Школы и законы
Свод взаимно невыполнимых (или невыполнимых в принципе, или совершенно нелогичных) законов, постановлений и иных регуляций сегодня очень сильно осложняет работу тренеров и директоров парусных школ, особенно имеющих муниципальное и федеральное подчинение.
Каковы правила, такова и жизнь

Текст Артура Гроховского

Конечно, хорошо уже то, что такие школы вновь начали появляться и даже показывать высокие результаты, однако почему же регулирующие их деятельность законы едва ли не на каждом углу входят в противоречие с естественными требованиями учебно-тренировочного процесса нашего довольно непростого вида спорта?

«Давайте действительно подведём черту, и с 1 января 2021 года прекратим действие всех существующих в настоящее время нормативных актов в сфере контроля, надзора, ведомственных, региональных приказов, писем и инструкций», - сказал недавно Президент РФ. А, значит, эта проблема не просто наболела, но уже и хорошо заметна «наверху».

Ведь действующие законы РФ и подзаконные акты порой противоречат то друг другу, а то порой и суровой реальности. А результатом может стать и постановление о возбуждении уголовного дела против руководства парусной школы (особенно бюджетной). Причина возбуждения дела? О, таковых причин может быть множество… Попытаемся расписать их на примере некоей условной ГБУ (государственное бюджетное учреждение) «Детская спортивная парусная школа» города Трикопейска?

1. Федеральный стандарт подготовки – друг или враг?

Начать свою деятельность руководству любой парусной школы (тем более не частной, а существующей на бюджетные деньги, как наша условная Трикопейская) придется с внимательного изучения документа под названием Федеральный стандарт спортивной подготовки (далее ФССП) по виду спорта – «парусный спорт», утвержденного приказом Министерства спорта РФ от 16 апреля 2018 года за № 346. Документ этот крайне интересный, а особенно приложения к нему.

Например, приложение № 1 устанавливает этапы спортивной подготовки занимающегося спортсмена (ученика), разбивая их на четыре стадии.

Этап начальной подготовки (занимает три года, для зачисления пригодны дети возрастом от девяти лет).

Тренировочный этап (этап спортивной специализации, занимает пять лет, для зачисления пригодны спортсмены возрастом от 11 лет).

Этап совершенствования спортивного мастерства (его продолжительность формальных ограничений не имеет, а заниматься на этом этапе могут ученики возрастом от 14 лет).

Этап высшего спортивного мастерства (опять-таки продолжительность не ограничена, а заниматься на этом этапе могут спортсмены от 15 лет и старше).

Казалось бы, вполне приемлемое бюрократическое творчество, на первый взгляд не несущее в себе ничего вредоносного, а просто формально немного упорядочивающее стадии и уровни подготовки будущей парусной звезды. Но не тут-то было!

Читаем дальше приложения, и в № 11 доходим до таблицы № 2: «Спортивный инвентарь, передаваемый в индивидуальное пользование». И вот тут возникает легкое недоумение. Ибо…

1. Спортсменам, находящимся на первом (начальном) этапе подготовки (НП) действующим ФССП никакой индивидуальной материальной части (тех же лодок) не положено вообще. Ни корпуса, ни рангоута, ни паруса, ни такелажа, ни плавника. И точка! Все в рамках известной логики: сперва научитесь плавать, а потом воду в бассейн нальем. То есть три года – три долгих года, с девяти до 11 лет,  пришедшие в парусную школу ученики должны как-то заниматься парусным спортом, но при этом не имея в своем распоряжении никакой закрепленной за ними школьной матчасти. Не положено!

Правда, оговоримся, речь идет именно об индивидуальной матчасти, на которую выделяются бюджетные (муниципальные или федеральные) деньги и которая закреплена за определенным спортсменом (или группой спортсменов). Насчет же матчасти коллективной, то есть непонятным образом собранной директором Трикопейской школы с бору по сосенке на какие-то никому не ведомые средства и ни за кем конкретно не закрепленной, а попросту говоря, насчет дров ФССП не говорит ничего. Только вот какое ощущение останется у молодежи от первого знакомства со столь красивым парусным спортом через посредничество безродного и бесхозного хлама?

Заметим к месту, что ничуть не лучше дело обстоит и с другим необходимым тренировочным оборудованием и снаряжением – этой категории обучающихся положен (согласно приложению № 12) всего-навсего один спасательный жилет на пять лет – и все!

