300 лет скидка
Греческий для начинающих
Если летом в Ионическом море вам не хватает ветра, а Эгейское, наоборот, кажется чересчур бурным, возможно, вам придется по нраву залив Сароникос. Умеренный ветер, недлинные переходы и интересные берега – что еще нужно для счастья?
Короткие переходы. Акватория идеально подходит для путешествий с детьми. В случае необходимости вы сможете быстро добраться до ближайшего порта Утреннее настроение. Рассветное солнце озаряет море в окрестностях Пороса золотым светом

Текст Гизо вон дер Река

«Кольраби!» – раздается радостный возглас моей шестилетней дочери. Я поднимаю голову, но, увы, слишком поздно. В кокпит врывается волна брызг, и нам остается лишь доставать полотенца. Спрейхуд мы уже убрали, а бимини в таких случаях не спасает. Причиной внезапного душа стал волна от пролетевшего мимо катера, усиленная и без того не слабым волнением.

Всю ночь дул сильный северный ветер: мельтеми, бушующий в Эгейском море, настолько силен, что и у восточных берегов Пелопоннеса чувствуется его влияние. Проснувшись утром, в море мы видим метровые волны. Но это не повод расстраиваться. К началу второй недели путешествия трое наших детей (младшей – 6, старшему – 9) уже достаточно поднаторели в морском деле. Не обращая внимания на волны, мы уверенно разгоняем нашу 39-футовую лодку до семи узлов. Курс – галфвинд, направление – юго-восток.

Неделю назад дела обстояли иначе. Мы приземлились в Афинах в субботу после обеда и на такси отправились в Лаврион. Чартерная база находится в ничем не примечательном промышленном порту. Мы принимаем нашу далеко не новую, но уютную и ухоженную яхту Ira. На базе нам рекомендуют выйти в море в этот же день. Рядом с пирсом базы находится дискотека, которая до утра радует всю округу громкой музыкой. Слишком громкой…

Решив, что это дельный совет, мы отчаливаем и отправляемся в небольшую бухту, лежащую в четырех милях к югу от Лавриона. Встав на якорь и уложив уставших детей спать, мы размышляем, что делать дальше. Мы уже не раз брали лодки в чартер, но ночевать на якоре нам еще не приходилось. В итоге я, борясь со сном, остаюсь дежурить на палубе. В три часа ветер меняет направление, лодку немного разворачивает. В остальном никаких происшествий. Можно выдохнуть. Первая ночь прошла нормально.

Утром следующего дня мы, начитавшись страшных историй в путеводителях и блогах о толпах людей в маринах, решаем отправиться в путь с первыми лучами солнца. Ветер, напротив, решает отоспаться. Когда мы в шесть утра на моторе проходим возвышающийся над морем храм Посейдона на мысе Сунион, царит практически полный штиль. Отсюда до Пороса в заливе Сароникос, нашего пункта назначения, 33 морские мили.

В районе восьми часов лодку окружает небольшая стая дельфинов. Мы будим детей и наслаждаемся зрелищем. Через два часа обе девочки, которые хотели было «покормить рыбок», начинают жаловаться, что их укачало. К счастью, до Пороса остается всего пара миль. В порту, как нас и предупреждали, полно яхт, но мы находим свободное местечко рядом с таверной Oasis. Здесь нас ждет второе приключение: мы в первый раз встаем на носовой буй кормой к пирсу между двумя яхтами. Как ни странно, встать у нас получается с первого раза, так что мы решаем отпраздновать этот успех бокалом пива. Дети же с удовольствием пьют лимонад, позабыв о морской болезни.

Во время прогулки по городу мы заказываем праздничный торт в одной из местных пекарен: на следующее утро нашему старшему сыну исполняется девять лет, и шоколадный торт станет приятным сюрпризом.

Когда все подарки нашли владельца, а от угощений ничего не осталось, мы решаем отправиться к острову Эгина. К сожалению, один из наших соседей положил свой якорь через наш, и цепи запутались. Замечаем мы это, лишь попытавшись покинуть свое место и неожиданно застряв на оживленной паромной магистрали. Мы пробуем так и эдак, но поднять якорь не удается. Тогда мы начинаем искать багор, но вдруг с берега слышится окрик и пожилой шкипер бросает нам конец.

Так вот как это делается! С носа лодки я подвожу конец под соседскую якорную цепь. Затем с помощью этого конца мы ее поднимаем, и наш якорь наконец-то будет свободен. К сожалению, во время путешествия мы еще не раз столкнемся с такой проблемой.

Пройдя между Поросом и материком, мы отправляемся в Пердику, небольшую деревеньку на острове Эгина. Новость о предстоящем шторме заставляют нас остаться там на три ночи. Если местные рыбаки начинают сворачивать бимини на своих лодочках, значит, дело действительно плохо. Наши соседи вечером даже ныряют с фонариками под воду, чтобы проверить, хорошо ли забрал якорь. Но в итоге опасения оказались напрасны: шторм прошел стороной, лишь немного помочив нас ливнем.

