Галапагоссы. В зоопарк – на яхте
С яхтенной семьей, известной как TRAVELY FAMILY, мы уже побывали в разных уголках светаю. Сегодня Андрей и Марина Клочковы,и их дочери предлагают отправиться на Галапагосские острова
Переход от Панамы до Галапагосских островов не столько сложен, сколько утомителен Шла третья неделя перехода...С товарищемНа острове гигантские черепахи чувствуют себя в безопасностиКрабы на скалахМорские котики назойливо выпрашивают что-нибудь вкусненькоеТуристы отдают должное и активному отдыху, особенно серфингуЯхтсменов и яхт на островах хватаетБухта Bahia в обрамлении отвесных базальтовых скалВ музее Чарльза Дарвина представлен скелет гигантского кита

Текст Марины Клочковой

При изучении самобытной природы Галапагосских островов 26-летнего Чарльза Дарвина осенило теорией эволюции. Чтобы ученым и впредь было что изучать, в 1967 году этот архипелаг объявили национальным парком.

ЮНЕСКО взяла под охрану заповедник, уступающий по размерам лишь Австралийскому барьерному рифу. Как следствие уникальные животные перестали стремительно исчезать, а туристы валом повалили смотреть на самых больших черепах и самых маленьких пингвинов, безобразных морских драконов и милых олушей с голубыми лапами. Между прочим, половина из 60 видов галапагосских птиц не встречается больше нигде в мире.

И о растениях. На островах предостаточно эндемиков, и среди них галапагосская опунция, похожая на сосну, увенчанную шипастыми ушками кактуса.

И о морских обитателях. Дайверы мечтают оказаться в здешних водах, чтобы поплавать нос к носу с морскими львами, китами и стаями акул-молотов. Взлетевшие к небесам цены никого не останавливают.

Плюс история архипелага, а она такова.

Как-то в марте 1535 года монах-путешественник Томас де Берланга сбился с курса по пути из Панамы в Перу. Примерно в тысяче километров от нынешнего Эквадора корабль чудом не наскочил на выплывшие из тумана острова. Там водились неведомые зверушки, в том числе огромные черепахи. По-испански водяные черепахи – galapagos, вот и название архипелага.

За следующие сто лет никто не догадался нанести острова на карту. Моряки вообще побаивались беспокойной и малопредсказуемой восточной части Тихого океана. Кроме того, сильные течения и туманы создавали впечатление, что острова дрейфуют по поверхности вод, что внушало морякам суеверный ужас. И острова получили еще одно название – Зачарованные (Enchanted Islands).

В 1684 году джентльмен удачи Уильям Эмброз Коули составил первую карту земель, открытых за полтора века до него. Пират-острослов присвоил островам имена своих знакомых: морских разбойников, вельмож, покровительствовавших пиратам, и их противников. Получилось колоритно. Но объявились испанцы и дали островам имена святых, в ряды которых затесалась королева Изабелла Кастильская, а один из клочков суши стал называться островом Пинта – в честь каравеллы Колумба. После визита Дарвина острова обрели еще и английские фамилии-названия, – например, островок Бартоломе назван именем лейтенанта британского флота.

При этом Галапагосы оставались необитаемыми… в смысле, непригодными для жизни человеческой из-за дефицита пресной воды. Именно это сберегло природу архипелага еще на век. Но потом на островах обосновались китобои, многие эндемики были уничтожены на корню, а фантастические создания природы – морские игуаны – почти сгинули в желудках завезенных на острова свиней. Трюмы судов заполняли «живыми консервами» – упакованным в панцири мясом, которое по несколько месяцев жило без пищи и воды. С таким подходом от 250 тысяч черепах к 1970 году осталось лишь три тысячи, а пингвинов, большая часть которых живет на островах Фернандина и Исабела? и сегодня насчитывает всего 2000 особей.

В общем, ехать на Гапагосы есть зачем. Вопрос – как. На выбор два варианта: по воздуху из континентального Эквадора или морем. Если лететь самолетом, то первые 100 долларов туристического налога вы заплатите еще в аэропорту, коих на архипелаге всего два – на острове Сан-Кристобаль и у острова Санта-Крус, где ему отведен отдельный островок-спутник Бальтра. Но у нас была яхта.

