300 лет скидка
Transat Jacques Vabre 2019:  фавориты начинают и не выигрывают
Стартовавшая  осенью трансатлантическая гонка «в четыре руки» Transat Jacques Vabre стала генеральным смотром для флота яхт класса IMOCA 60, готовящимся ровно через год стартовать в Vendee Globe
Старт дан! Внутритропическая зона конвергенцииТомсону и его напарнику хронически не везлоПобедители - шарль Далин и Ян Эли

Текст Павла Игнатьева

Главной изюминкой должно было стать соперничество прошлогодней новинки Charal (YR № 10/2018) с Жереми Бийю в качестве капитана и новейшей Hugo Boss Алекса Томсона,всего несколько дней прошло с момента ее спуска на воду. Радикальная по своей конструкции Charal, уже более года обкатываемая ее капитаном, должна была столкнуться с еще более новаторской по своей конструкции Hugo Boss. Именно от этих двух судов и их экипажей все ждали особенно азартной дуэли.

Впрочем, немалый интерес вызывала и Apivia (новинка этого года с Шарлем Далином в качестве капитана), отличавшаяся от соперниц очень длинными и плоскими подводными крыльями – такая их конфигурация, по идее, должна создавать меньшее сопротивление при движении в водоизмещающем режиме в зонах слабых экваториальных ветров. В активе Apivia был еще один очень сильный плюс – ее второй рулевой Ян Эли уже дважды выигрывал TJV, так что знал особенности дистанции как свои пять пальцев.

Помимо яхт IMOCA 60 в гонке участвовали тримараны класса Multi 50 (три судна) и лодки Class 40 (27 вымпелов). Гигантским многокорпусникам класса Ultima в праве участвовать в регате было отказано из-за, как сообщалось, «недостатка мест в портах старта и финиша и невозможности обеспечить безопасность». Для этих судов был организован свой трансатлантический междусобойчик Brest Atlantiques.

Маршрут гонки был прост: яхтам следовало взять старт в Гавре (Франция), оттуда пройти около 15 миль на север, чтобы обогнуть левым бортом наветренный знак, далее любым курсом пересечь Атлантику, чтобы финишировать в порту Сальвадор-де-Байя (Бразилия). Никакого другого поворотного знака или каких-либо обязательных «ворот» не существовало. Разумеется, спортсмены были обязаны уважать все зоны разделения движения (DST) на своем пути, а именно вблизи острова Уэсан, мыса Финистерре, мыса Сент-Винсент и в районе Канарских островов. Длина дистанции по ГК составляла 4350 миль. Характерной особенностью гонки было то, что маршрут TJV не очень подходит для крылатых яхт из-за большой доли слабых и встречных ветров на его протяжении.

Начало гонки. Стратегическая дилемма

Вскоре после старта 27 октября перед яхтсменами возникла стратегическая дилемма: идти в Бразилию коротким «южным» маршрутом или поддаться соблазну и двинуться на запад с тем, чтобы обойти находившийся там циклон с севера и начать на скорости «валиться» на юг под воздействием сильных ветров за холодным фронтом циклона. Южный путь выбрало большинство гонщиков Open 60 во главе с Charal, западный предпочли немногие, ведомые Hugo Boss. Стало ясно, что борьба двух предстартовых фаворитов станет не только борьбой конструкторских концепций, но еще и тактическим (даже стратегическим) соперничеством двух экипажей.

Первый день хорошо себя показала Charal, идущая со скоростью до 28 узлов и вышедшая в лидеры флота. Hugo Boss, направившаяся на запад, оказалась только 14-й. Отлично продемонстрировала свои высокие качества и «старая» Hugo Boss (ныне выступавшая под именем 11th Hour Racing).

В полдень 29 октября шесть ведущих лодок следовали по маршруту, близкому к генеральному курсу. Когда они приблизились к мысу Финистерре, то оказались друг от друга в радиусе примерно 20 миль. В первой тройке были Charal, Apivia, 11th Hour Racing, за ними шла PRB.

В середине флотилии, между 47-й и 46-й параллелями, сразу три яхты решили рискнуть и продолжить движение к западу: Maître Coq (14-е место на тот момент), Bureau Vallée 2 (15-е) и Hugo Boss, шедшая на 16-м месте. Их рулевые надеялись первыми прикоснуться к усилению ветра в тыльной части классической депрессии. Надежда была на то, что в силу восточного переноса циклон «сам» подойдет к гонщикам, и потому крюк, который им придется сделать, будет не столь велик.

Погодная ситуация, однако, оставалась неопределенной. Яхтсмены, выбравшие западный путь, оказались в ловушке – путь на юго-запад, к генеральному курсу, был теперь им закрыт юго-западным ветром. Выбора не оставалось, переиграть выбранное решение возможности не было – острый бейдевинд Open 60 не любят (а крылатые тем более). Вместе с тем ночью на 30 октября позиции «западных» усилились за счет подошедших Prysmian Group (12-е место) и Malizia II (13-е).