В ожидании непогоды мы не теряли времени и наслаждались отдыхом на небольшом пляже Пердики. Кроме того, мы посетили близлежащий необитаемый остров Мони, где можно увидеть диких павлинов и ланей. А дети открыли для себя чудесный мир дайвинга, в ластах и очках изучая подводный мир у побережья.

Начальника гавани в Пердике нам найти не удалось. Электричество на лодку мы провели с помощью удлинителя из ближайшей таверны, воду взяли там же. Чтобы как-то отплатить за такое радушное гостеприимство, вечером мы возвращаемся туда на ужин.

Дождавшись спокойной погоды и хороших прогнозов, мы отправляемся в путь. Дует несильный ветер, на утреннем небе сияет солнце – мечта любого яхтсмена. До следующей остановки, Эпидавра, 15 морских миль. В порт мы заходим в обеденное время, когда еще не все места заняты. Высадившись, мы спешим к главной достопримечательности города – знаменитому амфитеатру, сохранившемуся с античных времен. Дети не могут поверить, когда мы с женой, стоя в разных концах древней постройки, без проблем переговариваемся, не повышая голоса.

Вернувшись на воду, мы пересаживаемся на тузик и, огибая небольшой полуостров, отправляемся на пляж. На глубине полутора метров здесь находятся руины затопленного города, так что дети с горящими глазами снова достают ласты и очки. Под водой до сих пор можно увидеть стены домов, части улиц и огромные амфоры. Наша небольшая археологическая экспедиция очень порадовала детей, впрочем, взрослые тоже остались довольны еще одним замечательным днем.

Утром прямо перед нашей лодкой останавливается небольшой пикап местного торговца. Мы покупаем свежие овощи и фрукты по слегка завышенным ценам, завтракаем и снова выходим в море. Наша цель – небольшой порт под названием Вати на полуострове Метана.

Деревня находится в узкой бухте у подножия гор. От ветра и волн ее защищает лишь небольшой мол, и, надо сказать, защищает не очень хорошо: как только мы подошли к берегу, внезапно задул ветер, и швартоваться нам пришлось при сильных шквалах со стороны правого борта. Зато места много – кроме нас тут всего лишь одна лодка.

К вечеру до Вати добралось еще пять яхт, шестая решила идти дальше. Также могли бы поступить и мы, но шкипер решил: рисковать при столь сильном шквалистом ветре не стоит.

В Вати царит настоящая идиллия. Деревня состоит всего из нескольких домиков и пяти таверн. Мы знаем, что поблизости есть вулкан, и уговариваем дружелюбного хозяина таверны отвезти нас в горы. Проехав где-то с милю, мы попадаем в настоящий марсианский пейзаж. Лавируя между обломками окаменелой лавы, мы добираемся до небольшой пещеры, на стене которой кто-то баллончиком написал Vulcano. Судя по всему, именно здесь находится одно из последних отверстий, откуда 2400 лет назад извергалась лава. Мы включаем фонарики и спускаемся в пещеру, где с женой чуть не случается паническая атака.

Когда мы наконец выбираемся на свежий воздух, раздается телефонный звонок. Брат из Вены спрашивает, слышали ли мы о землетрясении в Афинах. Я быстро залезаю в Интернет – и действительно: землетрясение силой в 5,2 балла сотрясло Афины, до которых всего 50 километров. А мы стоим на вулкане! Пережив резкий выброс адреналина, мы отмечаем, что на самом деле ничего не почувствовали, и спускаемся обратно в деревню. Хозяин таверны как раз собирается готовить морских ежей, и я без проблем уговариваю его поделиться со мной секретами их приготовления.

С утра над акваторией правит бал прекрасный северный ветер силой в 4 балла. В Метане мы хотим показать детям серные источники. Даже в порту вода немного пахнет тухлыми яйцами. Но куда большее отвращение вызывают громкие крики «Частное место, частное место!», которые мы слышим, пытаясь куда-нибудь пристать. В конце концов мы встаем у внешнего мола, и я отправляюсь искать начальника порта. В Греции это далеко не просто. Справившись, однако, с заданием, я узнаю неприятную новость: по неизвестной причине городской порт закрыт. Мы можем встать у совершенно незащищенного и пустого причала для паромов, но удовольствие это сомнительное, так что мы отказываемся и через час снова идем в направлении Пороса.