По океану

Переход от Панама-Сити до Галапагоссских островов может занять до полумесяца, хотя расстояние невелико – всего 900 миль. Дело том, что приходится пересекать внутритропическую зону конвергенции, и на выходе из Панамы практически никогда не удается избежать томительных штилей. И тут крайне важно знание местных течений, которые могут прибавить или отнять 1–2 узла. Согласитесь, при отсутствии ветра это важное дополнение, даже если вы решите идти под мотором.

Чтобы без помех выбраться из Панамского залива, мы пошли ближе к колумбийскому берегу, целясь в попутное течение, это 60–80 миль восточнее острова Мальпело.

Первая ночь перехода оказалась рыбацких судов????, на четвертую мы ненадолго соприкоснулись с судоходными путями, и из тумана выплыл огромный танкер.

В двух сотнях миль от Панамы начались туманы. Ветер стих.

Какие-то микроорганизмы сделали поверхность океана бордово-бурой с переходом к уныло-серому. Зато кильватер в ночи искрился мизерными звездочками планктона. Океан был безмятежно спокоен… и вдруг шумно выдохнул. За кормой величаво поднялась огромная голова, за ней бесконечная спина с изящным плавником.

– Мама моя, кит!

Дети и капитан выскочили на палубу. Великан – метров 10–12, не меньше, – показался пару раз и с достоинством удалился.

И снова ночь. Бизань-мачта нашей яхты качается в созвездии Близнецов, а над гротом подмигивают Альфа и Бета Малого пса. Но наступает момент, когда мутные чернила разбавляются кляксами рассвета. Океан, еще полчаса назад мерцавший голубыми огоньками, превращается в молочную ртуть. Звезды тонут в серой вате. И безмолвие – оно кажется тугим, как каучук. Поникшие паруса гулко хлопают. Яхта подвешена за топ мачты в неподвижном мороке. Короче, жуть. Вот ей-ей, все байки о «летучих голландцах» и морских чудищах родились именно в такой туманный предрассветный час, когда даже не боящиеся ни бога, ни черта мореходы и те осеняли себя крестным знамением. А я начинаю проверять, включены ли радар-детектор и AIS, потому что не приведи господи вынырнет навстречу корабль. И замечу, в другое время такая возможность в трепет не повергает.

Наконец-то ветер усилился, Lady Mary перестала рыскать и бодро пошла в бакштаг. А вообще, с января по июнь на Галапагосах – это влажный жаркий сезон. Но последнее определение в данном случае достаточно относительно, так как течение Гумбольдта, идущее от Антарктики, на пару вместе с холодным Перуанским течением выступают в роли кондиционера. Именно благодаря этим течениям на экваториальных Галапагосах обитают пингвины, которых можно застать здесь до апреля включительно – потом им становится слишком жарко и они перебираются в океан.

Земля!

Несмотря на то что из Панамы яхта вышла с идеально чистым корпусом, за две недели он оброс. Чистить подводную часть полагается за 40 миль до архипелага. Мы легли в дрейф, вооружились с капитаном щетками и сиганули за борт. Вскоре появились двухметровые акулы, но я продолжала шуршать щеткой. Только когда акула оказалась аккурат между мной и кормовой лестницей, больше не раздумывая, со скоростью, вдвое превышающей скорость света, взмыла на полутораметровый борт и повисла леерах, прижав к груди ноги в ластах. С появлением четвертой акулы и капитан, вспомнив, что у него дети, свернул чистку. Пока мы снимали ласты, к корме подтянулись уже двенадцать угрюмых хищниц.

Громогласное «Земля!» зазвенело в вантах лишь на тринадцатый день после выхода из Панамы. Из облаков выступили желтоватые утесы острова Сан-Кристобаль, названного в честь святого мученика Христофора (не Колумба). Здесь находятся столица архипелага и самое большое пресноводное озеро Галапагосов – лагуна Эль-Джунко.

Нам сюда не надо – по финансовым причинам мы собирались якориться на острове Санта-Крус, а чтобы разглядеть с моря другие острова, направились к нему через юг.

Скалистые обрывы, рокот прибоя, морская пена сифонит выше радуги. С берега доносятся запахи то птичьего помета, то сладких трав. Это остров Эспаньола.

