трех недель перехода на Рапа-Нуи (полинезийское название острова Пасхи) вы можете обнаружить, что встать на якорь со стороны порта нельзя (бывает, что заякориться нельзя вообще нигде), и вы пойдете на другую сторону острова ждать перемены ветра. А ветра меняются здесь обычно раз в два-три дня.

На берег без оформления лучше не сходить – рука принимающей стороны нежно держит ваш пульс круглые сутки. Где бы вы ни стояли, офицер морской полиции каждый вечер приезжает на машине, чтобы выяснить по VHF, все ли у вас хорошо. Единственная яхта – объект повышенной заботы. Однако если вы попадете в высокий сезон, с вами по якорным стоянкам вокруг острова могут кочевать еще два-три любителя приключений.

Переход Галапагосы – Пасха

Главный круизный маршрут, включающий остров Пасхи, таков: Панама – Галапагосские острова – остров Пасхи – остров Питкерн – Французская Полинезия. Реже яхтсмены приходят сюда из Новой Зеландии или обогнув Южную Америку с юга.

В марте-апреле большинство яхт с Галапагосов отправляются на Маркизы. Наш семейный экипаж: Клочковы Андрей и Марина (капитан и старпом), матрос Настя 16 лет и юнга Лада семи лет – был единственным, идущим на остров Пасхи с Галапагосов.

После трех дней штиля пришел крепкий южный ветер. День и ночь шли остро к ветру, и трехметровые волны рвались к нам на палубу. Десять дней экипаж ждал, когда же ветер отойдет к востоку, а ветер все ждал, когда нам надоест, и мы повернем, как все нормальные люди, на Маркизские острова.

На второй неделе хода против 20 узлов ветра «жизнь-мечта» заключается в наборе простых действий. Встал с койки в четыре утра – уже круто. Завесил окно от солнца – поставил галочку в карму. Посуду помыл, лежа на раковине, – поставил еще одну. Душ – и настроение ползет вверх, как барометр после бури. Если тебя, свеженамытого, не окатило волной по дороге в рубку – вообще удача!

На поход в гальюн, пардон, уговариваешь себя с полчаса – и марш вниз по трапу, сшибая столы. Заодно и зубы почистил, извозив пастой только край зеркала – вот это ты молодец! Акт героизма в квадрате – «опреснить» два комплекта постели, залитой через незакрученный люк.

Галоп становится бешеным, когда 15–20 узлов резко превращаются в 30. А коли увалишься до галфвинда, то дождь колотит в единственный открытый люк – входной. Чтобы не закрывать форточку, приводишься. На такой вахте не вздремнешь, надо порой помогать ветровому автопилоту, пятому члену экипажа по имени Железный Феликс. Волна до пяти метров. Летим семь узлов на третьем рифе. Для «Леди Мэри» это космическая скорость в мордотык.

Млечный путь распластался над верхушками мачт. Древние полинезийцы представляли его в виде акулы или ящерицы, но европейцам привычнее параллель с разлитым молоком. До полуночи вахту несет старшая дочь, после нее заступает на пост капитан, а мне достается время перед рассветом. Утром в кокпит выползают веселая Лада и хмурая Настя. Обнимаю обеих, распевая: «Смело, товарищи, в ногу! Духом окрепнем в борьбе!»

За трехдневное окошко штиля успели просушить матрасы, и снова начинает дуть в нос.

Самое важное в долгом переходе – не допустить уныния. Баловать себя душем и свежей одеждой, много пить (иначе голова болит). Делать вкусные завтраки, хоть кухонная мистерия и отдает эквилибристикой: готовишь, стоя ногой на мачте. Кексы на крене выходят в виде треугольной призмы, уложенной на грань.

Через две недели перехода урезали пайку свежих фруктов и ввели в рацион ежедневную чашку напитка из порошка баобаба, закупленного еще в Западной Африке. Это средство от цинги - в нем в шесть раз больше витамина С, чем в цитрусах. Годится и каркаде, залитый холодной водой.

Странный остров Сала и Гомес

В 190 милях восточнее Пасхи есть необитаемый островок Сала и Гомес. Это скалы с каменным перешейком длиной в самой длинной части 800 метров. Там аномальная магнитная зона (как в Бермудском треугольнике), риф и не самая точная карта. Мы решили взглянуть, а растут ли на острове пальмы?

Электронная карта гласит: остров Сала и Гомес ищите пятью милями восточнее, чем он обозначен на карте. Островок оказался не только восточнее, но ближе и ниже привычного уровня: вон те острые неподвижные волны в миле по курсу и есть земля.

