300 лет
Погода на послезавтра. Ждут ли нас новые природные катастрофы?

Существует ли глобальное потепление? С чем связаны погодные капризы? Что такое метеограмма? Какова на самом деле точность сегодняшних прогнозов погоды? Насколько может яхтсмен доверять долгосрочным прогнозам?

Красиво или страшно? Попали...

Беседовал Артур Гроховский

Собеседник - Александр Иванович Угрюмов, доктор географических наук, профессор Государственного гидрометеоинститута, заслуженный метеоролог РФ
 

Yacht Russia: Что сейчас происходит с погодой в мире? Можно ли сказать, что привычная схема погодных явлений нарушается? Стала ли погода (в Европе, прежде всего) менее стабильной и менее предсказуемой?

Александр Угрюмов: Действительно, погода в последние годы стала менее привычной (о ее стабильности и предсказуемости я скажу позже). Традиционно – уже традиционно – этот факт связывают с глобальным потеплением, которое на самом деле имело – подчеркиваю, ИМЕЛО! – место быть. Заметный подъем температуры воздуха начался примерно с 1980 года. Максимум развития этого потепления мы наблюдали в 2005–2006 годах, затем температура стабилизировалась и даже начала немного уменьшаться.

YR: Каково объяснение этого потепления? Неужели все-таки одна лишь техногенная деятельность человечества?

А.У.: Официальное объяснение этого потепления, принятое и Всемирной метеорологической организацией, и концепциями наших метеорологов таково: подъем температуры произошел из-за роста выбросов парниковых газов в атмосферу. Но есть другая точка зрения, именно ее я придерживаюсь. Ее, кстати, придерживался и крупнейший мировой (не российский даже!) метеоролог Кирилл Яковлевич Кондратьев, которого, к сожалению, уже нет с нами. Я с ним неоднократно встречался, беседовал. Вывод наш такой: да, какая-то часть глобального потепления вызвана выбросом парниковых газов. Но… доля вклада разных причин Кириллом Яковлевичем впрямую не называлась, но я подозреваю, что примерно 75 % этого вклада – многолетние и вековые циклы температур, связанные с циклами циркуляции атмосферы. Так вот получается, и это уже по моим исследованием, что потепление происходило, когда наложились друг на друга пики двухсотлетнего и пятидесятилетнего циклов. Именно это объясняет, что потепление было таким сильным.

YR: А это потепление происходило равномерно по поверхности земного шара?

А.У.: Да, мы исследовали, как вообще протекает этот процесс на земном шаре. Ведь нельзя же говорить о глобальном потеплении как о средней температуре по больнице. И мы одними из первых обнаружили, что «больные» в основном расположены в средних широтах Северного полушария. По остальной планете – тут немножко, там немножко, а в Западной и Северной Атлантике, например, вообще похолодало. Что делается в Арктике – трудно сказать, потому что данные только береговые, к тому же сеть метеостанций резко сокращена. Но и там не прослеживается большого потепления. А что такое средние широты? Это «западно-восточный перенос» во всей красе. Где именно потепление сильнее всего? Это Канада, европейская часть России, Казахстан, Западная Сибирь и Дальний Восток. Вот такая «воздушная труба» получается. Не буду углубляться в специфичные подробности, но дело в том, что сам по себе западно-восточный перенос тоже испытывает циклические смещения. И если вся его система продвигается по каким-то причинам к северу, то, естественно, за ней идет и потепление. Если перенос уходит к югу, за ним идет похолодание. И таких циклов даже в прошлом ХХ веке было несколько.

YR: Например?

А.У.: Ну, например, первое из наблюдавшихся потеплений – это конец XIX века; за ним второе потепление 1930-х годов вплоть до самого начала 1940-х; потом сильное похолодание (вспомните снега и морозы 1960-х годов); и, наконец, нынешнее потепление с начала 1980-х годов. Получается, что есть некий двухвековой погодный цикл, а на него накладывается примерно полувековой цикл смещения западно-восточного переноса. Хотя полувековой – это не означает в точности 50-летний.

YR: И тем не менее знание таких циклов позволяет хотя бы в первом приближении прикинуть «супердолгосрочный прогноз»?