– Львы, ребята! – бросив взгляд в окно рубки, я вижу группу пловцов в глянцево-черных купальниках.

Усатый вожак изгибает шею и с грацией, совсем как в старых мультфильмах, улыбается из-за плеча, вот-вот помашет лапой-плавником.

Олуши прилетели здороваться.

Задиристые фрегаты дерутся из-за рыбы.

Изящные фаэтоны напоминают лирохвостов – спица хвоста в воде превращается в раздвоенную дугу.

А вот и редчайшие волнистые альбатросы, которые гнездятся только на Эспаньоле.

Да, это они, Зачарованные острова.

Право на пребывание

Autografo (cruising permit), то есть разрешение на плавание по Галапагосам, можно получить только через агента. Из Панамы мы написали на e-mail трем, ответили двое.

Стоять на якоре можно только в отведенных местах. Минимальная стоимость стоянки у одного острова – 1000 долларов, это если агент пойдет на уступки. Тогда не придется сочинять, что вы зашли на острова из-за поломки. К слову, с заходом «для ремонта» с каждым годом дела обстоят все сложнее. Слишком много яхтсменов желают заскочить на три дня за 400 долларов, поэтому при сообщении о поломке на яхту присылают механика убедиться, действительно что-то неисправно или вы специально открутили гайку от мотора.

Три варианта стоянки
Платите от 1200 до 1500 долларов и получаете один остров на выбор – Сан-Кристобаль, Санта-Крус или Исабела.
Готовьте около 2000 долларов за три острова: все те же Сан-Кристобаль, Санта-Крус и Изабелла, только вместе.
От 2500 до 3000 долларов – за право стоять у пяти островов Сан-Кристобаль, Санта-Крус, Исабела, Флориана, Эспаньола.
Если вы оплатили стоянку только на одном острове, на другие можно выбираться на местных катерах. Расписание и цены – на пристани. Билет в одну сторону – от 30 долларов.

Цена зависит от того, повезло ли вам с агентом, и умения торговаться. Агенты, с которыми мы списались из Панамы, запросили сканы документов на яхту и команду, причем один оценил свои услуги по преодолению всех формальностей в 1,5 тысячи долларов, другой – в две. Третьего агента мы нашли уже на месте, в капитании, и сторговались с ним за 1250 долларов. За эти деньги можно стоять на одном острове 20 дней, сюда же входят 120 долларов за сертификат о фумигации (о нем чуть ниже).

Вот какие документы нам понадобились:
Документ о регистрации яхты.
Крю-лист, копии паспортов.
Clearance (Zarpe) из предыдущего порта, в котором конечным портом НЕ значатся Галапагосы. Странно, но факт, если выпишетесь на Галапагосы, оформление прибытия будет дороже и сложнее. Посему из Панамы лучше выписываться в Полинезию.

В общем, нам удалось заплатить меньше среднестатистического. Да, дорого, но пусть скупцов утешит тот факт, что эти деньги идут на охрану обширной территории от промысловых судов-браконьеров, работу ученых и персонала, защищающих уникальную флору и фауну от уничтожения. Да и получаете вы немало – возможность стоять в очереди на рынке в компании морских котиков и пеликанов, плавать с черепахами, морскими львами и мантами и наблюдать, как жили бы люди и звери, если бы последние не боялись человека.

Де-факто формальности

На заповедные земли нельзя ввозить не только живность и растительность, но и сыр, мясо, иметь запас овощей-фруктов. При обнаружении подпорченных овощей и фруктов, мясомолочных продуктов, водорослей на дне яхты, цветов или животных в ее недрах лодка выдворяется за пределы заповедника. Комаров, моль и прочих насекомых травят дымом специально обученные люди, выдающие по окончании процедуры тот самый сертификат о фумигации.

Наутро после прибытия капитан нанес визит в капитанию, и мы застыли в ожидании прихода спецслужб. В три по латино-американскому времени (то есть почти в четыре) приехала целая команда, состоящая из добродушного агента, ветеринара, таможенника, офицера иммиграционной службы в орденских ленточках, доктора, агронома, водолаза, водителя водного такси… Мы приготовились к обыску и гадали, все ли шкафы вытряхнут или только найдут замурованные в жестяные банки горшочные цветы и сразу повяжут. Но агент сказал: «Внутрь не пойдем, тут свежее!»

