Вау, мы идем на Вава’у!
Карту и путеводитель по архипелагу Вава’у Королевства Тонга нам подарил на Таити Владимир Маратаев, который сейчас завершает свою кругосветку. Одного взгляда, брошенного на эту карту, было достаточно, чтобы туда очень захотелось пойти
Каждой яхте свой остров... Новая Зеландия. Марина ВестхавенОстров ВайхикиДома с прямым выходом к воде в Марсден-Ков-МаринеПод парусами в заливе ХауракиА вот и Вава’у

Текст Алексея Воробьева

У нас не было намерения заходить в Новую Зеландию, но беседы с Кристиной и Рупертом Вильсонами с яхты «Румпус», с которыми мы подружились, пока ждали прохода через Панамский канал, и потом встречались почти на каждом острове по пути на Таити заставили изменить наше решение.

Кристина и Руперт купили свой «Румпус» в Европе и довольно долго ходили по Средиземке и Карибам, но, несмотря на это, считали залив Хаураки около Окленда лучшим яхтенным местом на Земле. Наше мнение не столь категорично, но эти воды действительно очень интересны и мало похожи на акватории, где мы бывали прежде. Так что в Окленде, точке старта нашего похода, мы стояли второй сезон подряд.

Что касается Королевства Тонга – финальной точки этого плавания, то первый раз мы посетили это королевство в 2017 году и еще раз пришли туда через год. Сейчас было бы логично для продолжения исследования Океании направиться в Новую Каледонию или на Фиджи, но мы решили еще раз пройтись по полюбившимся местам.

Начался наш поход в марине Вестхавен, почти в самом центре Окленда. Когда мы в впервые зашли сюда в 2017 году, сотрудник марины, принимавший концы, сказал: «Добро пожаловать в крупнейшую марину Южного полушария».

Это действительно огромная марина, одна из лучших, где мы побывали. Вокруг марины променад для велосипедистов и пешеходов, по которому любят прогуливаться местные жители. Есть множество ресторанов, яхтенных магазинов, мастерских. Здесь же находятся главные офисы старейших яхт-клубов Новой Зеландии – Понсонби и RNYS, где на почетном месте среди множества наград, завоеванных его членами, находится Кубок «Америки». Когда Volvo Ocean Race останавливалась в Окленде, до их деревни от марины было полчаса хода, а лучшим местом для наблюдения портовых гонок был ее мол. Сейчас реализуется проект по увеличению количества швартовочных мест и продлению променада.

План наш был таков: выдвинуться утром, бросить якорь в бухте острова Кавау и на следующий день перейти в залив Островов, где немного походить перед долгим плаванием. Оформиться на выход планировали в Опуа, где в это посещение Новой Зеландии мы оформляли вход.

В районе семи утра мы вышли из марины Вестхавен. Без проблем, которые в принципе ожидались. Дело в том, что приливы в Окленде довольно большие, а место, которое нам отвели, не подходило для выхода по низкой воде, когда наш бульб уходил в ил почти на полметра. Однако в момент выхода под килем было сантиметров сорок, так что затруднений не возникло. Вообще, с местами в этой марине не очень хорошо, существует очередь, чтобы встать здесь, но нам повезло – нас поставили на место яхты, владелец которой (и он же владелец места) должен был отсутствовать до конца апреля.

Дул попутный ветер, и по расчетам мы должны были подойти к Кавау к обеду.

Кавау – это частный остров в заливе Хаураки с очень удобной бухтой. На острове разводят павлинов, есть маленькие кенгуру и красивый особняк, превращенный в музей и открытый для посещения.

Это популярное место среди местных яхтсменов. Соперничать с Кавау пытается с островом-вулканом Рангитото с его прекрасно оборудованными тропами для прогулок; наградой за упорство прошедшим тропу до самого верха будет смотровая площадка с видом на жерло потухшего вулкана, и если прогулка была ближе к концу дня, то вид падающего в самый центр Окленда солнца. Далее на восток можно дойти до острова Вайхики, вот он вне конкуренции – это действительно самый популярный остров залива. Мы ходили туда раз десять и все равно видели не все. Этот остров входит в пятерку лучших островов мира, по версии Lonely Planet, – и здесь действительно есть, что посмотреть. Модные рестораны, арт-галереи, винодельни и, конечно же, пляжи. Они роскошны! Все это позволяет отправлять сюда огромные паромы из Окленда каждые полчаса.