А.У.: Мы такой прогноз сделали. Не очень глубокий, от 2013 года примерно до 2025. Получилось, что если в самую аномальную из зим (с 2006 на 2007 год) у нас на европейском континенте температура была на +4,5 С выше среднезимней, то в 2025 году она будет +0,5 С. То есть в принципе мы ожидаем похолодания. Да и вообще все больше и больше специалистов прогнозируют малый ледниковый период.

YR: Еще лет десять назад мы встречали прогнозы российских специалистов (например, уважаемого Александра Городницкого, хотя он и не метеоролог), что с 2014 года начнется постепенное похолодание.

А.У.: Что ж, Городницкий, без сомнения, крупный ученый. У меня и моих коллег такое же мнение насчет пресловутого потепления и грядущего похолодания.

YR: А что же насчет нестабильности погоды и связанной с этим вероятной потере точности прогнозов?

А.У.: Давайте для начала разделим прогнозы на краткосрочные и долгосрочные. Краткосрочные прогнозы имеют очень надежную теоретическую базу, и до пяти суток (Т+120 часов) мы в них, как правило, не сомневаемся. Скажем, сегодня (по температуре) оправдавшимся прогнозом считается тот, в котором фактическая температура отличается от предсказанной не больше чем на плюс-минус два градуса. С такой точностью на пять суток проблем практически нет. А прогноз на трое суток вообще должен быть без сучка, без задоринки. Правда, всегда остается зазор… На что? На некоторые синоптические процессы, которые трудно предсказать, их примерно пять процентов. Дальше идет уже бОльшая неопределенность, это прогнозы на 10–15 суток (Т+240 часов), среднесрочные прогнозы. Я считаю, что пока в этой области мы только делаем опыты, что-то такое пытаемся найти, что позволило бы нам давать стабильно точные результаты. И все же яхтсменам доверять прогнозам на 15 дней вперед, всерьез на них рассчитывать я бы не рекомендовал. Точность не та. Теперь перейдем к долгосрочным прогнозам…

YR: С ними совсем плохо?

А.У.: У долгосрочных прогнозов сегодня нет теоретической базы. И точка. Краткосрочные имеют под собой давно известную систему уравнений, и с начала 70-х годов прошлого века точность решения этих уравнений только повышалась. Нынешние прогнозы просто несравнимы с прогнозами 1970-х годов. Сегодня, например, вы можете – и как частное лицо, и как юридическое – заказать в Гидрометеоцентре России так называемую «метеограмму» по вашему пункту. Это потрясающая вещь – там на двое с половиной суток расписано абсолютно все: температура, давление, ветер, влажность, осадки. Причем по каждому часу. И эти метеограммы оправдываются! Думаю, для организаторов парусных соревнований, да и для самих гонщиков, такая метеограмма – просто необходимая вещь.

YR: А что такое долгосрочные прогнозы? Месяц?

А.У.: Месяц или целый сезон. Можно и на год прогнозы делать, но это уже совсем фантастика. Основатель нашей отечественной школы долгосрочных прогнозов Борис Помпеевич Мультановский начал составлять долгосрочные прогнозы еще в двадцатых годах прошлого века.

Борис Помпеевич Мультановский
Родился в Петербурге 11 (23) апреля 1876 года. С 1913 работал в ГГФО — Главной геофизической обсерватории – руководителем отдела синоптических работ, заведующим бюро погоды, руководителем группы долгосрочных прогнозов погоды (с 1930). В период Первой мировой войны занимал должность заведующего отдела научной разработки методов предсказаний погоды Главного военно-метеорологического управления. Разработал свой метод метеопрогноза, ввел в практику создание так называемых сборных карт, которые облегчали анализ особенностей развития синоптических процессов на значительных пространствах. В 1915 году опубликовал работу «Влияние центров действия атмосферы на погоду Европейской России». В том же 1915 году предсказал рекордно высокое половодье на Лене, дал верный прогноз погоды Карского моря для зимовавшей экспедиции Б.А. Вилькицкого, правильно предсказав раннее вскрытие льдов, несмотря на суровую зиму. В последующем Б.П. Мультановский и его ученики расширили созданный им метод прогнозирования, нашли возможность его применения к прогнозу гололеда, ливней, вскрытия рек. Эти научные разработки Мультановский обобщил в монографии «Основные положения синоптического метода долгосрочных прогнозов».