Следующее утро показало, что пока в выигрыше остаются «южные». PRB с четвертого места переместилась на первое, второй по-прежнему была Charal, третьей шла Apivia. Эти лодки не только шли в среднем на три узла быстрее, чем первая пятерка «западников», они еще и двигалась почти по ортодромии. Так что уже к полудню «западные» проигрывали «южным» более 150 миль.

Отказ от западного варианта. Авария Алекса Томсона

Утром 31 октября, у побережья Танжера, PRB все еще лидировала, ее пыталась догнать Charal. А вот «старая» Hugo Boss постепенно стала отставать от лидеров и скатилась на шестое место.

Между тем на «западной дороге» к капитанам постепенно стало приходить понимание: желаемый циклон к ним не «подъедет». «Мы выбрали наиболее сложный вариант и, что хуже всего, наименее быстрый», – посетовал с борта Maître Coq Янник Беставен. Все «западники» дружно повернули и направились на юг, но отыграть отставание, которое составляло уже 200 миль, было вряд ли возможно, тем более что яхты шли в неблагоприятных, почти встречных ветрах.

Зато среди лидеров первого ноября началась активная дуэль на скорости в 20 узлов и на пространстве от широты Мадейры до Канарских островов. На борту Apivia продолжали тянуть длинный южный галс, в то время как команда Charal решила пройти как можно дальше на запад. Это решение в итоге принесло Charal преимущество примерно в 20 миль.

Уже 2 ноября, следуя в северо-восточном пассате, первая из яхт класса IMOCA 60 пронеслась мимо Канарских островов. Яхтсмены постепенно смещались к западу в поисках наивыгоднейшего «окна» для прохождения штилевых тропических широт.

Третьего ноября поздно вечером Charal пересекла тропик Рака, опережая ближайшего преследователя на 40 миль. В этот же день несчастье постигло Алекса Томсона на Hugo Boss. Ударившись килем о неопознанный плавающий объект, он сильно повредил судно и вынужден был выйти из гонки. Обследовав яхту утром следующего дня, Алекс с напарником обнаружили, что ось поворотного киля полностью снесена со своего штатного места и плавник удерживается только системой его гидропривода. После консультации с береговой командой Томсон принимается за работу – сохранить киль нельзя, он может повредить лодку. Экипаж отделяет киль от приводного механизма, и плавник уходит на дно. Заполнив все балластные танки, максимально выпустив (для повышения динамической остойчивости) подводные крылья, яхта взяла курс к ближайшему берегу.

Четвертого ноября лидеры гонки миновали острова Кабо-Верде. Charal при этом опережала Apivia на 55 миль. В полночь лидировавшие яхты готовились войти в зону внутритропической конвергенции (район с восьмой по третью параллели к северу от экватора). К этому моменту Charal превосходила Apivia уже на 74 мили, а 11th Hour Racing – на 78 миль.

Внутритропическая зона конвергенции. Смена лидера

Ночью 5 ноября Charal, которая до этого шла почти строго на юг, сменила курс на юго-юго-запад. Apivia продолжила движение южным курсом. Во второй половине дня Charal опережала Apivia на 122 мили. Но выбранная тактика подхода к экватору скоро окажется пагубной для лидирующей лодки…

По мере продвижения к экватору скорость Charal падала все сильнее: утром это было 7 узлов, а к середине дня – всего 0,7 узла. Видя такой конфуз лидера, на борту Apivia поняли: надо уходить дальше на восток и проходить экватор там. В результате в полночь на 6 ноября Apivia уступала Charal 49 миль.

Далее ситуация начала обостряться буквально по часам, если не по минутам. Шестого ноября в 5 часов утра преимущество Charal составляло всего 11 миль, в 6 часов утра Apivia захватила лидерство, а в полдень она была на 48 миль впереди.

Седьмого ноября в 9 часов утра Apivia со скоростью 11 узлов опережала Charal уже на 130 миль. Свергнутый с постамента лидер продвигался со скоростью всего три узла, в то время как остальные шесть ведущих лодок, идущие на 60 миль дальше на восток, имели скорость выше 10 узлов. К 5 часам вечера Apivia набрала скорость под 19 узлов и все: яхта покинула ВЗК и пересекла экватор.

В семь часов вечера Charal занимала четвертое место и все еще шла со скоростью всего пять узлов. Остальные лодок шли быстрее 10.