Единственное, что поначалу омрачало наши посещения этого острова, было отсутствие колес на нашем тузике. Когда приходили на отливе, должны были тащить его по пляжу весьма значительное расстояние – до места, где можно было привязаться к какому-нибудь дереву. Тогда мы поняли, почему на тузиках всех местных яхт стоят колеса. А резидентов острова пользуются РИБами с опускающимися колесами, на которых они с пляжа по дорогам общего пользования добираются до самого дома. В общем, через две недели после первого посещения Вайхики наш тузик тоже обзавелся колесами.

От Вайхики при удачном ветре можно добраться до жемчужины залива – Большого Барьерного острова. Он огромен, и большую его часть занимает заповедник, поэтому паромов и самолетов из Окленда туда прибывает гораздо меньше, чем на Вайхики.

На Большом Барьерном замечательная рыбалка и великое множество ухоженных, как почти везде в Новой Зеландии, троп для прогулок. Здесь растут деревья каори, которые безжалостно вырубались в начале двадцатого века, но теперь это национальное достояние, и предпринимается множество мер для спасения оставшихся экземпляров. В частности, перед зоной, где растут каори, каждый турист должен обрызгать ступни ботинок специальным составом, чтобы не занести вредителей, способных погубить эти очень красивые и иногда просто огромные деревья.

Когда Руперт и Кристина Вильсон отошли от дел, они вступили в волонтерскую организацию, которая занимается сохранением природы на Большом Барьерном острове. В один из наших приходов туда они провели несколько вечеров с нами на лодке и многое рассказали об этом замечательном месте.

В этот раз у нас был другой маршрут – даже на Кавау мы в конце концов решили не заходить, отправившись прямиком в бухту Тутукака. Это хорошо защищенная бухта с почти отвесными скалами и небольшой мариной. До нее от Окленда около восьмидесяти морских миль, добрались мы туда уже в темноте, но вход в бухту несложный, а фарватер в марину обставлен светящими буями. Мы встали на якорь и, несмотря на 20-узловой ветер, ночевка была вполне комфортной.

Наутро мы проверили прогноз погоды и поняли, что уходить на север надо в ближайшие день-два, так что никаких прогулок по заливу Островов. Тем более что после звонка в марину Опуа выяснилось еще одно неприятное обстоятельство. В марине Вестхавен висели плакаты, что для посещения залива Островов днище яхты должно быть чистым. В декабре мы оно таким и было, на что потребовалось много сил и немало средств, но с декабря лодка основательно заросла. Менеджер марины Опуа сказал по телефону, что для захода в залив Островов мы должны предъявить письменный сертификат об обработке необрастайкой яхты менее полугода назад или документ об обработке днища водой под давлением не менее месяца назад. Ничего подобного у нас, разумеется, не было, и мы начали срочно вносить коррективы в первоначальные планы.

Изучение сайта таможни Новой Зеландии показало, что ближайшее место оформления на выход – Фангарея. Там на реке расположен порт, а прямо за ним – Марсден-Ков-Марина. На нашем плоттере с картами Seamap был обозначен фарватер, но отсутствовали данные о глубинах. Transas и Navionics сведений не добавили. После звонка в марину ситуация немного прояснилась: при низкой воде в фарватере около трех метров, то есть с нашей осадкой три десять мы проходили туда даже по средней воде.

Мы зарезервировали место на одну ночь, отправили письмом на адрес таможни скан заполненного «предварительного уведомления» об убытии (Pre-departure notification), памятуя о том, что с этого года делать это нужно не менее чем за сутки до выхода. И пошли…

Швартовка в темноте при боковом ветре не была особенно приятной, но местные яхтсмены приняли концы, после чего поделились информацией о марине и карточкой для выхода с понтона и подключения электричества. Они же сказали, что в восемь утра придет таможенный офицер для оформления двух других лодок и нам следует уточнить у него, сможет ли он и нас оформить тем же днем.

