Великое множество, или Внутренний чартер скорее жив…
К людям, для которых в России парус стал образом жизни, нужно прислушиваться, они этого заслуживают. В годы испытаний тем более
Наша Академия

Нас мало, но мы в тельняшках. При всем уважении, это не про российских поклонников паруса и жизни в его тени. Тут, скорее, подходит прямо противоположное – слова из старого болгарского сериала про партизан минувшей войны: «Нас много, мы на каждом километре – здесь и во всем мире». Так на самом деле и есть, в точности так.

От нас отмахиваются, наши чаяния не принимают во внимание, наши требования игнорируют. А зачем, если нас мало, а по мнению чиновников и властей всех уровней – ничтожно мало? И если обратиться к списочному составу членов Всероссийской федерации парусного спорта, так оно и есть. Значит, можно вытереть ноги, отобрать яхт-клуб, закрыть детскую парусную школу, не позаботиться о том, чтобы облегчить регистрацию лодок и упростить правила движения по внутренним водным путям и пересечение границы.

То, что нас мало, глубочайшее заблуждение. Жизнь под парусом – это не первая сборная, это гораздо больше, чем парусный спорт как таковой. В конце концов, что такое спорт, по крайней мере высших достижений? Хотя применительно к России использовать такие слова, как «высший», последние десятилетия как-то не очень, порой даже стыдно, вспоминая, что золото на международной арене когда-то было запланированной нормой, а нынче бронза – за счастье, а лицензия на Олимпиаду – уже награда. И вообще, такой спорт – удел немногих, может быть, пары сотен яхтсменов. А как же все остальные? Все те, кто не мыслит свою жизнь без ветра и паруса, молодецки выгибающего грудь, без штурвала или румпеля в дрожащих от напряжения руках? Кто их сосчитает? Кто о них позаботится, кто уделит им хотя бы толику внимания? Уж по крайней мере не ВФПС, ведь это так мелко, по ее мнению, так… в общем, детство какое-то, романтика, идеализм, Майн Рид с Жюлем Верном, солидным людям заниматься такой мелочью даже как-то несерьезно.

Что касается лодок… Импортозамещение, говорите? Ха, и еще раз ха! От советского парусного судостроения остались руины, и те, кто сейчас озабочен малым российским судостроением, вызывают такое же уважение, как герои прежних лет, с криками «ура» поднимающиеся против вражеских укреплений. Потому что они тоже одни – без поддержки, без льгот, без тылового обеспечения. Эти убежденные оптимисты тоже не интересны ВФПС. Раздобыть денег на лодки, построенные за рубежом, вот предел мечтаний: удастся – за это похвалят, за остальное не осудят.

Только все не так, как кажется, как следует из официальных документов, из докладных и отчетов. Нас – много! Потому что мир паруса фантастически многообразен, только прискорбно разобщен. Туристы с их парусными надувными катамаранами и малютками швертботами – отдельно. Любители гонок выходного дня – отдельная каста. Крейсеристы – себя они не без оснований считают элитой. Чартер – особая статья. Вспомните, как несколько лет назад появилась потрясающая статистика – более 100 тысяч человек брали лодки в чартер.

А что будет, если всех объединить, если сложить и сосчитать? Да плюс детки на «Оптимистах» и виндсерферах. Это же целая армия! Ей бы единый рупор, так кто бы посмел к ней не прислушаться?

Жизнь под парусом, с парусом, в парусе – это жизнь в любви и верности. Но любовь хрупка, и как бы высокопарно это ни звучало, одна из задач тех, кто по убеждению, по велению сердца и во исполнение служебных обязанностей обязан сделать все, чтобы она не истончилась и не исчезла, как сон, как утренний туман, чтобы людей, влюбленных в парус, становилось все больше. И всем тогда будет хорошо.

