Прогулка по лагунам
Фриули – Венеция-Джулия: из прошлого в настоящее
Это рай на земле? Барколана в Триестском заливеCastello Miramare в ТриестеБольшие глубины чередуются здесь с мелководьемМарина PortomaranРыбацкая хижина на безлюдном островеМарина Punta Faro

Текст Сюзанны Гуиерры

Марина San Giorgio с суши окружена соснами, а с воды обрамлена тростником, который круглый год полон птиц. Обилие зелени скрывает постройки промышленного района, мимо которого проходят лодки, следующие по реке Корно к морю. Яхтсмены, зимой оставляющие свои лодки в марине для проведения профилактических и ремонтных работ, быстро приобретают вкус к суровому шарму промышленных сооружений индустриальной зоны Aussa Corno. Небольшие катера проводят грузовые суда по приливно-отливной реке. Фарватер здесь углублен, движение плотное.

Мы подходим к марине Sant’Andrea, где среди прочего находится итальянская база Nautor Swan и сервисная верфь. Сама марина уже много лет получает награду «Синий флаг» за достижения в области защиты окружающей среды.

Высокие мачты сообщают о том, что здесь собрались серьезные яхтсмены. Фортунато Моратто, владелец марины, не раз участвовал в регатах. Каждый год он организует специальную поездку для своих сотрудников, но едут они не на винодельню и не в один из близлежащих замков. Нет, их цель – регата Barcolana в Триестском заливе. В 2019 году в этой регате принимали участие 2689 лодок, что делает ее, по данным Книги рекордов Гиннесса, самой крупной парусной регатой в мире. Это серьезное соревнование, расслабляться нельзя ни на секунду, а недостаточно сплоченная команда, не готовая к испытаниям, рискует попасть в беду. К сожалению, сам Фортунато не может участвовать так часто, как бы ему хотелось. В этом году – «только» в трех или четырех. А все эта нехватка времени!

Он показывает мне местную верфь, на которой кипит работа. Также на территории марины находится мастерская Аттилио Перина, одного из последних местных мастеров, строящих деревянные лодки. Недалеко на воде покачивается 10-метровый деревянный катер. Аттилио построил его без помощи бумажных планов или программ 3D-конструирования. Единственное, на что он ориентировался, это небольшая деревянная модель, которую он сам же и сделал. Все остальное – в голове.

Когда мы подошли к мастерской, Аттилио терпеливо что-то объяснял своему коллеге, который с помощью рулетки и линейки карандашом выводил линию на доске. Рядом стояли два деревянных швертбота, построенных Аттилио. Красота и грация их линий вызвали у меня полный восторг. Несмотря на потрясающие формы, деревянные лодки не пользуются в Италии большим спросом. Ремесло Аттилио Перина постепенно уходит в прошлое. Его это, впрочем, не расстраивает. Он полагается на свое умение «читать» дерево и уже организовал совместно с двумя молодыми партнерами новый бизнес по производству деревянных велосипедов.

От марины Sant’Andrea до выхода из лагуны Мурано около трех с половиной километров. Путь нам указывают вехи, по-итальянски Briccole. Глубина здесь на первый взгляд подходит для любой лодки, но это иллюзия: кое-где до дна всего 90 сантиметров. В самой лагуне есть каналы, но, чтобы в них попасть, нужна лодка с небольшой осадкой, календарь приливов и отливов, хорошая карта и вера в Божью волю. Если это все у вас есть, тогда вы, вероятно, сможете в Порто-Бусо завернуть в канал Анфора-Веккья, который ведет к Градо. Даже во время прилива лодка с осадкой в 160 сантиметров едва не касается здесь дна килем.

Несмотря на такие глубины, в Sant’Andrea и San Giorgio всегда много яхтсменов. Сюда их в первую очередь привлекает «стратегическое» расположение марин: до Триеста и Муджи отсюда 25 миль, до Линьяно всего семь, ну а более амбициозные команды сразу отправляются в Венецию, до которой 40 морских миль.

Можно ли влюбиться в место? Воздух здесь полон моря и света – смесь, которая окрашивает воду в матовый, как бы светящийся лазурный цвет. В такие моменты само собой возникает решение: хочу здесь остаться!

Когда идешь в Градо, прежде всего удивляет совершенно нетипичный для Италии пейзаж: плоские островки и пересохшие участки канала. Низкие, похожие на кусты деревья. Рыбацкие сети натянуты между деревянными столбиками. Лебеди, цапли, чайки – здесь более 150 видов птиц – шлепают по воде, ловят рыбу, копошатся в иле, ныряют в воду.