– Более того, – сказал нам директор трикопейской школы, – в группе начальной подготовки вообще не предусмотрено занятие спортом и тем более участие в соревнованиях. Мало того что ФССП не предполагает наличие лодок для НП, так я еще имею прямое указание от учредителя, чтобы наши дети вязали узлы, ходили по музеям, читали историю парусников, пели патриотические песни и принимали участие почти каждую неделю в городских праздниках: раз в месяц возложение цветов, открытие чего-нибудь, закрытие чего-нибудь и так далее. О каком парусном спорте тут вообще идет речь? И из группы в группу детей не перевести. Если пришел ребенок, то его непременно нужно три года промурыжить в НП. А если он способный и за месяц сообразил, как вязать узлы и ходить строем, то почему бы его не посадить в лодку, а еще через месяц не опробовать на местных регатах с прицелом на областные и республиканские? Это ведь не математика, где материал усваивается урок за уроком и с первого в десятый не перейти, хотя и там есть уникумы и экстерны. А тут нельзя никак!

Между тем наполняемость групп жестко проверяется. Должно быть 15 человек – значит, так тому и быть! И если в НП-3 (на третьем году) кого-то нужно выгнать за прогулы или за то, что часто ездит к бабушке, то сделать это формально можно, вот только взять на его место другого юного спортсмена не получится, потому что его нельзя перевести в НП-3 из НП-2 и тем более из НП-1. В результате группа получается неукомплектованной, а это серьезный «залет» при любой проверке.

2. Немногим лучше обстоит дело и у спортсменов учебно-тренировочного (УТ) этапа подготовки. Здесь на каждого (!) занимающегося положено уже по цельной четверти. Четверти чего, спросите вы? А всего и сразу. Спортсмены этого уровня получают в индивидуальное пользование целых 25 % корпуса (аж на пять лет), 25 % рангоута (на два года) и по столько же процентов паруса (на два года), такелажа (на два года) и плавника (на три года). Грубо говоря, одна укомплектованная яхта-единичка (тот же Laser) на этой стадии должна использоваться сразу четырьмя спортсменами, а двойка (скажем, 470) – минимум двумя экипажами. Хорошо, допустим, тренер (или директор) в Трикопейске смогут осуществлять тренировочный процесс в две (или четыре) смены, чтобы обеспечить использование матчасти в соответствии с данными указаниями ФССП. Но как быть на соревнованиях? Ведь спортсмены УТ уже выступают (например, в классе 29er) на соревнованиях уровня чемпионата мира. Как двое (или четверо) спортсменов могут одновременно выступать на одной лодке?! И ведь ничего не попишешь – так диктует федеральный стандарт, а это кроме всего прочего означает, что федеральных – или просто бюджетных – денег на приобретение матчасти сверх утвержденного минимума никто не даст. Поэтому выкручивайся, тренер, как знаешь! И вот ей-богу, очень похоже, что с таким отношением к нашему виду спорта мы скоро скатимся опустимся в 30-е годы прошлого века и начнем вновь, как «в те времена далекие, теперь почти былинные», проводить гонки с пересадкой рулевых.

3. Дальнейшие пути бюрократической мысли вполне очевидны. Яхтсменам, находящимся на этапе совершенствования спортивного мастерства (ССМ; в этой группе находятся только спортсмены, выполнившие как минимум норму КМС), положены от щедрот уже половина корпуса, половина паруса, половина рангоута и т. д. И на целый год! Но данная группа – это уже начало освоения олимпийских классов, та самая сложная стадия, когда высоких результатов у спортсменов еще нет, но вкладываться в них уже надо, и очень серьезно. Здесь для яхтсменов-«двоечников» (470, 29er, 49er и т.д.) «правило половинки» хотя бы практически решает проблему матчасти – теперь на экипаж уже можно приобрести полностью укомплектованную яхту, а впрочем, произойти это по формальным требованиям ФССП может лишь через пять лет после начала занятий парусным спортом. Но как быть одиночникам? Ведь ССМ – это группа, в которой занимаются все, кто хочет чего-то добиться в парусе, все 100 % гонщиков, и миновать ее, согласно стандарту, никак нельзя. Получается – что? Тренироваться по очереди, раз корпус один на двоих, и так же по очереди выступать?