Водолаз с камерой GO-PRO нырнул под выскобленное днище Lady Mary, а вынырнув, показал большой палец. Доктор, ветеринар и агроном тоже не стали портить чудный вечер фанатичным исполнением протокола. Офицер и таможенник не стали утруждать себя сличением наших лиц с фотографиями в паспортах. Получив заполненные нами бумаги, комиссия отбыла на берег, пообещали прислать фумигатора, чтобы устроить газовую атаку на невидимых насекомых. Но никто не пришел.

Остров из прошлого

Якорная стоянка оказалась переполнена паромчиками и яхтами. Вон, на нижней полке суперъяхты дремлют морские львы…

Мы выложили 40 метров цепи. Якорь забрал с первого раза. Яхту развернуло боком к волне и стало качать, как в открытом море. Обычно здесь лодки становятся носом к зыби, заводя еще и кормовой якорь, чтобы избежать бортовой качки.

Если на яхту легко залезть с воды, то пить утренний кофе вы будете в компании любопытных морд, устроившихся в кокпите. А те, что не вместились на корму, будут плавать вокруг вместе со скатами, похожими на небольшую простыню.

Для высадки на берег не стоит использовать собственную шлюпку. У причала в нее заберутся морские котики, и неизвестно, чем это кончится, мытьем скамеек или уворачиванием от острых зубов. Лучше воспользоваться водными такси по цене 0,8–1 доллар. На острове его можно вызвать по-испански на 14-м канале, и если в ответ рация мычит – ждите, вас услышали.

Пуэрто-Айора – самый большой населенный пункт архипелага. Это чистый городок с курортной набережной. На рыбном рынке – дежурный аттракцион: с прилавков машут крыльями пеликаны, а котики стоят в очереди за рыбой.

Как и положено на экваторе, в шесть утра солнце уже весело стучится в иллюминаторы, а к шести вечера валится за горизонт. С первыми лучами с паромчиков высыпают туристы. В основном это жители двух Америк. Удельный вес яхт из Штатов самый большой на стоянке. Туристам предлагают экскурсии по острову, дайвинг и туры на соседние острова. Однодневный тур стоит 90–100 долларов, а экскурсия по каждому обитаемому острову стоит 30–40 долларов. В агентствах можно встретить человека, слегка говорящего по-английски, и поторговаться о скидке.

Главная и к тому же бесплатная достопримечательность острова и архипелага –Исследовательский центр Дарвина. Туда нужно идти с фотокамерой и зонтом от солнца. Дорожки приведут вас к навесам, где стенды просветят любопытствующих относительно местной флоры, фауны. Здесь в вольерах резвятся слоновые черепашата, а чтобы почтить память почившего в 2012 году Одинокого Джорджа, последнего представителя подвида Абингдонских слоновых черепах, надо пройти к мавзолею. Одинокий Джордж был символом охраны природы этих островов. Чуть дальше небольшой музей со скелетом кита и панцирями черепах размером с мини-бар погружают в мир океанографии. На тропинке к пляжу жарятся на солнышке черные игуаны.

Недалеко от стоянки приятно прогуляться по деревянным мосткам лагуны Las Ninfas. Там растут четыре вида мангровых деревьев, балагурят эндемичные птицы и греются на солнышке тонкие змейки. За пять долларов для взрослых и три доллара для детей можно наведаться на ранчо, где гигантские черепахи едят гуаву, падающую с деревьев, и спариваются на приволье. Только наденьте закрытую обувь (она вам пригодится и в лавовом туннеле), или хотя бы носки под сандалии, иначе мелкие рыжие муравьи покажут вам, кто тут главный.

Еще на острове Санта-Крус можно съездить в бухту Bahia на моторном катере, по дороге посмотреть на морских львов, морских игуан и соляные копи – заболоченный лиман, где добывают соль. Организованный сноркелинг происходит в красивейшем природном бассейне среди базальтовых стен. Там обязательно будут разные рыбы, а вот с животными, с теми же морскими котиками, это как повезет. Прогнозировать на сто процентов можно только «суп» из нескольких десятков человек.