На следующее утро мы поймали таможенника выходящим из машины около офиса марины. Он сказал, что переставляться на таможенный пирс для оформления не надо и что придет прямо к нам на понтон через два часа. А заправиться беспошлинным дизелем мы сможем в любой момент после оформления выхода.

Марина расположена на реке и является частью большого девелоперского проекта с гольф-полем и множеством домов на продажу с собственными причалами. Чтобы продать их больше, компания даже сделала шлюз с мостом для катеров и обеспечила доступ к воде с выходом в океан еще нескольким десяткам домов.

Мы договорились на заправке, что подойдем после двух, и получили разрешение постоять у них до высокой воды – пяти вечера. Все документы были заполнены и отправлены в таможню по электронной почте заранее, поэтому большую часть времени в общении с властями у нас заняли разговоры на общие темы. Получив штамп в паспорта, мы арендовали машину и поехали в центр Фангареи докупить продуктов. К слову, около Фангареи находятся несколько водопадов, посетить которые рекомендуют все путеводители.

Цены в Новой Зеландии выше, чем в Европе, но заметно ниже, чем, скажем, во Французской Полинезии. Есть две больших сети супермаркетов Countdown и New World, которые встречаются практически в каждом городе. Но фрукты и овощи мы чаще покупали в китайской сети магазинов Da Hua, где цены ниже, да к тому же был большой выбор китайской лапши и других компонентов для приготовления блюд азиатской кухни, к которой Вера пристрастилась после посещения лодки сыном моего институтского товарища и его подруги вьетнамки. Не очень сложные в приготовлении и очень вкусные, эти блюда Вера готовила даже во время перехода.

В этом плавании на лодке было две семьи: наша – Вера, Алексей, то есть я, и шестилетняя Оля – и семья Ивановых – Игорь, Алена и трехлетняя Настя. Игорь недавно закончил яхтенные курсы, уже брал лодки в чартер, но в океанский переход шел в первый раз. Волновался. Алене же было интересно, как живется на лодке несколько дней без земли. Каждая семья внесла в список провианта свои пункты, и мы с удовольствием оценивали мастерство двух хозяек, готовивших в хорошую погоду по очереди.

Вышли мы по гладкой воде, почти без ветра, на закате. Вахты сделали четыре через восемь. Стояли я, Вера и Игорь. Восемьсот миль до первой остановки, необитаемого рифа Северная Минерва, шли четыре с половиной дня. Игорь очень радовался, когда один раз за сутки мы прошли 203 мили, видимо, он не слишком доверял нашим словам, что такой результат, в общем-то, достаточно заурядный для нашей лодки. А вот с рыбалкой нам не повезло – за весь переход поймали одну маленькую махи-махи.

Сначала мы хотели встать на Южной Минерве – там сдвоенная лагуна, и, когда мы проходили мимо, увидели в ней два катамарана. Но мы не решились – очень узкий проход и сильная волна решили исход дилеммы в пользу более надежной и уже проверенной Северной Минервы.

За эти два атолла ведут вялотекущий территориальный спор Фиджи и Тонга. По расстоянию до Фиджи ближе, но атоллы расположены на одном хребте с Тонгой, и королевство даже поставило маяк на юго-западной стороне Северной Минервы. Когда мы шли в Новую Зеландию в конце 2018 года, то останавливались здесь с катамараном «Селика» (Catana 65) и даже устроили дайвинг. Было здорово: нетронутые кораллы, большие лучеперые каранксы и великое множество акул. В общем, не хуже, чем где-нибудь около Таити.

К сожалению, дуло стабильно больше двадцати узлов, и даже внутри лагуны была довольно большая волна, так что погрузиться с аквалангами в этот раз не получилось. Пришлось ограничиться подводными экскурсиями с масками и ластами по коралловым садам поблизости от якорной стоянки, а во время отлива мы даже смогли погулять по рифу.

