Серебро Атланты. Георгий Шайдуко: "На Олимпиаду должны ехать лучшие"
В 2021 году исполнилось 25 лет с той памятной Олимпиады в Атланте, когда экипаж российского «Солинга» Георгий Шайдуко, Игорь Скалин и Дмитрий Шабанов завоевал серебряную медаль. Следующей нам пришлось ждать еще 20 лет… С Георгием Шайдуко журнал Yacht Russia дружит много лет – Георгий Иванович не только обладатель премии «Яхтсмен года», но и постоянный член жюри премии. Мы попросили его вспомнить события 25-летней давности…
Легенда советско-российского паруса - Георгий Шайдуко Олимпийский экипажОлимпийский экипажОлимпийский экипажТа самая медаль...На пьедестале

Беседовал Сергей Борисов

Yacht Russia: Георгий Иванович, первый вопрос – почему «Солинг»?

Георгий Шайдуко: Я гонялся на «Летучем голландце», на нем с Володей Груздевым мы в 1982 году мы стали чемпионами страны. А в 1983 году в мае погибает мой земляк Женя Кудрявцев, призер чемпионата Европы в классе «Солинг», и руководство сборной команды предлагает мне занять его место. Конечно, это совсем разные лодки – швертбот и килевая, но когда такое предложение поступает от сборной… Да и было мне тогда всего 21 год, и я принял предложение. Я начал гоняться и почти сразу сумел проявить себя. Разумеется, не без помощи тренера Ильи Ивановича Михайлова, задачей которого было не только вырастить хорошего рулевого, но и создать боеспособный сплоченный экипаж. Я ему очень многим обязан, поняв для себя главное: тренер – это твои глаза, уши и мозги. Без взаимопонимания с тренером у тебя ничего не получится.

YR: А как сложился ваш олимпийский экипаж?

Г.Ш.: После провальной Олимпиады 1988 года нам сказали: вы свободны, забудьте о парусном спорте! Мы вернулись из Южной Кореи «на щите», хотя ехали туда «со щитом»: Юра Коновалов был чемпионом мира в классе «Торнадо», Сергей Бородинов – призером чемпионата мира, Олег Хоперский – призером Золотого кубка, у нас – третье место на чемпионате мира и победа на чемпионате Европы. И с таким «багажом» – ничего. А вот парни и девушки в классе 470 ехали без всяких обещаний и гарантий, а в результате взяли медали. Потом была Олимпиада в Барселоне, где я выступал на «Летучем голландце» с Виктором Буданцевым, и вновь нашу команду, которая уже не была советской, но еще официально не стала российской, тоже ждала неудача. После Игр народ разбежался – кто в бизнес, кто по коммерческим регатам. Годы были тяжелые, жизнью правил даже не рынок – базар, но эти годы нас закалили. А потом я вернулся в «Солинг»… Тут же встал вопрос комплектования экипажа. В 1994 году пришел Дима Шабанов, год спустя – Игорь Скалин, бывший «финнист». Мы гонялись, показывали хорошие результаты, а потом нам повезло. В 1996 году нас пригласил к себе в Италию Густав Кун, сильный яхтсмен, который мечтал отобраться на Олимпийские игры от Австрии. Но вне парусного спорта он был известен другим, будучи дирижером, композитором и педагогом, основателем знаменитой Accademia ди Montegral, где он занимался с тенорами, у него даже брал уроки Лучано Паваротти. Мы его, понятно, интересовали, не как певцы, а как спарринг-партнеры. Три месяца тренировок оказались очень продуктивными. Мы подобрали мачту, стали ее идеально настраивать, поменяли и паруса. В итоге получили великолепную скорость. Лодка просто летала! На чемпионате мира 1996 года там же, в Италии, в шести гонках мы четыре раза первыми выходили на первый знак. И стали первыми, завоевав первую медаль в классе «Солинг» для России. А мой вечный соперник Йохан Шуман стал третьим… Причем экипаж у нас был самый тяжелый. Помню, ко мне подошел Стиг Вестергард, победитель Золотого кубка в классе «Финн», пересевший на «Солинг», и спросил без обиняков: «Сколько вы весите?» Отвечаю: «Триста». Он: «Сколько? А нам все толкуют, что 270 – максимальный вес». Я: «Стиг, сколько есть, все наши». И правда, 30 килограммов, когда вес лодки полторы тонны, в слабый ветер роли не играют, а вот когда в сильный у тебя лишние 30 кг за бортом висят, это многое дает. А роста и «физики» моим шкотовым хватало: у Скалина даже прозвище было – Скала, Скал, а Шабанов раньше занимался велоспортом, у него силы было с запасом. В общем, после этого другие экипажи начали срочно набирать вес.