И тишина! За неделю ее нарушили лишь пара катеров. Впрочем, они обычно идут на небольшой скорости, поскольку у водной полиции глаза повсюду.

Если вы захотите из Мурано-Лагунаре отправиться к реке Стелла, вам придется делать крюк едва ли не через Линьяно. На килевой яхте иначе не пройти. Но именно здесь можно попасть в самое сердце местной природы, и я бы рекомендовала каждому отправиться на катере к заповеднику Foci dello Stella, расположенному на берегах Стеллы.

До марины Portomaran можно дойти от Линьяно-Саббьядоро по каналу Canal de Maran, глубина которого достигает 150 сантиметров, но сильно зависит от времени года, погодных условий и приливов с отливами, так что следует заранее осведомиться об условиях и, в случае если по каналу пройти не удастся, оставить лодку в Sant’Andrea и отправиться в Мурано-Лагунаре на машине.

Марина Portomaran представляет собой кооператив, способный принять до 500 лодок длиной до 17 метров. Любитель истории Пьерро Этро готов рассказать любому желающему о прошлом лагуны. О раннем римском заселении района он повествует так же красноречиво, как и о проблемах современных рыбаков.

Вместе с друзьями он содержит покрытую соломой рыбацкую хижину, или Casone, как их называют во Фриули. Раньше такие хижины служили своего рода убежищем для рыбаков, в которых они долгим летом и еще более долгой зимой терпели холод, голод и одиночество. Даже сегодня эти хижины подпадают под действие старых рыбацких законов: владеть ими могут лишь жители Мурано, а все рыболовные районы здесь ежегодно распределяются по жребию.

Пьерро показывает нам, как следует чинить крышу. Менять солому необходимо каждую пару лет. Это тяжелая работа, для которой требуется до десяти человек. Мне интересно, навещает ли рыбак Убальдо свою старую хижину, которую он покинул в 1994 году. Пьерро улыбается и говорит: «Нет, он сюда больше не приходит. Я его иногда навещаю. Когда речь заходит о хижине, он начинает плакать. Но он по ней не скучает, скорее, он вспоминает бедность и голод. Убальдо очень рад, что ему больше не нужно выходить в море. Да, раньше были другие времена».

Не вдаваясь в дальнейшие подробности, Пьерро возвращается к приготовлению своего коронного шедевра: рядом с очагом в хижине медленно тушится угорь, особое блюдо, которое требует четырех часов непрерывной работы. Но результат того стоит – рыба настолько нежная, что с бокалом вина просто тает на языке.

Вернемся, однако, к Мурано-Лагунаре и марине Portomaran, название которой большими синими буквами указано на главном здании. Сам Мурано словно сошел со страниц альбома для любителей Италии. Самое высокое здание города, Torre Millenaria, в прошлом, вероятно, служившее сторожевой башней, было перестроено после землетрясения 1976 года. В ясные дни с него открывается замечательный вид на горы, которые словно бы встают по обе стороны реки. На рыночной площади дети играют в футбол.

Гуляя по городу, постоянно открываешь для себя что-то новое: вот тут в каменную стену заделан крест, там лежит несколько камней из старой городской стены... Адриано Персолья, местный аптекарь, рассказал мне о своей задумке, которую он уже начал воплощать в жизнь: создать марину для лодок, которые выходят в море исключительно в развлекательных целях. В Мурано, который до 1970-х годов был простым рыбацким городком, раньше никто и не думал, что в море можно ходить ради удовольствия. Море здесь может быть суровым, а рыбалка всегда была серьезным делом, а не хобби.

Возвращаясь в Линьяно-Саббьядоро, мы решили заглянуть в марину Punta Faro. Если в лагуне нас сопровождали щебетанье птиц и жужжание, то в марине царит абсолютная безмолвие… только яхты покачиваются на волнах.

Всего здесь 1200 мест, что делает Punta Faro одним из самых больших яхтенных портов в северной Адриатике. Несмотря на это, марина очень уютная. Я хочу узнать, в чем же ее секрет. Как у такого огромного порта может быть своя особая аура?

«Для нас самое важное, чтобы гости чувствовали себя как дома», – отвечает Паола Пьовесана, для которой марина – семейный бизнес. – Именно дружелюбие является секретным оружием Punta Faro».