Промеж зубцов показалась серая россыпь каменюк и бело-красный столб маяка. Желая укрыться от ветра и высокой волны, мы обошли островок с юго-запада. Но бирюза волн повсюду разбивалась о черноту базальтового туфа. Лишь в спокойную погоду здесь можно бросить якорь. Приборы показали 16 метров глубины, но останавливаться сейчас бессмысленно: на остров не высадиться, не убившись.

На этом клочке суши нет не только песчаного пляжа и пальм, но и ни одной травинки. Единственный признак жизни - птицы, чей изумленный вид подсказывал, что мы первые в их жизни люди.

Рапа-Нуи прямо по курсу

На горизонте мелькнул первый за тысячу миль корабль. Пересекаем морской путь из Чили в Новую Зеландию.

На 21-й день прямо по курсу посреди неспокойного моря вырос красноватый валун. Первые истуканы (моаи) южного берега видны издалека. Но сначала мы пошли на запад, в порт единственной деревни острова Анга-Роа – отметиться. Без отметки о прибытии высаживаться нельзя.

Высокие утесы не пропускают УКВ-сигнал. Ветры дуют по кругу с усилением до 30 узлов. Пасха-радио (позывной береговых служб) сообщила, что порт закрыт, и предложила попытать счастья на северо-востоке в бухте Анакена.

Дойти до укрытия посветлу не удалось, и мы ушли дрейфовать в океан. Ветер 30–32 узла, волна четыре метра.

Не самое лучшее место для стоянки

В бухту Анакена мы зашли на следующее утро и три дня стояли с видом на моаи в бордовых туфовых шапках и единственный на острове белый песчаный пляж. Здешняя кокосовая роща не дает оправдаться подозрениям, что остров Пасхи – мрачноватое место.

После оформления мы еще не раз возвращались в уютную Анакену. Гуляли по остовам потухших вулканов, собирали гуаву с низеньких кустов. На острове Пасхи обязательно нужно много гулять. Прихватить термос и бутерброды, надеть кроссовки – и в путь по покатым зеленым холмам.

При западных и южных ветрах высадиться на пляж нетрудно. Здесь когда-то причалил легендарный Хоту Матуа, приведший на остров первых людей. По легенде, вождь сначала выслал вперед семь разведчиков. Они и застыли в камне на платформе у самого пляжа.

В 1955–1956 годах здесь стояло экспедиционное судно норвежской археологической экспедиции Тура Хейердала. Возможно, тогда и был вмурован в скалу большой ржавый кнехт, напротив которого буреет огромный якорь с отломанной лапой.

Бухта не защищает от ветров северных румбов. Якорь держит хорошо, если попасть в песок, глубина 6–8 метров. Мы отдали 50 метров цепи и встали намертво с первого раза.

Как оформить отношения

Вечером третьего дня офицер Armada de Chile сообщил, что завтра – благоприятный день для перехода в порт.

Анга-Роа - порт захода с населением около 6 тысяч человек – находится на западном берегу.

Едва наш бушприт вынырнул из-за мыса, в рации заскрипело:

– «Леди Мэри», «Леди Мэри», ответьте Пасха-радио!

– Мы тут!

– Вставайте за линией красных буев, тут риф у берега.

100 метров якорной цепи вываливаются на 22-метровую глубину. А тем временем рация вопрошает:

– Номера паспортов? Даты рождения? Количество мачт?  Марка и номер аварийного буя? Позывные? Телефон? Спутниковый телефон? Марка модема? Ваш е-мэйл? Сколько у вас воды? Топлива? Марку динги скажите!

– Юниформ. Браво. Квебек. Кило. Эйт. – Капитан терпеливо открывает, снимает, находит и называет по буквам все данные.

– Спасибо, капитан! Мы к вам скоро приедем.

Все виды контроля – иммиграционный, таможенный, врачебный, ветеринарный и агрономический – происходят прямо на борту. Особого рвения бригада из шести человек не проявляет, если вы не больны, яхта не ломится от животных, а закрома – от переизбытка свежих овощей, яиц и мяса.

Офицер Armada de Chile, он же Маурисио, выглядит простаком, но не забывает задавать уточняющие вопросы разным членам экипажа:

– Какой, говорите, у вас был предыдущий порт? А перед ним? А после?

– Оружие на борту есть?

– Нет.

– Наркотики? Драгз?

– Нет. Только аспирин.

– Принимаете наркотики?

– Нет.

Агроном заглянула в кокпит:

– О, а это что у вас растет?

– Это алоэ, детей от царапин мазать.

– Где взяли?

– В Панаме, – не растерялся кэп.