Внутритропическая зона конвергенции
Район экваториальной барической ложбины (депрессии), разделяющей пассаты Северного и Южного полушарий нашей планеты. Ее ширина составляет несколько сотен километров. В течение календарного года ВЗК мигрирует – смещается из полушария в полушарие вслед за летом. Так, зимой в Северном полушарии ВЗК обычно не поднимается выше 5° с.ш.
Для ВЗК характерны следующие особенности: высокие температуры воздуха, сравнительно невысокое (депрессия) атмосферное давление, слабые приземные ветры переменных направлений. Это обусловлено конвергенцией, то есть сходимостью пассатов в приземном слое и, наоборот, их расходимостью (дивергенцией) на высотах более четырех тысяч метров. Сочетание конвергенции и дивергенции усиливает вертикальную конвекцию (вертикальный теплоперенос), что вызывает довольно частые осадки: теплый воздух от поверхности океана очень быстро поднимается, где сильно охлаждается и конденсируется. Из-за сильной конвекции в районе ВЗК создаются мощные кучевые и кучево-дождевые облака. Как следствие, несмотря на преобладание штилевой погоды, в зоне ВЗК могут часто встречаться тропические шквалы с ливнями и грозами.
Прохождение ВЗК парусными судами сильно затруднено из-за штилевой погоды, порой им приходится двигаться буквально «перебежками», от одного локального ветрового «пятна» к другому. Мировой опыт кругосветных гонок и плаваний ранее показывал, что наилучшим вариантом прохождений ВЗК является западный маршрут – нужно держаться как можно сильнее к западу, иногда вплоть до 30° з.д.
В этом и заключается мастерство гонщика: в этих широтах нужно найти оптимальный баланс между скоростью яхты и длиной прохождения маршрута.

Южная Атлантика. Точки над i. Финиш

Восьмого ноября в 9 утра семь ведущих лодок продолжали отрываться от пелетона, демонстрируя скорость более 12 узлов. При этом Apivia, находясь в 698 милях от финиша, смогла достичь отрыва в 226 миль от Banque Populaire X, которая отвоевала три места за три дня. PRB отставала на 234 мили, 11th Hour Racing – на 261, Arkea-Paprec – на 286. Явным неудачником оказался экипаж Charal с отставание на 288 миль. «Такие поражения, как это, – сказал Жан Ле Кам (второй рулевой Corum l'épargne), – случаются у всех, но в данном случае это было слишком жестко».

10 ноября в 01:23 (по французскому времени) Шарль Дален и Ян Эли на крылатой яхте Apivia, спущенной на воду всего тремя месяцами ранее, прибыли в Сальвадор-де-Байя победителями после 13 дней 12 часов и 8 минут, проведенных в гонке. Они преодолели 5062 мили со средней скоростью 15,62 узла.

Это стало третьей победой Яна Эли в Transat Jacques Vabre.

Некоторые выводы
* Лодки нового поколения оказались почти непобедимы – и по своей надежности они уже подходят для гонок на большие дистанции.
* Новая Hugo Boss впечатлила в первой части регаты очень высоким потенциалом скорости в галфвинд.
* Старая Hugo Boss по-прежнему сильна. Неудивительно, что Алекс Томсон не хотел отдавать ее своему будущему конкуренту в регате Vendee Globe, но все-таки продал Чарли Уэнрайту, который адаптирует яхту для участия в The Ocean Race в следующем году.
* В то время как на борту Charal экипаж был по-прежнему склонен к тактическим ошибкам, на борту Apivia их избежали.
* Тактические ошибки обходятся теперь очень дорого. Вполне возможно, что такие отклонения от ГК, как у Алекса Томсона, Бориса Херрмана и ряда других шкиперов, выбравших западный маршрут, станут редкостью в Vendee Globe. Гонка TJV показала, что тем, кто находится далеко от основной группы флота, трудно вернуться в лидеры, учитывая повышенную скорость яхт поколения 2018/19 годов.
* Регата Vendee Globe станет более захватывающей. Восемь новых крылатых судов последнего поколения, а также дюжина старых IMOCA 60, которые будут серьезно оптимизированы, с новыми крыльями, с современными автопилотами и очень опытными капитанами, обещают кругосветное состязание, невероятно интересное для поклонников и чрезвычайно сложное для яхтсменов.
* Алексу Томсону опять не повезло.

Гонка Transat Jacques Vabre, также известная как Route du Cafe является трансатлантической парной гонкой, которая проходит каждые два года с 1993. В разные годы в регате стартовали разные классы яхт: IMOCA 60, Open 50, Class40 и многокорпусники Multi 50, ORMA 60, MOD 70 или Ultima. Эта гонка родилась после исчезновения парной регаты Transat en Double, организованной другими спонсорами. Название регаты дано в честь титульного спонсора, французского кофейного бренда Jacques Vabre. Сама дистанция регаты пролегает по маршруту, которым когда-то из Франции отправлялись парусники за кофе.

Опубликовано в Yacht Russia №12 (125), 2019 г.

Популярное
Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Жизнь на яхте

Все чаще мы узнаем о том, что кто-то из сограждан, устав от жизни на берегу, бросил налаженный быт, приобрел яхту и отправился в море, выбрав себе (а, порой, и семье) судьбу морского скитальца. Что это – форма эмиграции, эскапизм, здоровый авантюризм или своего рода впадение в детство, когда игра в кораблики важнее реальных проблем? Ради чего люди разрывают привычные стереотипы?

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…