4. И только в группе высшего спортивного мастерства (ВСМ) спортивный снаряд может быть один на каждого спортсмена. А это такие гонщики, как Сергей Комиссаров, как Стефания Елфутина и другие яхтсмены схожего спортивного уровня. Но засада в том, что спортсменам такого класса нужны-то уже не один, а два (а то и три) спортивных снаряда. Потому что надо оглядываться на погодные условия, в которых разные лодки ведут себя по-разному, и учитывать дорогу – попробуй, навозись из Трикопейска на ЧМ в Японию и обратно, потом на ЧЕ в Европу, потом еще куда. Есть и другие веские причины.

Спору нет, парусный спорт – занятие довольно дорогое, и, как заметил в прошлом номере YR президент World Sailing Rbv Fylthcty, «дешевым он быть не может». Также понятно стремление государственных структур, а еще раз напомним, что ФССП утвержден Министерством спорта, по максимуму урезать затраты на финансирование парусных школ. Но все же четверть корпуса и четверть паруса, «передаваемые в индивидуальное пользование» спортсменам учебно-тренировочного этапа, выглядят как-то особенно издевательски.

Как понимать ФССП?
Есть одна интересная особенность, которую мы прояснили для себя, общаясь с тренерами и директорами бюджетных парусных школ. Стандарт стандартом, но все ухитряются трактовать его по-разному. Кто-то – как максимальный: указанные в ФССП нормы обеспечения спортивными снарядами являются предельно возможными. Кто-то – как минимальный: ниже указанных в ФССП норм материального снабжения яхтсменов жить нельзя, а выше – можно, если ест, кому за это платить. Более того, в ряде бюджетных парусных школ ФССП не выполняется даже как минимальная норма. А далее – цитата из сверхэмоциональной жалобной речи директора одной из муниципальных парусных школ: «В нашем регионе ни одна школа не укомплектована даже в пределах тех норм, что прописаны в ФССП. У нас на сотню детей всего шесть «Оптимистов» и две «Ракеты». Но зато раз в квартал в своих отчетах я должен объяснить учредителю, почему у меня нет никого с первым разрядом и выше. И почему нет победителей первенства России. При этом у меня один старенький РИБ и одна «резинка» на четыре ставки тренеров».
В общем, единого мнения директоров, тренеров, спортивных функционеров насчет максимума или минимума норм ФССП мы не услышали, да его, очевидно, и не существует: на деле все отдается на откуп организациям, принимающим фактические решения по снабжению бюджетных парусных школ (в нашем случае – Спорткомитету города Трикопейска) по принципу «своя рука – владыка». И удивляться тут особо нечему, у нас и инспекторы ГИМС на разных водоемах порой умудряются по-разному трактовать одни и те же правила. Впрочем, это уже отдельный разговор.

P.S. Отметим, кстати, что нынешний ФССП создавала не кто-нибудь, а ВФПС. И надо заметить, что при всех немалых претензиях к этому документу федерация проделала огромную работу, добившись серьезного прорыва. Ведь действовавший до мая 2018 года прошлый федеральный стандарт в плане матчасти гораздо более жестко ограничивал школу Трикопейска, как и другие бюджетные школы. По предыдущему стандарту школа Трикопейска могла иметь всего две лодки-двойки и один «Оптимист»! И это независимо от того, сколько в школе учеников – 20, 200 или 2000, без разницы. А купить отдельно мачты, паруса, да хотя бы непромокаемые брюки, было просто невозможно.

2. Школы, сборная, бюджеты и финансы

Если внимательно присмотреться к нашим законам, то не получится пройти мимо еще одной проблемы: любая спортивная школа любого региона обязана финансировать своих спортсменов высокого уровня вплоть до их попадания в сборную. Далее директор школы – да хоть бы и нашей Трикопейской! – может про них забыть, поскольку теперь их успехи, их снабжение, их переезды, их благополучие, наконец, это уже не его забота. Платит за них сборная. Работает с ними сборная. Покупает матчасть и вывозит на сборы, на соревнования тоже сборная. Короче, за спортсмена теперь отвечают совсем другие люди, совсем другая организация со своим собственным бюджетным финансированием. Но…

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Если спортсмен из парусной школы Трикопейска попал в сборную страны, расходы школы на этого гонщика практически утраиваются. Почему? Потому что если школа перестанет финансировать этого спортсмена, страна его потеряет. Потеряет как спортсмена. Ибо сборная (во всяком случае, сегодняшняя сборная) членов своей команды (во всяком случае, большинство из них) в должном объеме не финансирует, объясняя это стандартным «денег нет, но вы держитесь». В YR № мы приводили справку о бюджете ВФПС, из которой следовало, что единственным убыточным проектом федерации является сборная команда страны.