Минувшие месяцы домашнего заточения неожиданно открыли многим глаза. Сети были полны, сайты бурлили, народ страдал в осознании, сколь многого его лишил проклятый «ковид». Но пришло и другое понимание: нас очень много – людей, влюбленных в парус, граждан с двуглавым орлом на обложке паспорта. Особых доказательств данное утверждение не требует, но в этом номере Yacht Russia мы решили еще раз это проиллюстрировать, постаравшись никого не забыть – большие гонки и одиночные плавания, прогулки и «крейсерские» перегоны, «школьные» вопросы и заботы внутреннего чартера… Нас много! Нам бы еще единства, и мы будем непобедимы.
 

Стоять на своем

Пока у яхтенных и туристических компаний, продающий заграничный чартер, телефоны раскаливались от гнева и отмен, у других раскалываются от заказов. В этом сезоне в выигрыше были те, кто предлагал чартер на Родине. Небывалой популярностью пользовались Крым и Сочи – всех потянуло на море. И пусть оно было Белым, Черным или Азовским, главное - море! Но и другие направления были не забыты, а вернее - открыты заново. Кто-то тренировался на ближайшем водохранилище, а кто-то гонялся на Онеге и Байкале. Одни ушли в круиз по Волге, другие арендовали яхту на выходные и исследовали Финский залив. Мы побеседовали с несколькими представителями чартерных компаний, чтобы узнать, как развивается их бизнес в это непростое время.

1.Как повлиял коронавирус на аренду яхт?

Григорий Елисеев, генеральный директор «12 Узлов»: После введение карантина бизнес фактически остановился. Чартерным брокерам в срочном порядке пришлось придумывать меры для того, чтобы сохранить клиентов и не потерять бизнес, предлагая ваучеры и перенос аренды на другие даты. Нашей компании удалось согласовать со всеми партнерами адекватные для клиентов условия переноса фрахта. После снятия карантина внутри стран у местных чартерных компаний появилась возможность загрузить свой флот локальными клиентами. Так на Черном море в России практически весь чартерный флот забронирован до конца сентября.

Владимир Бодриков, представитель класс «Ракета 670», оператор Windsailing: Мы работаем первый сезон, так что сравнить не с чем. Работаем неплохо, в выходные загрузка постоянная.

Александр Соколов, креативный директор «Силы ветра»: Как ни странно это звучит, но скорее положительно. Многие остались дома, не разъехались из России на время отпусков, а, устав от самоизоляции, обратили свое внимание на отдых на воде. И сейчас у нас большой спрос на лодки и тренировки.

Кристина Ларионова, директор Yacht Russia Sailing Academy: Наша академия в Сочи изначально ориентирована исключительно на внутренний туризм. Поэтому, объективно, нам сейчас грех жаловаться: Сочи – одно из самых популярных направлений. Еще один плюс – у нас собрались практически все молодые и талантливые капитаны, а в отсутствии международных регат у них есть возможность заработать дома.

2. Какой из сегментов отечественного яхтинга наиболее просел в это время: регаты, корпоративы, прокат яхт, обучение?

Григорий Елисеев, «12 Узлов»: Да фактически все сегменты, ориентированные на зарубежный чартерный флот.

Владимир Бодриков, Windsailing: С регатами все отлично. Спортсменам так и так надо гоняться. А вот корпоративы только начались.

Александр Соколов, «Сила ветра»: С обучением и путешествиями сложно, хотя бронируют путешествия по Финскому заливу, Подмосковью на выходные, места в экспедиции на Камчатке и на Белое море. Лучше всего дело обстоит со спортивной частью – за неделю на наших московских базах гоняются и тренируются около тысячи человек. Популярны тренировки на Азовском море. В Сочи мы делаем пятидневный спортивный лагерь и вместе с Yacht Russia Sailing Academy проводим регаты выходного дня.

Кристина Ларионова, Yacht Russia Sailing Academy: Кардинально - корпоративные регаты от крупных заказчиков. Пока еще действуют внутренние запреты не то что на выездные мероприятия, даже на командировки. Но у нас много компаний, скажем так, на низком старте. Зато есть время тщательно продумать не только спортивную часть, но и развлекательную. Пресловутая программа «кавказского гостеприимства» набила оскомину, зато очень популярен «экотуризм», и наши яхты идеально вписываются в эту программу. Что касается регат, тренировок, обучения – спрос возрос кратно. Наша главная задача сейчас - «зацепить» атмосферой и сервисом. С учетом того, что практически все клиенты возвращаются, я считаю, что у нас хорошо получается!