Кроме нас в лагуне стояло еще пять лодок, с которыми мы пообщались по радио. Все ждали, когда немного утихнет, и почти одновременно с нами большая часть яхт покинула риф и ушла в основном на Фиджи. Мы же после четырех дней отдыха отправились на Вава’у.

Погода преподнесла нам сюрприз за сутки до окончания перехода. Мы зацепили хвост небольшого циклона, и нас то поливали дожди, то прилетали порывы на 30 узлов, то ветер стихал почти до нуля. При порывах мы рифились, и один раз неудачно – надорвали грот. Оставшуюся часть пути прошли под мотором.

Внутрь архипелага мы заходили уже в темноте. На ночь решили встать на бесплатный буй у отеля по дороге к таможенному пирсу. Утром перешли туда и за четыре часа завершили все формальности.

Люди в Тонге очень доброжелательные, отношение к туристам хорошее. Из особенностей: для них, как и во многих других местах Полинезии, очень важна религия. На архипелаге раздолье для сект: тут и адвентисты седьмого дня, и свидетели Иеговы, и мормоны – все процветают. Здания церквей заметно более ухожены, чем дома жилища местных жителей. По воскресеньям вся жизнь замирает – все идут в церковь. Можно зайти и послушать, иногда там очень красиво поют.

У яхтсменов тут своя жизнь. Как в других популярных местах, например, на некоторых Карибских островах, здесь есть «яхтенное» радио, которое каждое утро в восемь утра передает последние новости. А если включить 26-й канал, можно узнать о различных мероприятиях, к примеру, о барбекю на пляже или турнире по покеру в кафе «Тропикана». Также можно попроситься в экипаж на переход до Фиджи или Самоа или, напротив, набрать команду на свою лодку, записаться на дайвинг, позвать на борт электрика или механика. В общем, задайте вопрос на 26-м канале, и вам непременно ответят.

Есть несколько ресторанов с удобным доступом с тузика. «Манго» – с европейской кухней, «Панда» – с китайской, «Беллависта» – с итальянской и «Баск таверн» – с тапасами. То есть выбор есть. А вот магазины не могут похвастать ассортиментом и большей частью принадлежат китайцам.

Есть асфальтированные дороги и даже международный аэропорт, с которого летают в Нукуалофа, столицу Королевства Тонга, и даже на Фиджи.

И для яхтсменов… На базе чартерной компании Moorings можно сделать несложный ремонт и починить паруса. Более серьезный ремонт можно попробовать организовать на верфи, находящейся в соседнем заливе.

Главное, за чем большинство туристов приезжает на архипелаг Вава’у, – это, разумеется, плавание с китами.

Сезон начинается в июне и заканчивается в октябре. В глубокие, но спокойные бухты архипелага приходят размножаться киты. Вероятность увидеть и даже поплавать с этими огромными млекопитающими очень высока. Обычно это происходит так. С лодки, переполненной туристами, в воду прыгает гид с задачей обнаружить кита. Если ему это удается, в воду отправляется вся группа.

Самцов найти проще – они довольно громко поют, призывая самок, и их пение слышно даже в лодке. Кит всплывает примерно раз в двадцать минут, чтобы вдохнуть. Основное время он проводит на глубине 15–20 метров, питаясь планктоном и мелкими рачками. Это очень красивое зрелище: в прозрачной воде хорошо виден его хвост, спина… В какой-то момент он начинает медленно подниматься. Если повезет, он всплывет совсем близко и даст себя сфотографировать. Сделав пару вдохов и выпустив фонтан, он также медленно погружается… И место пловцов занимает следующая группа.

Дайвинг здесь тоже достоин внимания. Возможно, на расположенном восточнее Ниуэ вода еще прозрачнее, но разнообразные рыбы, морские змеи, кораллы, подводные пещеры делают погружения очень интересными. Даже спуск с аквалангом под лодку прямо напротив чартерной базы подарил нам приятную неожиданность – прекрасный коралловый сад с муренами и актиниями мы совершенно не ожидали увидеть в столь оживленном месте.