Да, с формальной точки зрения государственная бюджетная парусная школа не может и даже не имеет права финансировать попавшего в сборную команду страны своего спортсмена, а приходится… При этом сборную очень устраивает ситуация, при которой есть кому со стороны платить за членов сборной, за их выезды на сборы и соревнования и так далее. Тем более что, если внимательно прочитать законы, впрямую это не запрещено.

Вот только как быть директору школы из Трикопейска? Государственного бюджетного учреждения! По его словам, он имеет все шансы «попасть под раздачу и сесть». Ведь он же рискует! И сесть надолго… Потому что в глазах прокуратуры и следственных органов вся его деятельность по финансированию членов сборной может смело именоваться «нецелевым использованием государственных бюджетных средств». И тем не менее наш вымышленный директор на эти риски идет, не в силах оставить без поддержки своих спортсменов, ставших сборниками, ибо болеет за результат, а также надеется, что в случае чего Спорткомитет Трикопейска его прикроет.

И все же как ни взгляни, а ситуация тупиковая, и нет из нее «хорошего» выхода – ни юридического, ни финансового, никакого. Такова горькая правда жизни.

УК РФ Статья 285.1. Нецелевое расходование бюджетных средств
1. Расходование бюджетных средств должностным лицом получателя бюджетных средств на цели, не соответствующие условиям их получения, определенным утвержденными бюджетом, бюджетной росписью, уведомлением о бюджетных ассигнованиях, сметой доходов и расходов либо иным документом, являющимся основанием для получения бюджетных средств, совершенное в крупном размере, –
наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового

2. То же деяние, совершенное:
а) группой лиц по предварительному сговору;
б) в особо крупном размере, –

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Примечание. Крупным размером в настоящей статье, а также в статье 285.2 настоящего Кодекса признается сумма бюджетных средств, превышающая один миллион пятьсот тысяч рублей, а особо крупным размером – семь миллионов пятьсот тысяч рублей.

Есть, конечно, рациональный вариант: обязать сборную команду страны организовать полноценное финансирование членов сборной, целиком и полностью сняв эту обузу со спортивных парусных школ страны, в первую очередь бюджетных. Только для этого президент ВФПС должен добиться от Министерства спорта полноценного финансирования парусной сборной. Иначе… Достаточно одного случая чересчур пристального внимания прокуратуры к расходованию бюджетными парусными школами государственных или муниципальных средств на поддержку сборной команды, как финансирование с их стороны полностью прекратится или сократится до прискорбного минимума. Сидеть в тюрьме никому не хочется. И что тогда станет и со сборной, и со спортсменами, и со всем нашим парусным спортом высших достижений?

3. Парус и госзакупки: почем брать будем?

Еще одно большое, если не самое большое зло для нашего парусного спорта – принцип осуществления госзакупок. Хотя сама по себе идея закона о госзакупках, по совести говоря, была здравая. С его помощью собирались бороться с коррупцией, но в итоге побороли все, что только могли, включая в ряде случаев и здравый смысл, а коррупция… коррупция осталась.

С чем в данном случае сталкивается и отчего страдает парусный спорт? Вроде бы расклад простой: все закупается по конкурсу, аукцион открытый, кто предложил цену ниже, тот и молодец. Но что такое для спорта, и не только парусного, дешевый спортивный снаряд? Это недолговечное и, как правило, неконкурентоспособное изделие. Однако именно такие изделия приоритетны согласно механизму госзакупок, в котором проработаны схемы снижения цены (читай минимизации госрасходов), но отсутствует система, отвечающая за качество закупаемого через аукционы спортивного оборудования.

Что делать дальше с таким оборудованием, не понимают не только в Трикопейске. Поэтому людям, радеющим за спорт и дело, приходится ловчить, занимаясь тем, что на профессиональном сленге следователей и криминалистов называется «сговор»: они договариваются с потенциальными поставщиками необходимой матчасти, чтобы именно ее цена была на «выигрышном» уровне. А с точки зрения закона это откровенный криминал, прямо грозящий участникам «сговора» 35-й статьей УК РФ.

