Старый «Финн», Арктика и я
Идея пройтись под парусом по Баренцеву морю родилась в 2013 году...
В Зеленецкой губе В дорогеВ Зеленецкой губе

Текст Александра Тулякова

Идея пройтись под парусом по Баренцеву морю родилась в 2013 году, когда мне посчастливилось купить в Швеции яхту Albin Vega. Появились единомышленники, но все упиралось или во время, если идти своим ходом, или в деньги, если перевозить лодку на трейлере. Идея зависла, пока этим летом мой дружище и по совместительству рулевой «Звездника» Юра Скребнев не сообщил мне о приобретении им старенького, но еще крепкого, отреставрированного швертбота олимпийского класса «Финн».

До авантюры оставался месяц.

Первый выход «Финна» на воду состоялся на Рыбинском водохранилище. Ветер выдался бодрым, 6–7 метров. По Рыбинке пошла волна. Лодка вела себя прекрасно до тех пор, пока хруст и «ожившая» мачта в районе гика не заставили повернуть к берегу.

До авантюры оставалось две недели.

«Стас! Я приеду в Дальние Зеленцы и выйду в Баренцево море на «Финне»!» Так в спортивно-туристическом центре «Дальние Зеленцы» узнали, что скоро в их размеренной жизни дайверов появится предмет беспокойства, который, возможно, придется выуживать из вод Северного Ледовитого океана.

До авантюры оставалось семь дней.

«Саня, завтра я мачту зашкурю, гляну, что с ней, подклею...» – сообщил мне мой пособник по безумию. Тогда мы еще не знали, что нужно будет склеить заново практически всю нижнюю часть мачты, которая в районе гика сгнила на 2/3.

До авантюры оставалось четыре дня.

Хвала богам, коммерции и сетевым хозмагам! В одном из них было закуплено все необходимое для ремонта: калиброванные рейки разных размеров, смола и прочие расходники. Необходимый электроинструмент у нас имелся.

До авантюры оставалось три дня.

Вообще-то, два, поскольку 24 часа требовалось для отвердения смолы. За эти два дня нам нужно было еще поменять электропроводку у прицепа, подготовить ложемент для лодки... Почти сутки у нас ушли на подготовку и склейку мачты, всего в нее было имплантировано более 20 деталей. И все склеилось!

Завтра день старта, час икс, час ноль.

.....................

В 4 утра меня встречали «Финн» и Юра с наспех заготовленным напутствием и платочком для махания. Поехали!

Дороги радовали качеством асфальтового покрытия и видом окрестностей. Позади остались Новгородская область и Ленинградская, могучий Волхов, Свирь, Карелия... В восемь вечера следующего дня я уже стоял на заправке в Мурманске. До Зеленцов оставалось 160 километров.

Дорога до развилки Териберка – Дальние Зеленцы была тоже замечательной, а вот дальше… Я и подумать не мог, что оставшиеся 80 километров растянутся для меня с прицепом в семь (!) часов испытаний на вибрацию и тряску, на броды, спуски и подъемы по валунам, ямам, и это в окружении полчищ кровососущих и кожекусающих летающих монстров! Хотелось, очень хотелось послать все к чертям и повернуть, но отступать было поздно, позади осталось 2160 километров дорог, бессонные ночи из-за ремонта мачты, и что я скажу тем, кто так верил в мой успех?

Когда в глазах уже «ломались спички», показалась губа Ярнышная. А через час я уже смотрел на Дальние Зеленцы, на Баренцево море, на гладь Зеленецкой губы... Как же приятен запах тундры, ламинарии и океана, самого северного океана. Ребята, я приехал!

Было 4 часа утра. День ВМФ.

Несколько часов сна в наскоро поставленной палатке дали достаточный заряд энергии для финальной доводки мачты. Вооружившись напильником, наждачной бумагой и шуруповертом, мне предстояло убрать избытки смолы из ликпаза, установить оковку и блок оттяжки гика. Я расположился на песчано-каменном валу с видом на море и принялся за работу.

Для побережья Северного Ледовитого океана погода стояла прекрасная. Светило солнце, небо и воды Баренцева моря были сине-голубыми, легкий ветерок разгонял мошку и комаров. Одним словом, праздник!

День прошел в мачтово-палаточных хлопотах. Утром следующего дня лодка была снята с прицепа, установлена мачта, грот заправлен в гик, заведены шкоты, оттяжки и фал. Когда снимали «Финн», кромка воды была рядом, а к моменту готовности лодки к спуску непосредственно на воду, та ушла метров на 50. Высота приливов в это время достигает 4–4,5 метра, берега достаточно пологие, вот и приходится всем водоплавающим бегать за водой при отливах.

Следующим утром я проснулся полностью готовым к выходу. Но после завтрака ветер усилился до 11–12 метров в секунду, в порывах до 22. Лечь на воду с температурой 8 градусов при таком ветре, прямо скажем, не хотелось, так что выход пришлось отложить.

Назавтра ничего не изменилось: ветер оставался сильным, волна в море разгонялась до 5–6 метров, в заливе до 1 метра при отливе. Оставалось ждать.