YR: В Америку вы отправлялись в качестве фаворитов, но Олимпиада – критерий истины, там выясняется, кто чего стоит на самом деле.

Г.Ш.: Это не совсем так. Со спортивной точки зрения чемпионаты мира – это серьезнее, потому что соревнования более представительные. На том же чемпионате 1996 года гонялось под сотню лодок. Завоевать Кубок мира тоже очень почетно, потому что там победитель определяется по сумме очков, полученных в разных регатах, и это показатель твоего класса, твоего уровня без учета случайностей и досадных промахов. Но если говорить о престиже, то Олимпиада, конечно, весомее, хотя бы потому, что проводится раз в четыре года, и победа на Играх – это победа твоей страны, ты ее полномочный представитель!

YR: Ну, вам виднее, у вас три Кубка мира, и вы участник четырех Олимпиад.

Г.Ш.: Как спортсмен я был готов к каждой них и мог рассчитывать на медаль. Но на первых двух нас подвела матчасть, а в четвертой было спорное судейское решение. А вот с третьей все сложилось, ну почти все, немного не хватило…

YR: Акватория подвела?

Г.Ш.: Залив Wassaw Sound, это недалеко от города Саванна, был нам незнаком. И по прибытии в Соединенные Штаты мы не сразу туда отправились, а сначала в Бостон, где проходил открытый чемпионат Америки. Там мы были вторыми. Но до того мы с тренером отправились на место, чтобы растаможить контейнеры сборной команды России. И вот мы приходим в яхт-клуб, представляемся и задаем самые обычные вопросы: где стоянка для лодок, где контейнеры, где мы будем жить? На это нам сообщают, что олимпийский яхт-клуб находится в другом месте. Мы удивляемся: «Но в бумагах указан ваш адрес». Отвечают: «Да, это мы подавали заявку, но обстоятельства изменились. Понимаете, мы не предполагали, но в командах оказались темнокожие, а по правилам нашего яхт-клуба темнокожие на его территории находиться не могут». Мы в шоке: «Не может быть». Нас успокаивают: «А вы не думайте об этом, вы своими делами занимайтесь». Вот такие были кое-где порядки в штате Джорджия в 1996 году… Мы вернулись в Бостон, отгонялись и отправились на Олимпиаду, чтобы ужаснуться предстоящему нам каждодневному трафику и прочим странностям. Яхты сбрасывали в одном месте, потом их перегоняли в другое, где была оборудована стоянка с контейнерами, а потом еще дальше, к плавучим понтонам с палатками-шатрами… В общем, из гостиницы, где мы жили, нас везли на первую стоянку, там мы садились на скоростные катамараны, которые 40 минут шли по каналам до стоянки с понтонами и уже оттуда нас на катерах буксировали в океан к месту гонок. Итого четыре часа в одну сторону, четыре часа в другую. Вернувшись в гостиницу, сил оставалось только на то, чтобы поесть, привести себя в порядок и рухнуть спать – чтобы проснуться в 5 утра, позавтракать и снова отправиться в дорогу. В последний день меня снимало телевидение, и я был так измучен, что потом мне сказали: «Ну у тебя и видок был. Позволил себе». А я полтора года вообще не прикасался к алкоголю, просто вымотался.

YR: И все яхтсмены были в равных условиях?

Г.Ш.: Да, тут все было честно. Все друг друга знали, и отношения были почти семейные. Встречались, обнимались, и все искренне, с уважением. Вот я даже не припомню, но, кажется, у нас с Йоханом Шуманом за все годы ни одного протеста не было. Яхтсмены себе такого тогда не позволяли, это политики и руководители сборных воду мутили, от них были пакости. Я даже в американскую тюрьму мог угодить и стал бы заключенным вместо «серебряного» олимпийца.