В подчинении у Паолы 21 сотрудник разного возраста, каждый из которых переживает за своего шефа, когда она в одиночку на своем Gommone, надувной моторной лодке, зимой рассекает волны, уворачиваясь от ледяных глыб. Они переживают, потому что она одна из них. О том же говорит и Паола, и этому веришь. Ее семья занималась мебельным бизнесом и успешно торговала не только в Италии, но и в Европе. Решение построить марину в 1980-х годах было скорее инвестицией, нежели порывом сердца. Но с тех пор многое изменилось, и сегодня для Паолы марина – это куда больше, чем просто деньги. Особую любовь к морю она привила и своей дочери, которая с большим умением развозит гостей по марине на электромобиле.

Владельцы марин во втором поколении сегодня сталкиваются с новыми проблемами, неизвестными их родителям: это и запросы клиентов, и изобретательное итальянское налоговое законодательство, и капризы погоды. Год за годом каналы и реки заносит песком, и если для небольших лодок прошлого это не было проблемой, то на современных яхтах по ним пройти сложно, а порой вообще невозможно. Таким образом защита окружающей среды – это ключевой вопрос для нынешнего поколения владельцев марин.

На прощание я спросила у Паолы, чего она ждет от будущего. Она ответила, что было бы здорово, если бы ее дети также полюбили эту работу и марина перешла бы в руки третьего поколения ее семьи. А еще она надеется, что со временем эта акватория найдет компромисс между старым образом жизни и современным спортивным водным туризмом.

Пройдя мимо длинного песчаного пляжа Линьяно-Саббьядоро, который начиная с середины апреля пестрит разноцветными зонтиками, мы движемся к реке Тальяменто. Даже на значительном расстоянии от берега глубина не превышает четырех метров. Кстати, вставать на якорь тут запрещено.

По Тальяменто проходит граница с Венецией. В свое время лагуну и ее природу очень полюбил Эрнест Хэмингуэй. В знак благодарности писателю жители Линьяно проводят ежегодный литературный фестиваль.

Доктор Джорджио Ардито, тоже владелец марины во втором поколении, рассказал нам, что река Тальяменто богата историями. Наполняя мой стакан за стойкой в баре своей марины Uno, он задумчиво смотрит на недавно построенные Floating Resorts – элегантно обустроенные плавучие дома на берегу реки.

«Водный спорт сопровождает нас всю жизнь, – говорит он. – Мой отец был архитектором. По заказу предыдущего владельца марины он здесь все спланировал и построил, а потом так получилось, что взял управление мариной на себя. Я продолжаю его дело. Чем бы ни занимались наши гости: кайтингом, сапсерфингом, яхтенным спортом, мы прикладываем все усилия, чтобы им было комфортно и на воде, и на суше».

Для того чтобы воплотить идеал в жизнь, Джорджио организовал сеть марин FVG Marinas – это 20 марин от Муджи на северо-востоке Италии до Линьяно-Саббьядоро. Их цель – сообща поднять репутацию акватории и сделать ее более популярной. Во времена глобализации марины лагуны не соревнуются между собой, а выступают одним фронтом, пытаясь создать конкуренцию Греции и Хорватии.

Покидая Линьяно-Саббьядоро, я бросаю взгляд на землечерпалку, которая и в этом году углубляет проход по каналам. Изменится ли здесь что-то в будущем? Нет, не думаю, во всяком случае не все. Во Фриули – Венеция-Джулия вы всегда найдете знакомые места, восхитительные пейзажи и не один бокал Prosecco. А что еще нужно для счастьяя?

Советы
Несколько подсказок тем, кто собирается пройтись по лагунам: берите небольшую лодку или большую, но с маленькой осадкой. Глубина в каналах зависит от времени года, погоды, приливов и отливов, так что следует заранее подготовиться и собрать всю необходимую информацию. При себе имейте карту лагун, она поможет соориентироваться на месте. В лагуны заходите только в прилив, в остальное же время держитесь углубленного фарватера. На сайте марин практически всегда можно найти календарь приливов и отливов.
Дополнительную информацию о маринах в области Фриули – Венеция-Джулия можно найти по адресу: www.fvgmarinas.com

Сокращенный вариант. Полностью статья опубликована в Yacht Russia №8 (121), 2019 г.

Популярное
Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

Жизнь на яхте

Все чаще мы узнаем о том, что кто-то из сограждан, устав от жизни на берегу, бросил налаженный быт, приобрел яхту и отправился в море, выбрав себе (а, порой, и семье) судьбу морского скитальца. Что это – форма эмиграции, эскапизм, здоровый авантюризм или своего рода впадение в детство, когда игра в кораблики важнее реальных проблем? Ради чего люди разрывают привычные стереотипы?

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…