Опять риски с перспективой увидеть небо в клеточку, и все же директора парусных школ идут на любые ухищрения, чтобы получить на аукционе не самое дешевое, а самое нужное спортивное оборудование, те же корпуса, мачты, паруса… Они ищут внебюджетные источники средств, чтобы втихаря доплатить поставщику, ради победы в тендере опустившему цену ниже себестоимости (порой она ниже реальной в полтора раза).

– А что делать? – разводит руками директор Трикопейской парусной школы. – Я хочу приобретать такую матчасть, на которой мои ученики смогут достойно выступать, но она по определению не может быть самой дешевой. А закон о госзакупках (Федеральный закон от 05.04.2013 года № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». – А.Г.) в статье 24, пункт 4 указывает прямо: «Под аукционом понимается способ определения поставщика (подрядчика, исполнителя), при котором победителем признается участник закупки, предложивший наименьшую цену контракта».

Тут еще интересна личность поставщика… Человек, продавший по самой низкой цене оборудование, с точки зрения закона абсолютно прав, считая себя победителем аукциона. И то, что его «товар» через неделю придет в негодность, может его не волновать. «Дело-то сделано», – как говорил Слепой Пью. Хотя формально тендер и аукцион подразумевают гарантийный срок, необходимое качество и все такое, но вы попробуйте предъявить претензию! Теоретически, конечно, можно попытаться доказать свою правоту, вот только ждать итогов переписки и экспертиз можно годами (в практике ШВСМ Санкт-Петербурга зафиксирован срок подобного процесса длиной в три года), и все это время некачественная матчасть будет пылиться в углу, оставаясь на балансе школы. В конце концов сделка будет признана несостоявшейся, а что толку?

И подобная печальная ситуация не единственная в отечественной спортивной парусной индустрии…

4. «Не для протокола, а для души слова мои тебе…»

«Голос сердца» еще одного тренера парусной школы (на этот раз небюджетной) приведем без купюр и комментариев:

«Да, мы в своей практике сталкиваемся с дурными законами и обходим их как можем. Вот конкретные примеры…

Наша специфика заключается в том, что бюджетных денег мы не видим, живем только на то, что сдают дети за тренировки. Эти взносы официально нигде не проводим, принимаем их только «налом» на руки. Счет в банке у нас есть, как требует того закон, но на нем никакого движения средств нет. Понимаем, что в любой момент нас могут взять за горло, но проводить все операции через банковский счет убыточно, так как денежный поток крайне хилый. Нашли какой-то закон, гласящий, что если прибыль не превышает прописанный объем кассы, то ее (прибыль) можно и не показывать государству.

Все тренеры числятся у нас в административном отпуске, чтобы не платить налоги. Я, как главный тренер, перед выходом в декрет была официально оформлена на четверть ставки на три месяца перед декретом (это около 5000 рублей, а налог на эту сумму составляет 2000 рублей) только для того, чтобы получать пособие по беременности от государства. Остальную зарплату получаем «черными».

На пенсию мы не надеемся, отчислений не делаем, так как законы в нашем государстве могут поменяться через несколько лет так, что пенсии отменят вообще. Короче, надеемся только на себя, живем по принципу «здесь и сейчас».

Бухгалтер, который нам делает налоговую отчетность (кстати, тоже нулевую), дама пенсионного возраста. Ей мы тоже платим «черными», иначе у нее снимут надбавки к пенсии, которые она получает, и ей эта работа будет впрямую убыточна».

P.S. Мы рассказали лишь о нескольких, с нашей точки зрения, самых вопиющих примерах столкновения действующих законов и правил с практической деятельностью российских (в первую очередь бюджетных) парусных школ. Сложившаяся ситуация редакции YR представляется совершенно ненормальной. Думается, более чем желательной была бы встреча всех трех – парусные школы, Министерство спорта, руководство ВФПС/сборной – заинтересованных сторон, чтобы найти не противоречащие законам подходы к решению наболевших проблем развития парусного спорта в Российской Федерации.

Опубликовано в Yacht Russia №4/117, 2019 г.

Популярное
Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Жизнь на яхте

Все чаще мы узнаем о том, что кто-то из сограждан, устав от жизни на берегу, бросил налаженный быт, приобрел яхту и отправился в море, выбрав себе (а, порой, и семье) судьбу морского скитальца. Что это – форма эмиграции, эскапизм, здоровый авантюризм или своего рода впадение в детство, когда игра в кораблики важнее реальных проблем? Ради чего люди разрывают привычные стереотипы?

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…