А.У.: Оправдываемость долгосрочных прогнозов Мультановского была порядка 60 процентов. Сегодня средняя оправдываемость таких прогнозов – около 70 процентов.

YR: Не так уж плохо.

А.У.: Но ведь всего десять процентов прироста точности за сто лет! При этом точность краткосрочных прогнозов выросла с 65 послевоенных процентов до 95 сейчас. Причем рост точности был скачкообразный: какое-то изобретение внедрили – и сразу прирост. Скажем, лишь использование радиозондов дало прирост в 15 процентов. Численные методы анализа – еще 10 процентов. Спутники – еще 5 процентов (чем ближе к 100 процентам, тем труднее поднимать точность). А вот в долгосрочном прогнозировании у нас пока не только теории, но и таких помощников нет, поэтому и оправдываемость маленькая. И первым это признал мой хороший друг Роман Менделевич Вильфанд, бывший директор Гидрометцентра. Он стал говорить прямо и честно: лето будет теплым, но вероятность прогноза – 70 процентов.

YR: С этим понятно, а что насчет погодной нестабильности?

А.У.: О ней много говорят, но лично я не имею в распоряжении ни фактического, ни количественного доказательства этого факта. Очень часто слышу, как данность: мол, есть «погодная нестабильность»! И все из-за потепления: тут большие холода, тут большое тепло – отсюда и нестабильность. Но почему, на каком основании? Если есть большие холода и большое тепло, то это означает меридиональную структуру циркуляции атмосферы. Так покажите мне ее! У меня получается наоборот, зональная форма циркуляции в настоящее время пока господствует, так откуда сильная нестабильность при зональной форме циркуляции? Не может ее быть! Вернее, может, но как? На севере будет холоднее обычного, на юге – теплее обычного. Хотя меридиональность циркуляции сейчас заметно возрастает, это правда.

Типы циркуляции воздуха
При зональном типе циркуляции над значительной частью полушария или даже над всем полушарием господствует выраженный западно-восточный перенос воздуха. Это значит, что области высокого давления занимают низкие широты, а низкого давления – высокие широты. Общий перенос воздуха происходит с запада на восток, в этом же направлении достаточно быстро перемещаются циклоны и антициклоны. Зональный тип циркуляции в Европе связан с адвекцией воздуха с Атлантического океана (с теплой погодой зимой и прохладной летом и с циклоническими осадками в северной половине Европы).
Меридиональные составляющие переноса воздуха в общей циркуляции атмосферы, хотя они и меньше по сравнению с зональными, имеют очень большое значение. Именно они обусловливают обмен воздуха между различными широтами Земли. В каждом циклоне создается перенос воздуха к высоким широтам в передней части и к низким широтам в тыловой части, в антициклонах – наоборот. Отсюда следует, что в каждый данный момент на одной и той же широте над одними меридианами господствуют меридиональные составляющие тока воздуха, направленные к северу, а над соседними – направленные к югу. Меридиональный тип циркуляции в Европе связан с глубокими проникновениями холодных масс арктического воздуха к югу и, напротив, теплых масс воздуха из субтропиков – в высокие широты.
Преобладающие в течение длительного времени формы циркуляции (эпохи) обозначаются как E и W (зональные) и С (меридиональная).

YR: Отсюда вопрос: за последние годы на Средиземном море резко возросло количество смерчей…

А.У. Так ведь меридиональность возрастает!

YR: Недавно мощный смерч «прогулялся» по Анталии. Нам удалось отследить, с чем он был связан: наблюдался мощный заток холодного воздуха по широте через Геркулесовы врата, затем эта холодная струя обогнула с юга Италию и Грецию, в восточном «тупичке» Средиземного моря повернула на север и северо-запад и вышла на берег в Турции.

А.У.: Так это и есть классическая причина торнадо или смерча – заток холодного воздуха и его столкновение с нагретым воздухом. А откуда берутся эти холодные потоки над теплым Средиземным морем? Они возникают вследствие меридиональной перестройки процессов циркуляции. Судя по графикам роста числа смерчей за последние десять лет, что вы показываете мне, начинается (уже началась) перестройка циркуляции с зональной на меридиональную. Осенние смерчи в турецком Мармарисе тоже стали следствием вторжения холодного воздуха на Средиземноморье через побережье Франции.