YR: А что случилось?

Г.Ш.: Расскажу. Но сначала о формате соревнований. Он был простой. Сначала гонки флота, после которых первые шесть экипажей попадают на финальные матч-рейсы, где первые двое ожидают соперников после разборки четырех остальных. Наша команда оказывается среди лучших. Мы сходимся с канадцами и разбираемся с ними вообще без проблем. На очереди американцы во главе с очень сильным яхтсменом Джефом Мадригалом. В первый финальный день мы выигрываем у них 2:0, а гонки до трех побед, и вдруг нас возвращают на стоянку, и мне сообщают, что у полиции ко мне серьезные претензии. Из Бостона поступило уведомление, что там я использовал «порченую» кредитную карту, отправляя яхт-клубу Бостона 1600 долларов. Официальное требование – перевести эти 1600, иначе я буду арестован. А надо сказать, что у нашего экипажа в отличие от прошлых лет было не только скромное государственное финансирование. Нас поддержал Фонд спорта, который тогда зарабатывал на сигаретах и алкоголе, плюс поддержка Москвы и целевая от «Гута Банка», плюс зарплаты… Все это обеспечило солидный бюджет, а расплачивался я… И вот мы с главным тренером идем к банкомату, где наглядно показываем, что с кредитной картой все в порядке. Претензии снимаются, на следующий день начинаются гонки, и я мы выигрываем у американцев.

YR: Может, недоразумение?

Г.Ш.: Это не конец истории. Тогда я не думал, что это недоразумение или козни, были заботы поважнее. Но через две недели, уже дома, я узнал от тренера, что эти деньги за меня все-таки заплатили: так, на всякий случай. И я понял: так вот почему меня в финал выпустили! Я сажусь и пишу письмо в яхт-клуб Бостона: мол, так и так, вы взяли двойную оплату. Проходит две недели – тишина. Я пишу снова – еще две недели тишины. И тогда я пишу уже без околичностей: если вы не вернете деньги, я буду обращаться в международный суд и Олимпийский комитет. Через полчаса получаю письмо: вы наш почетный член клуба, вы с командой живете у нас всегда бесплатно, извините, больше не повторится. Ох, были бы у нас в то время нормальные юристы, мы за такие «недоразумения» могли бы яхт-клуб Бостона «обуть» на миллион.

YR: Но что же это было?

Г.Ш.: Давление, подковерные игры. И все-таки у американцев мы выиграли. И вышли на немцев во главе с Йоханом Шуманом.

YR: Помните то противостояние?

Г.Ш.: Все три гонки, каждую минуту. В первой мы шли впереди, но за 100 метров до финиша закис ветер, а Шуману кинул порывчик, и он заехал. Во второй гонке ситуация – на самом финише Йохан опередил нас на каких-то 5 метров. В третьей гонке вышла несуразица. На старте мы его прихватили и «вытолкнули» на фальстарт, но он смог выкрутиться, его подхватил ветер, ну и… Последнюю гонку он выиграл с отрывом. А за две первые мне до сих пор обидно.

YR: После Атланты вы были безусловным лидером, а когда приняли решение уйти из сборной?

Г.Ш.: Когда мы проиграли чемпионат России на «Звезднике». Не прошли олимпийский отбор. Мы были многократными чемпионами России, но правила есть правила, они для всех, правила надо сохранять, только тогда они начинают работать, исключения их разрушают. На Олимпиаду должен ехать тот, кто завоевал это право, старые заслуги учитываться не должны. Я поражаюсь, что сегодня руководство сборной команды России одной рукой пишет критерии отбора, а другой отменяет их. Уверен, что отбор должен проводиться за три-четыре месяца до Олимпиады, потому что спортсмен может держать форму не более полугода. И что абсолютно необходимо, отбор должен происходить у нас, в России, дома. Пусть приезжают все сильнейшие, со всех концов страны, из-за рубежа, лишь бы у них было страстное желание принять участие в Олимпиаде. «Размазанный» отбор – что-то в Тольятти, что-то в Испании, что-то в Португалии – это тупиковый путь, хотя бы потому, что в заграничье многие не смогут приехать элементарно из-за отсутствия средств. И не должно быть обид, если завоевываешь лицензию ты, а едет кто-то другой. Потому что лицензия завоевывается для страны, а кто будет ее представлять, пусть страна и определяет: ехать должен сильнейший в данный конкретный момент. Докажи, что это ты, и езжай. За победой!