3. На что делаете ставку в будущем (осень-зима-весна)?

Григорий Елисеев, «12 Узлов»: Надеюсь, в конечном итоге границы полностью откроются, и люди снова смогут свободно путешествовать. Наша компания работает в основном с российскими и американскими клиентами, а они для отдыха на яхтах выбирают в основном Европу и Карибы.

Владимир Бодриков, Windsailing: Нас пока мало знают, но через пару лет мы раскрутимся. Пока же планируем вывозить своих друзей/клиентов на Кипр и Гарду. А если границы полностью не откроют, то в Подмосковье. Вообще для нас основной сезон – лето в Подмосковье, зима только для удержания и расширения клиентской базы.

Александр Соколов, «Сила ветра»: На филиал в Сочи, планируем отвезти туда часть яхт. Еще на Турцию и открытие границ. Ну, и на школу капитанов, конечно, которая традиционно начинает пользоваться спросом с наступлением осени.

Кристина Ларионова, Yacht Russia Sailing Academy: У нас в Сочи лето - до середины октября. Осенью планируем продолжать парусные лагеря, которые проводим совместно с «Сила ветра». Подготовили серию лекций. Также будут доступны тренировки. Ну, и локальные кубки и зимние серии регат, к которым как раз сейчас ведем подготовку, они тоже будут.

4. Как вы считаете, возможно ли в России развитие бербоут-чартера?

Григорий Елисеев, «12 Узлов»: Это вопрос времени и желания. Основная проблема в отсутствии инфраструктуры и короткий яхтенный сезон, который будет влиять на маржинальность бизнеса и ценообразование. При прочих равных аренда яхт в России без налоговых льгот будет значительно дороже, чем в Европе. Ну, а дальше вопрос, где вы захотите взять яхту - дороже в России или такую же, но дешевле, в Европе?

Владимир Бодриков, Windsailing: Мы пробовали: были две каютные яхты – не прижилось. Нужны места для ночных стоянок, чтобы докупить что-то недостающее из провизии, напитков. Более распространено другое: днем погонялись - и на берег. Если мы уверены в капитане, то даем на гонки. Берем депозит (5-10 т.р.), причем важен не его размер, а само наличие, это дисциплинирует, клиенты знают, что в конце лодку проверяют и относятся бережнее.

Александр Соколов, «Сила ветра»: Возможно, конечно. Мы в бербоут-чартер сдаем спортивные лодки на тренировки и соревнования. Капитанам, которых знаем очень хорошо, без депозита.

Кристина Ларионова, Yacht Russia Sailing Academy: Мы сдаем лодки на день с нашими капитанами, но к закату они возвращаются в марину. Вообще, пока не будет достаточного количества марин с инфраструктурой для ночных стоянок, а при каждом выходе-заходе не перестанут требовать ящик документов, развития не будет.

5. Как сделать яхтенный чартер в России конкурентоспособным?

Григорий Елисеев, «12 Узлов»: По чартеру круизных парусных яхт Россия вряд ли сможет конкурировать с Хорватией, Италией или Испанией, просто в силу географических особенностей. С другой стороны – аренда дейсейлеров: внутренние воды России имеют огромный потенциал для развития водного туризма. Если коротко, то для этого необходимо: а. привести в порядок систему обучения и лицензирования на управление маломерными судами, чтобы привлечь как можно больше людей; б. создать чартерный рынок, а это непросто, тут должен быть стимул - налоговые льготы; в. Еще требуется адекватная юридическая защита малого бизнеса со стороны государства, о поддержке уж я молчу.

Владимир Бодриков, Windsailing: Нужны стоянки по всей акватории, можно маленькие, но оборудованные места, а в остальном все есть – лодки и капитаны.

Александр Соколов, «Сила ветра»: Чтобы яхтинг мог развиваться внутри страны, не хватает самой индустрии: портов, марин, внятного регулирования, яхт-клубов. Мы хотели бы развивать чартер в каждом уголке страны, у нас много красивейших мест, но нет марин, а яхт для аренды очень мало. Даже на Белом море, куда мы ходим регулярно, яхты не новые и держатся на плаву за счет энтузиазма капитанов. Кроме того, хотелось бы изменить климат, в том числе и инвестиционный, иначе эта индустрия так и не появится.