YR: Получается, количество смерчей в Средиземноморье еще какое-то время будет расти?

А.У.: Весьма вероятно. И число их станет особенно большим осенью, в сентябре, когда Средиземное море максимально прогрето, а воздух в Арктике и Северной Атлантике уже начал охлаждаться.

YR: А что дальше?

А.У.: Ну, рискну... Сейчас в наших краях пока сохраняется зональная циркуляция типа Е. Как это выглядит? Над нами находится гребень высокого давления, а ложбина – над Европой. Через эту ложбину происходит заток холодного воздуха из Европы в теплые страны. И – это мое частное мнение, частная работа – именно этот тип циркуляции будет господствующим. Так что даже без смены на меридиональную циркуляцию число смерчей в теплых водах Средиземного моря будет расти.

YR: Давайте вернемся к прогнозам. Сегодня для прогнозирования погоды используются различные модели – GFS и другие. В чем их основная разница? Какие из них предпочтительнее для тех, кто готовится к дальнему переходу в тех или иных водах?

А.У.: Первое. Абсолютно все математические модели прогноза погоды строятся по одной и той же схеме. Три уравнения движения, уравнение притока тепла, уравнение непрерывности, замыкающее уравнение и т.д. Второе. В разных моделях учитываются разные процессы, которые не могут быть измерены и определяются с помощью так называемой параметризации. Ну, например: восходящий поток тепла от подстилающей поверхности. Нет у нас такой сети датчиков, чтобы они непрерывно замеряли этот поток тепла от земли (воды) в воздух. А ведь мерять надо точно, потому что лес – это один поток тепла, вспаханное поле – другой, зеленый луг – третий. Тоже самое с облачностью… И вот эти неизмеримые напрямую, но очень важные данные в разных моделях учитываются разными методами параметризации, и в каждой модели – по-своему. Например, в балтийском регионе важнее всего взаимодействие моря и атмосферы. Но в тропических районах это взаимодействие надо учитывать по-другому: если у нас процесс «теплое море – холодный воздух» = это прямые потоки тепла от моря в атмосферу, то в тропиках эти потоки сравнительно невелики, поскольку температуры воздуха и океана близки. Зато там испарение с поверхности океана огромное, а у нас это не так значимо. Поэтому модель для тропиков и модель для Балтики должны по-разному учитывать эти факторы, прямому количественному измерению пока не поддающиеся. Вот этим прогностические модели и отличаются. Все остальное – физика, эти уравнения были известны еще в XVIII веке.

YR: А что вы скажете о народных приметах?

А.У.: Многие из них – это отражение реальных погодных взаимодействий. Я неоднократно давал студентам просчитывать эти календарные явления – и все подтверждается! Правда, некоторые приметы со временем стали «ослабевать», например, зимой из всех «традиционных» морозов наиболее выраженными сейчас остаются Сретенские, февральские. А Рождественских не было уже давно.

YR: Еще вопрос из того же ряда: зима этого года очень снежная, в Европе даже были жертвы из-за обильного снегопада. А чего-то необычного можно ждать летом после такой зимы?

А.У.: Тут я могу сказать точно, но только по температуре. Есть примета: «холодная зима – теплое лето» (и наоборот). Мы со студентами проверили все четыре возможных сочетания, и вот что я вам скажу: оправдываемость любой такой приметы – почти в точности 50 процентов. То есть если зима была холодной, то лето с вероятностью одна вторая будет теплым… или не будет. Вот и все.

Опубликовано в Yacht Russia №3/116, 2019 г.

Популярное
Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Жизнь на яхте

Все чаще мы узнаем о том, что кто-то из сограждан, устав от жизни на берегу, бросил налаженный быт, приобрел яхту и отправился в море, выбрав себе (а, порой, и семье) судьбу морского скитальца. Что это – форма эмиграции, эскапизм, здоровый авантюризм или своего рода впадение в детство, когда игра в кораблики важнее реальных проблем? Ради чего люди разрывают привычные стереотипы?

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…