Проведя с нами несколько дней, посетив несколько живописных бухт и объехав остров на машине, наши друзья улетели домой, а мы затеяли ремонт. Закончится – пойдем на Фиджи.

Формальности

Россия входит в список стран, которым Тонга дает тридцатидневную бесплатную визу по прибытии. Что касается Новой Зеландии, то для ее посещения гражданам России нужна виза.

В 2017 году мы попытались заполнить анкеты через их сайт, но тогда была заблокирована возможность включить в заявление ребенка. Поэтому мы провели больше месяца на американском Самоа, оформляя визы через местную турфирму. Ее сотрудница, не сильно вдаваясь в подробности, заполнила бумажную анкету и отправила ее в Апиа, столицу Западного Самоа, вместе с нашими паспортами. Через пару недель пришлось срочно досылать выписки с банковского счета и сканы свидетельств о браке и рождении ребенка.
В 2018 году эта блокировка была снята, и мы заполнили анкеты онлайн для всех троих на спецвизу для прибывающих в Новую Зеландию на частных самолетах или яхтах. Она дает право на пребывание в стране в течение шести месяцев с момента прихода и может быть в случае необходимости продлена. Сложность в этом варианте заключалась в том, что нам необходимо было отправить паспорта в Москву в визовый центр. Само по себе при исправной работе сервисов экспресс-доставки это не должно было стать препятствием, но отправлять паспорта назад визовый центр был готов только по России. Поэтому после долгой переписки мы отправили паспорта DHL нашему сыну в Санкт-Петербург, и он съездил с ними в Москву, чтобы показать в посольстве Новой Зеландии, после чего отправил их нам обратно. Виза в случае электронной подачи в паспорт не вклеивается, а присылается по электронной почте. В нашем случае – в день, когда сын предъявил паспорта в посольство.
Перед приходом в Новую Зеландию, а с этого года и в Тонгу, необходимо отправлять «предварительное уведомление» о прибытии (Pre-arrival notification). Применительно к Новой Зеландии этот документ входит в яхтенный пакет (zip-файл со всеми формами документов и рекомендациями по заполнению). Должен отметить, что в этом году формальности стали более человеческими. Раньше, как в Тонге, необходимо было заполнять от руки все данные экипажа в четыре формы для различных ведомств, теперь заполняются только две формы, при этом данные экипажа только в одну. Несомненный прогресс.
Более подробно о формальностях в Новой Зеландии можно прочитать на noonsite.com. Наш опыт говорит о том, что днище яхты должно быть чистым – возможно, скоро будет введено требование предоставления сертификата нанесения необрастающего покрытия. На борту не должно быть вредителей. Муравей, которого в 2017 году обнаружили на нашей лодке, стоил нам почти трехмесячного карантина, при котором лодка не могла покидать марину. Будьте готовы к тому, что все овощи и фрукты будут конфискованы (у нас забрали более двадцати килограммов). Ни в коем случае на борту не должно быть меда!
В Тонге оформление прихода/ухода производится даже в случае, когда яхта идет из Вава’у на остров Тонгатапу. Ветеринарный контроль, медицинский контроль (Health Control), таможня, паспортный контроль, а с этого года еще и специальное агентство по вывозу мусора собирают с яхт «мзду» за свои услуги. Два-три часа жизни вам придется уделить этому сомнительному удовольствию. Одно примиряет – отношение к вам при этом дружелюбное, местные чиновники стремятся помочь все сделать правильно. Ну хоть так.

Сокращенный вариант. Полностью материал опубликован в Yacht Russia №7 (120), 2019 г.

Популярное
Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

Жизнь на яхте

Все чаще мы узнаем о том, что кто-то из сограждан, устав от жизни на берегу, бросил налаженный быт, приобрел яхту и отправился в море, выбрав себе (а, порой, и семье) судьбу морского скитальца. Что это – форма эмиграции, эскапизм, здоровый авантюризм или своего рода впадение в детство, когда игра в кораблики важнее реальных проблем? Ради чего люди разрывают привычные стереотипы?

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…