Во время своего первого визита мы обзавелись номером Майка, хозяина таверны Oasis, расположенной у главного причала для парусных яхт. Мы звоним ему, и он сразу же бронирует нам место прямо перед столиками своего заведения. Радость, правда, длилась недолго. Вечером рядом с нами встал катамаран с 14 молодыми норвежцами на борту. Все 14 очень вежливо с нами поздоровались, но разницу в подходах очень метко охарактеризовал шкипер катамарана: «You are family people… Hmm. We are party people!»

К счастью, вино из Oasis и затычки сделали свое дело, и ночью нам удалось поспать. На следующее утро, правда, мне выпало сомнительное удовольствие будить норвежцев, спящих беспробудным сном, и объяснять им, что мы хотим уйти намного раньше, чем они.

Ветер усиливается до пяти баллов, а в порывах и до шести. Под генуей мы оставляем Порос за кормой и следуем на юго-восток. Мы минуем узкий проход между мысом Скили и островом Снати и галсами идем на запад.

После землетрясения и затопленного города наши дети, очарованные природными катаклизмами, хотят увидеть цунами. Любую мало-мальски высокую волну сопровождает радостный вопль: «Цунами!» Вот только младшей не очень удалось запомнить это сложное слово, и она кричит: «Кольраби»! Так родился наш боевой клич.

Следующая остановка – Эрмиони, уютный городок на побережье Пелопоннеса напротив островов Докос и Идра. На этот раз мы встаем не в городском порту, а у южной стенки набережной, хорошо защищенной от берегового ветра. Здесь мы снова швартуемся кормой и бросаем якорь на глубину в 20 метров. Отсюда можно пешком дойти до нескольких бухт с отличными пляжами. Вечером в порту показывают фильмы. Рядом с нами останавливаются моторные яхты с богатыми и красивыми людьми, которых привлекает местная кухня. Отужинав, они снова скрываются в ночи.

Эрмиони понравился нам настолько, что мы решаем остаться здесь еще на день. Вечером, правда, в порт заходит несколько лодок с экипажами, явно солидарными с норвежцами, встреча с которыми так свежа в нашей памяти. Поэтому мы решаем с рассветом отойти от них подальше.

Следующим утром мы вместе с якорем поднимаем и наших соседей-французов, но те не обижаются и тоже решают отправиться в путь. С попутным ветром яхта проносится между Докосом и материком, и через два с половиной часа мы уже подходим к Спеце.

Порт острова совершенно не защищен с севера, а именно оттуда сейчас дует ветер. Все лодки держатся за берег несколькими швартовами и помимо этого еще сцеплены друг с другом.

Увидев царящий в порту беспорядок, мы берем курс на расположенный в пяти морских милях Портохелион. Местная марина расположена в вытянутой бухте, открытой на юго-запад. Путеводитель обещал хорошо защищенное место, но в полдень нам начинает сильно поддувать в бок. К счастью, мы накрепко пришвартованы у портовой стены, а бухты мы осмотрим потом на тузике.

Между тем пришло время отправляться назад. Мы выходим из залива Арголикос и движемся в направлении Эрмиони. Под конец второй недели мы хотим еще раз заглянуть в Порос. В этот раз мы специально приходим попозже, чтобы остановиться где-нибудь подальше от веселой толпы, ведь следующим утром рано вставать: нам предстоит 36-мильный переход до Лавриона – при встречном ветре.

Болтая с дружелюбными соседями-американцами, я вдруг слышу, как кто-то зовет меня с берега. Это Майк из Oasis узнал нашу лодку и решил нас предупредить, что мы расположились на пути паромов. Он рекомендует нам другое место, тоже подходящее для выхода в море в шесть утра.

Потом мы наслаждаемся прощальным вечером под сувлаки из курицы, осьминогов и ледяное пиво Mythos.

Утром мы с радостью отмечаем, что дует северо-западный ветер, идеально подходящий для перехода на северо-восток к Лавриону.

Ira решает напоследок показать, что ее еще рано списывать со счетов, и мы летим по заливу Сароникос.

Две недели на Пелопоннесе произвели неизгладимое впечатление как на детей, так и на взрослых. Акватория подходит семьям и начинающим яхтсменам, особых трудностей с навигацией здесь нет. Даже в разгар сезона нам всегда удавалось найти место для стоянки, а местные жители оказались очень милыми и дружелюбными. И мы уверены – в Грецию мы еще вернемся, и не раз.

Журнальный вариант. Полностью статья опубликована в Yacht Russia №12 (125), 2019 г.

Популярное
Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Жизнь на яхте

Все чаще мы узнаем о том, что кто-то из сограждан, устав от жизни на берегу, бросил налаженный быт, приобрел яхту и отправился в море, выбрав себе (а, порой, и семье) судьбу морского скитальца. Что это – форма эмиграции, эскапизм, здоровый авантюризм или своего рода впадение в детство, когда игра в кораблики важнее реальных проблем? Ради чего люди разрывают привычные стереотипы?

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…