Другая популярная экскурсия – к двум кратерам, меж которых растут и живут почти все эндемики острова. Эти кратеры не жерла вулкана, а провалы над мощными потоками лавы. Дорожка проложена через заросли ежевики, на ответвлении от основной тропы у кратера наша юнга чувствует себя первопроходцем.

Если вы не фанаты организованной толпы, возьмите такси за 50 долларов. Наш таксист отвез к кратерам и на черепаховую ферму, высадил у входа в лавовый туннель и забрал с другой стороны.

Мы не спешили и даже посочувствовали другим туристам: группы с гидом движутся быстрее, обходятся дороже и не дают побыть наедине с природой, а на Галапагосских островах нужно делать именно это. Здесь нет многозвездочных отелей и грандиозного шопинга, развлекательных центров и аквапарков, только непуганые животные сопят, ворчат и хлопают крыльями рядом с нами, не зная, что из других населенных мест планеты человек их давно вытеснил.

Информация

Страна – Эквадор.
Язык – испанский.
Валюта – доллары США.
Для граждан России, Украины, Беларуси и Казахстана – 90 дней без визы.
Из 13 крупных и 6 мелких островов Галапагосского архипелага населены четыре: Санта-Крус, Сан-Кристобаль, Исабелла и Флореана, и лишь они доступны для самостоятельного посещения.


Остров Санта-Крус
Прачечные. Раскиданы по всему городку. 1 доллар – за 1 кг. Чистое белье обычно выдают в тот же день.
Интернет. В отелях бывает хороший Wi-Fi, а вот в большинстве кафе Интернет не позволяет выгрузить минутное видео в Инстаграм. Самый хороший интернет-сигнал ловится с мобильного. Оператор – Claro, 2 Гб = 10 долларов. Сим-карты продают в магазинах с эмблемой оператора. Там же, в магазинах, есть переговорные пункты, как в советском детстве.
Провиант. Супермаркет находится в паре сотен метров слева от порта. Помимо основных продуктов, булок и сладостей в нем есть яблоки по 5 долларов за килограмм, бывают помидоры и перцы – 5–7 долларов, киви и сливы – 7–8 долларов. Фрукты-овощи каждый день продают на рынке в 800 метрах от порта по главной улице. Лучшее время и место закупиться провизией по низким ценам – субботний утренний рынок, который открывается до рассвета, а к 10 утра уже пуст.
Где поесть. Симпатичные кафешки располагаются вдоль набережной. Севиче или кесадилья стоят от 12 долларов. В «счастливые часы» здесь можно выпить три мохито за 10 долларов. Знающие путешественники ужинают на специальной улице в паре кварталов от набережной, там после шести вечера проезжая часть превращается в столовую, где за 10–15 долларов можно наесться мясом или рыбой с гарниром из риса и жареных бананов.


Остров Сан-Кристобаль
Пляж справа от пристани – любимое место отдыха тюленей. Взрослые лениво поглядывают вокруг, мяукающие детеныши ползают по взрослым в поисках мамы. На фоне этих детско-родительских драм старшие продолжают спать. Мопедов и машин в прокате нет, но можно взять велосипеды и поймать такси с кузовом, в котором разместится вся ваша компания. Прокат четырех велосипедов – 60 долларов, во столько же обойдется такси.

Остров Исабела
Самый большой в архипелаге остров, формой он напоминает морского конька. Исабела более первозданна, чем Санта-Крус и Сан-Кристобаль. Посещать ее рекомендуется только со специальным гидом. В холодный сезон на это острове островах Исабела и Фернандина живут галапагосские пингвины.

Опубликовано в Yacht Russia №5/118, 2019 г.

Популярное
Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

Жизнь на яхте

Все чаще мы узнаем о том, что кто-то из сограждан, устав от жизни на берегу, бросил налаженный быт, приобрел яхту и отправился в море, выбрав себе (а, порой, и семье) судьбу морского скитальца. Что это – форма эмиграции, эскапизм, здоровый авантюризм или своего рода впадение в детство, когда игра в кораблики важнее реальных проблем? Ради чего люди разрывают привычные стереотипы?

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…