Свершилось! С утра на небе ни облачка. Ветер восточный 3 метра в секунду. Условия идеальные.

Пока я готовил лодку к спуску, мной и моим судном заинтересовались рыбаки и пограничники. Первых волновало мое психическое состояние, потому как «на этом туда нельзя». Мои слова о прекрасной мореходности олимпийского класса «Финн» встречали столь твердые отрицания, что сравниться с ними могли только прибрежные скалы, о которые вся наша с «Финном» мореходность, очевидно, должна была разбиться. Пограничную службу интересовало иное: кто я, что я, зачем я и наличие разрешающих документов на выход судна в море. Государственная граница, однако, дело серьезное, так что оформлением документов пренебрегать не стоит.

Но вот пять человек подхватили швертбот и бодро отправились догонять отлив. Море успело убежать от нас метров на 25.

При отливе обнажаются камни, шверт, и перо руля опустить нельзя, так что лодку провели вдоль подветренной стороны плавучего причала и ошвартовали на глубине для постановки паруса. Так и поступили.

Когда я уже был готов отдать швартов и отойти, то ощущал себя мальчишкой, которого первый раз взяли в море. Я давно не испытывал таких волнующих ощущений, когда сердце бьется чаще, дыхание захватывает как на качелях... Только ради таких моментов стоит выйти на швертботе в Баренцево море. Мечта сбывалась!

Лодка уверенно набирает ход, мачта работает замечательно. Никаких лишних звуков в месте склейки. Можно бросить вызов и открытому морю.

Делаю несколько кругов по Зеленецкой губе и пробую выйти в западной ее части. Высокие берега надежно закрывают этот проход от ветра. Продвигаюсь медленно. Высота встречных волн увеличивается. Практически на пороге океана скалы перекрывают ветер полностью. Лодка скользит с волны на волну, но при этом стоит на месте.

Разворачиваюсь, волна подталкивает в корму. Наконец парус подхватывает бакштаг, и я спешу в противоположный конец Зеленецкой губы, чтобы сделать попытку прорваться наружу с востока.

Длина губы порядка двух километров. Дохожу шустро. Ветер хороший. Выйду! Но тут меня догоняет на девятиметровом морском рибе Стас Журавский и советует отложить все до завтра. Увы, мой выход совпадает с нижней точкой отлива, и океанская волна, в этом месте встречаясь с отливом, создает двухметровую, почти вертикальную стену из воды.

Я иду к берегу. Но программа-минимум выполнена.

Вечером прогноз предсказал смену ветра на северный.

Появился он не один, на то и Заполярье. Дождь, низкая облачность и сильный ветер отложили выход в море еще на два дня. Лишь на третий, проснувшись утром, я обнаружил достаточно хорошую видимость. Из туч уже не лило, а моросило. Можно попробовать!

С группой поддержки мы догнали отлив и спустили лодку на воду. Оперативно вооружив «Финн», я направился к восточному выходу. Низкие берега, не прикрывающие от ветра, давали возможность лавировать с достаточным ходом.

Волна увеличивалась с каждым метром, но «ступенька», которая еще не успела стать стеной, была пройдена с легкостью. «Финн» назло всем предсказаниям рыбаков демонстрировал отличные ходовые качества и прекрасно управлялся.

Ветер усиливался. Пора было возвращаться. И тут я подумал, что как было бы здорово приехать сюда с двумя или тремя лодками и пройтись флотилией вдоль побережья. Я вздохнул, и как-то очень громко. Я попробовал сделать это еще раз, и ничего не получилось. Стало быть, если это не я, то здесь есть кто-то еще. Обернувшись, я увидел усатую физиономию тюленя, который глазел на меня, не понимая, как этот пришелец двигается и не тарахтит. Знаменитое тюленье любопытство заставило его приблизится, чтобы получше разглядеть безмоторное плавсредство. А мое любопытство заставило задаться вопросом: как будем спасаться, если он запрыгнет в яхту? К счастью, тюлень был мудр и не стал этого делать. Хрюкнув на прощание, он нырнул и исчез.

Дни были похожи: выход на воду, прогулки по скалам, сбор морошки и черники… Все зависело от погоды. И тогда я решил, что в следующем году нужно будет закрепить результат, увеличить расстояние от берега и время пребывания в открытом море... Баренцевом море!

Впереди месяцы и многое предстоит сделать, потому что любая мечта требует вложений – финансовых, физических, интеллектуальных. Но при наличии желания и упорства возможно все. В общем, теперь мне нужен хорошо подготовленный «Финн», подходящая экипировка и снаряжение для холодных арктических вод.

До старта один год.

Опубликовано в Yacht Russia №11-12 (131), 2020 г.

Популярное
Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Жизнь на яхте

Все чаще мы узнаем о том, что кто-то из сограждан, устав от жизни на берегу, бросил налаженный быт, приобрел яхту и отправился в море, выбрав себе (а, порой, и семье) судьбу морского скитальца. Что это – форма эмиграции, эскапизм, здоровый авантюризм или своего рода впадение в детство, когда игра в кораблики важнее реальных проблем? Ради чего люди разрывают привычные стереотипы?

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…