***

В августе 2021 года на Пироговском водохранилище пройдет регата, посвященная 25-летию «серебряного» выступления российских яхтсменов на Олимпиаде 1996 года. В регате примут участие сами юбиляры – Георгий Шайдуко, Игорь Скалин и Дмитрий Шабанов, а компанию им составят именитые спортсмены, которые в свое время тоже были в составе экипажа Георгия Шайдуко, их более десяти человек, и среди них Олег Хоперский. Андрей Кирилюк, Павел Комаров, Сергей Волчков… Гонки пройдут на яхтах J/70. Конечно, было бы красиво и символично на «Солингах», да только где их взять в таком числе и достойном состоянии? Увы, их время ушло, и ушло навсегда… Хотя олимпийский «Солинг» Григория Шайдуко и сейчас в боевой готовности во дворе его дома в деревне Рыбаки у озера Круглого. Стоит на прицепе, грустит, наверное, ждет…

Пожелание олимпийцам

Георгий Шайдуко, заслуженный мастер спорта, чемпион мира, Европы, СССР и России, обладатель Кубка мира.

Я желаю нашим спортсменам победы. Олимпиада – это такое соревнование, когда могут оступиться самые титулованные, а «выстрелить» те, от кого этого сложно было ожидать. Поэтому все возможно, только надо верить в себя и удачу! И помнить о тех, кто стоит за ними, кто придет за ними, для кого их участие в нынешней Олимпиаде – доказательство того, что и ты можешь там оказаться, надо только не жалеть себя, не опускать рук, тренироваться – и верить!

Шайдуко Георгий Иванович. Родился 6 августа 1962 года в Никополе Днепропетровской области. С парусным спортом познакомился в 9-летнем возрасте. Занимался в яхт-клубе «Трубник». В 1981 году окончил Никопольский металлургический техникум, в 1985 году Днепропетровский институт физической культуры и спорта. В 1988 году на Олимпийских играх в Сеуле занял 10-е место. В 1996 году на Олимпиаде в Атланте Георгий Шайдуко, Игорь Скалин и Дмитрий Шабанов стали серебряными медалистами в классе «Солинг». Заслуженный мастер спорта. Многократный чемпион мира, Европы, СССР и России, трехкратный обладатель Кубка мира. С 3 декабря 2009 года – и. о. президента, а с 4 декабря 2010 года по 2012 год президент Всероссийской федерации парусного спорта.

Скалин Игорь Анатольевич. Родился 12 января 1970 года в Москве. Воспитанник СДЮШОР «Водник». Заслуженный мастер спорта. Чемпион мира и Европы, обладатель Кубка мира. Серебряный призер летних Олимпийских игр 1996 года в Атланте.

Шабанов Дмитрий Алексеевич. Родился 19 июля 1964 года в Москве. Заслуженный мастер спорта. Чемпион мира и Европы, обладатель Кубка мира. Серебряный призер летних Олимпийских игр 1996 года в Атланте.

Опубликовано в Yacht Russia №7-8 (135), 2021 г.

Популярное
Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Лучшее время в году
Очередного морского путешествия ждут не дождутся многие. Но море диктует свои правила, поэтому мы подготовили подборку полезных советов по планированию, чартеру яхты и работе с командой
Очень опасный кораблик
Что такое физалия, и почему ее надо бояться
Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

Под красными парусами
Отец и сын из Североморска построили яхту и отправились покорять Баренцево море
Кубок «Америки». Пощечина на Prada Cup
Вне зависимости от того, чем именно завершится розыгрыш 36-го Кубка «Америки», который должен будет пройти с 6 по 15 марта 2021 года в новозеландском Окленде, уже сам отбор претендентов закончился сенсацией.
Безопасный подъем
При любых обстоятельствах подъем на мачту является опасным занятием. Безопасность здесь должна быть на первом месте. Только при соблюдении всех предосторожностей можно подняться и безопасно спуститься на палубу