Агроном кивнула и расспросы.

Маурисио смотрит весело, но внимательно. Юнга подарила ему рисунок, отчего офицер растрогался и сообщил, что на следующей неделе придет к нам с собакой искать наркотики.

- Но вы скажите, если нельзя с собакой, то не придем!

Офицер оставил все свои контакты и велел звонить в любое время, если будет нужна помощь.

- А еще дайте ваш адрес в России, телефон и e-mail. Если вы тут затонете, мы их оповестим.

С собакой Маурисио так и не пришел...

Вечером Пасха-радио сообщило, что ожидается 25 узлов ветра с запада и надо уходить на восточную сторону. Через пять минут получаем сообщение: «Я вам прогноз погоды скинул, отпишитесь, как посмотрите».

Мы выдержали месяц и каждые 2–3 дня меняли якорную стоянку. Регулярные лавировки против 20-узлового ветра на другую сторону острова стали привычной тренировкой. А вот наших знакомых в три часа ночи при смене ветра потащило на скалы, пришлось сниматься и до рассвета дрейфовать в сторону Анга-Роа.

Наше терпение было вознаграждено пятитидневным окном в погоде, благоприятным для стоянки у деревни. Мы успели закупить продукты и поколесить по острову на машине. Приятно удивились непередаваемому ощущению уюта и простора, что охватывает тебя повсюду. Ведь мы ожидали, что здесь будет голо и одиноко! Нет, с деревьями на Пасхе уже не такая напряженка, как 300 лет назад. Со времен первых европейцев появились перелески. Загоны для скота и заборы сделаны из дерева. Это странно для места, пережившего экологическую катастрофу из-за потери лесов.

Деревня Анга-Роа не живет, а будто течет через время. Редкие машины и хорошенькие домики среди курчавых деревьев. Кусты разноцветных цветных китайских роз. Новые и древние скульптуры. Много собак. Очень зелено и чисто. Люди приветливы, а цены кусаются. Колокол маленькой церкви отбивает часы, чтобы рапануйцы не забыли, что они теперь католики.

Динги-док находится у маяка, и нужно целиться между накатами волн. С обеих сторон узкого прохода катаются серферы, и с непривычки серфить на динги страшновато.

В малюсеньком порту на растяжках между берегом и канатом, протянутым в двух метрах над водой, стоят рыбацкие лодки. Шлюпку мы швартуем кормой к маленькому пирсу, носом к растяжке.

Где можно встать

Остров Пасхи похож на прямоугольный треугольник. Для простоты берега называют западным, северо-восточным и южным. И нигде ни одной абсолютно защищенной стоянки… Хорошо, что они вообще есть.

Да вот они!

Анга-Пико - порт на юге деревни Анга-Роа, где разгружается чилийский корабль снабжения. В аварийном случае здесь можно поднять яхту из воды. Если осадка вашей лодки менее двух метров, и вам очень хочется зайти, нужно и можно получить специальное разрешение капитана порта. Только одна яхта может встать в середине маленькой гавани, растянувшись на четыре веревки между берегами. Но, вставая таким образом, вы рискуете застрять на полмесяца: если погода испортится, из порта не выйти. Поэтому при первом же прогнозе о западном ветре нужно снова получить разрешение и уходить.

 Лаперуз-бэй: защищает от зыби, нагоняемой западным ветром, но по многим параметрам проигрывает Анакене, находящейся рядом.

Винапу: каменистое дно и не очень хороший выход на берег, зато можно любоваться садящимися самолетами.

Отуити… Об этой бухте на южном берегу расскажу подробнее. Потому что прямо в бухте находится самая большая платформа с 15 моаи. За ними возвышается вулкан Рано-Рараку – колыбель каменных великанов. На склонах древней каменоломни стоят, лежат и торчат самые большие статуи острова Пасхи, вырубленные, но так и не дотащенные до побережья.

Здесь нельзя вставать на якорь ближе, чем на глубине 15 метров, иначе вы окажетесь на линии обрушивающихся прибойных волн. Маленького причала с воды не видно, но рыбацкие лодки проходят в сторону берега, ждут подходящей волны и исчезают где-то между выступами. Чтобы найти секретный фарватер, капитан «Леди Мэри» сначала сгонял на разведку, покружил у кромки рокочущих гребней и вернулся за нами. Вцепившись в борта динги, мы заскочили в укрытие – рыбацкий док, где хозяева угостили нас авокадо и гуавой. А назавтра местный рыбак забросил на палубу тунца в подарок.