Кристина Ларионова, Yacht Russia Sailing Academy: Ох, таким его делать долго и дорого. Без участия государства или инвестиций ничего не получится. С одной стороны, у нас в стране все есть для организации яхтенного чартера, но попробуй найти деньги и согласовать все с каждым чиновником! Мы стоим в одной из лучших марин России, но было бы их штук 20-30 на нашу огромную страну, уже можно было бы начинать говорить о какой-то конкурентноспособности.

6. Была ли какая то поддержка компании от ВФПС? Если нет, то какую бы поддержку вы ждали от нее?

Григорий Елисеев, «12 Узлов»: От ВФПС никакой поддержки не было. Вообще, в каждой стране есть государственные учебные программы и лицензирование шкиперов, выданные права признаются во всем мире. К сожалению, российские яхтенные права не котируются и не принимаются за рубежом. Так что было бы неплохо решить хотя бы этот вопрос. Я как-то давно переписывался в ВФПС, предлагал привести систему обучения и сертификации к понятному виду. Приводил пример Американской ассоциации ASA, где все четко и понятно, так что придумывать велосипед не нужно, нужно только адаптировать. Но ничем эта переписка не закончилась.

Владимир Бодриков, Windsailing: В принципе, как производитель яхт и основатель нового класса «Ракета 670» я мог бы рассчитывать на какую-то поддержку, но мы за ней не обращались, как-то справляемся сами. А Федерация если б хотела нас заметить, то заметила. Мы ведь готовы к сотрудничеству и не скрываемся. Да о чем говорить, если Национальную парусную лигу в России проводят на иностранных лодках! И это при наличии двух российских производителей и серии уже имеющихся лодок. Вы еще импортозамещение вспомните!

Александр Соколов, «Сила ветра»: Честно признаться, мы никогда не возлагали никаких надежд на ВФПС, и как-то у нас даже мысли не было, что кто-то придёт и поможет нам делать наше дело. Мы всегда были и остаёмся энтузиастами, которые сами строят наш небольшой мирок таким, каким бы мы хотели его видеть. В общем, Федерация нам никак не помогала, но мы и не просили никакой помощи.

Кристина Ларионова, Yacht Russia Sailing Academy: Не могу припомнить, чтобы нам ВФПС помогало, скорее наоборот. Мы организовывали Регату Чемпионов пару лет подряд в поддержку олимпийцев, но каждый раз это было надо больше нам, чем ВФПС. Мы выпрашивали то дату, то список участников. Ребята, ау! Мы даем шанс выиграть крупный денежный приз, надо все лишь прийти и погоняться несколько часов на наших яхтах. А последний год о работе ВФПС вообще ничего не слышно, а нам «надоедать» со своими инициативами тоже нет времени.

P.S. YACHT RUSSIA. Вот такое у нас получилось полотно – без оглядки на широту и долготу, но с единым знаменателем, в котором… наши люди, спортсмены и любители, единомышленники. А теперь  представьте светлое будущее: внутренние водные пути белы от парусов, приграничные моря свободны от пограничных запретов, яхтенная инфрастурктура все лучше, количество верфей малого судостроения множится, количество яхтсменов неуклонно растет, инициатива снизу встречает неизменную поддержку сверху. Для кого-то это мечты, для кого-то – планы. Все зависит от нас.

Опубликовано в Yacht Russia №9-10 (130), 2020 г.

Популярное
Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Жизнь на яхте

Все чаще мы узнаем о том, что кто-то из сограждан, устав от жизни на берегу, бросил налаженный быт, приобрел яхту и отправился в море, выбрав себе (а, порой, и семье) судьбу морского скитальца. Что это – форма эмиграции, эскапизм, здоровый авантюризм или своего рода впадение в детство, когда игра в кораблики важнее реальных проблем? Ради чего люди разрывают привычные стереотипы?

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…