В Отуити мы пережидали 9-балльный шторм. Низкий берег слабо защищает от северного ветра, а с юга приходит зыбь до трех метров. Раздувало до 45 узлов, яхта металась на привязи, но якорь не сполз ни на метр.

Добрых соседей найти здесь легко

После шторма к нам пришел первый сосед – американский катамаран. Через пару дней его якорная цепь обмоталась вокруг кораллов и при подъеме якоря вырвала с мясом лебедку из палубы. Наш капитан снарядился скуба-дайвером и спасал их якорь с глубины 18 метров.

Едва катамаран ушел в сторону Таити, к Рапа-Нуи подошла 27-футовая лодка из Швеции с двумя 20-летними мореплавателями. За 31 день они дошли сюда прямиком с Панамы.

Следом пришел 39-футовая тяжелая яхта Manaya. Пожилая швейцарская пара простояла у Пасхи неделю и отправилась отдыхать от качки в тихую лагуну архипелага Гамбьер, это 1400 миль на северо-запад (мы до сих пор дружим, объединенные незабываемым местом встречи).

А мы… мы продолжали кружить вокруг острова, спасаясь от злого ветра и ненужных волн. Но эти вынужденные круизы нас не тяготили: где еще вы постоите с такими приключениями, не говоря уже о видах на самые загадочные статуи Земли? А когда все же покинули этот остров, то поняли, что хотим вернуться, что вновь встретиться с редкими отважными яхтсменами, погулять под сенью каменных колоссов и снова угоститься чаем у рейнджеров и рыбаков.

Полезная информация

Остров Пасхи (Рапа-Нуи) управляется губернатором рапануйского происхождения. Официальный язык - испанский, но 70 % населения говорят между собой на рапануйском языке. Кое-где и кое-кто понимает английский.
Остров имеет регулярное (несколько раз в неделю) авиасообщение с Сантьяго-де-Чили и Папеэте (Таити).
Сезон для плавания под парусами – круглогодично. Тропических штормов нет. По пути от Панамы ветра переменные, чаще встречные. Волна боковая и встречная 2–5 метров.
Лучшее время для круизинга – с января по март. В апреле-мае три дня из шести идут дожди. Несмотря на удаленность от Чили, время на острове чилийское. А значит, восход солнца (в мае) случается ближе к 9 утра.
В зимнее время дует преимущественно с запада. При западных ветрах и волнении нельзя не только высадиться на берег, но и встать на якорь у порта захода.


Требования к яхтсменам
– Чилийский флаг под правой краспицей на все время пребывания.
– Круглосуточно включенная рация на 16-м канале (доступен прогноз погоды).
– Якорный огонь в темное время.
– В ночное время на яхте хотя бы один человек обязательно должен нести якорную вахту.
– Не оставлять яхту без внимания и днем.
– Переход на другую стоянку по любым причинам нужно согласовать с капитаном порта.
– Запрос клиренса – минимум за 4 часа до выхода.

Пополнение запасов и хозяйство
Анга-Роа – ЕДИНСТВЕННОЕ место закупок и сервиса.
Вода есть в Анга-Роа или в Анга-Пико (юг деревни). Бензин и дизель - на АЗС около аэропорта.
Заправка кислородных баллонов – в дайв-клубах у главного пирса.
Единственная на острове прачечная – 300 метров вверх от дока, с левой стороны. Килограмм постиранного и высушенного белья обойдется в 7$.
Банк и банкомат – на главной улице, что идет вдоль берега и сворачивает налево вглубь деревни.
Магазины, лавки и место покупки билета на осмотр всех памятников - на улице, параллельной набережной. В небольших супермаркетах есть все необходимое. Цены весьма высокие, например, килограмм яблок – $13, мандаринов – $8. США.
Единый билет в национальный парк, коим является весь остров, стоит $60 – взрослый,  и $30 – детский.
Есть два сотовых оператора. Мобильный Интернет есть только в Анга-Роа и на высоких точках, в частности, на вершине Рано-Рараку, но взбираться туда запрещено.
Сбор на поддержание маяков в рабочем состоянии: $8 для яхт водоизмещением до 50 тонн. И можно стоять три месяца...

Опубликовано в Yacht Russia №1-2/115 г.

Популярное
Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Жизнь на яхте

Все чаще мы узнаем о том, что кто-то из сограждан, устав от жизни на берегу, бросил налаженный быт, приобрел яхту и отправился в море, выбрав себе (а, порой, и семье) судьбу морского скитальца. Что это – форма эмиграции, эскапизм, здоровый авантюризм или своего рода впадение в детство, когда игра в кораблики важнее реальных проблем? Ради чего люди разрывают привычные стереотипы?

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…