Душа Греции
До островов Эгейского моря Санторини, Астипалеи и Анафи добраться не просто, но тем, кто готов преодолеть трудности, откроется едва ли не лучший уголок Греции.
На парусном катамаране можно прокатиться вокруг острова Здесь был вулкан...Марина СанториниВолшебно!

Текст Андреаса Фрича

Потия, столица острова Калимнос, что в архипелаге Додеканес, славится на все Эгейское море как столица охоты за губками. Именно здесь проживали самые умелые ныряльщики, здесь располагался их флот, здесь собирали самые большие урожаи. Также здесь находится самый большой музей губок. Так что мы хотели остановиться, быстро – и это ключевое слово – пробежаться по музею и двинуться дальше. Такой вот небольшой обеденный перерыв на пути к Астипалее и Санторини, самым популярным островам архипелагов Додеканес и Киклады.

Время славы ныряльщиков Потии на самом деле давно прошло, сегодня губки на рынок поставляют другие страны. И все же местный музей заслуживает посещения: здесь, к примеру, можно узнать, что губки – это не растения, а животные, и что после Второй мировой войны на смену морским губкам, которые раньше продавали за немалые деньги, пришли губки искусственные, и как это ударило по греческим ныряльщикам. Познакомившись с занимательным миром губок, мы было собрались отправиться дальше, но тут нам повстречались Стелиос и Димитра Которес, которым принадлежит таверна Kafenes, находящаяся в нескольких шагах от музея.

Отведав отменных морепродуктов, мы решили узнать у хозяев побольше о местных ныряльщиках и в ответ услышали следующую историю: «Здесь почти каждая семья кого-то потеряла. Наш дедушка был ныряльщиком, и его всегда предупреждали, чтобы он не слишком много времени проводил под водой, это очень опасно. Тогда пол-острова жило губками. Но потом появились искусственные губки… А в 1986 году случился кризис – губки внезапно вымерли, и никто не знает почему. Некоторые говорят, что это из-за Чернобыля!»
 

Остров ныряльщиков
В прошлом Калимнос был признанным центром охоты за морскими губками. В середине XIX века, когда губочное дело переживало настоящий расцвет, здесь было более 300 лодок. Которые регулярно выходили в море. Ныряльщики опускались в воду на глубину 20-30 метров с помощью специально обработанного камня под названием «скандалопетра», собирали губки и поднимались на поверхность. С появлением в 1865 году первых скафандров с бронзовым шлемом работа стала более опасной: ныряльщики опускались на глубину до 70 метров и зачастую страдали от кессонной болезни. С 1886 по 1910 год погибло примерно 10 000 ныряльщиков. Губки фильтруют морскую воду, а вытащенные из моря имеют черный цвет, позже их отбеливают. Обработкой губок на Калимносе до сих пор, но масштабы уже давно не те…


Биологи придерживаются иного мнения: они считают, что в тот год сбор губок начался слишком рано, и они просто не успели оставить потомство. Кроме того, примерно в то же время по выжившим губкам ударила смертоносная инфекция. Сегодня губочным промыслом на острове занимается всего три команды. Стелиос с удовольствием поделился с нами секретами мастерства: умелый ныряльщик, к примеру, никогда не заберет губку целиком, он просто отрежет от нее кусочек, который к следующему сезону отрастет обратно.      

Пообщавшись с местными жителями, понимаешь, что они живут историей и традициями острова, что для них охота на губок – это неотъемлемая часть их миропонимания, даже несмотря на то, что самим промыслом уже практически никто не занимается.

Увлекшись местной историей, мы не заметили, как пролетел день, и о 38-мильном переходе до Астипалеи теперь нечего было и думать. Впрочем, оно того стоило. На ночь мы остановились в небольшой бухте Эмпорио, расположенной у подножия горы в нескольких милях от Потии. Несколько таверн, часовня и закат, алым покрывалом укрывающий горы. Что еще нужно для счастья?

Триста морских миль – столько нам предстоит пройти. Три острова – Астипалея, Анафи и Санторини –  влекут нас к себе. Первые два лежат вдали от обычных чартерных маршрутов, и яхтсмены туда заходят довольно редко. Мы предполагаем, что жизнь там течет несколько иначе, чем на излюбленном туристами Санторини.

Дует несильный ветер, мы идем на юго-запад. Начали свое путешествие мы на Косе, и главным образом потому, что при летнем мельтеми идти на запад или восток не представляет особых проблем. Наша скорость стабильно держится в районе пяти узлов. Медленно, но верно мы приближаемся к острову Астипалея, с высоты птичьего полета похожему на бабочку. Здесь есть множество бухт, которые не могут не вызвать интереса у яхтсмена, хоть немного знакомого с Грецией.

Вскоре на горизонте появляются белые фасады столицы острова, рассыпанные по склону горы, увенчанной древней крепостью. Также в глаза бросаются восемь мельниц с красными крышами, они придают городу особый колорит. Кстати, мест для яхт в порту в это время года практически не бывает, так что лучше заранее позаботиться о запасном варианте.

Бухта Астипалеи напоминает древний амфитеатр, с трех сторон резко вздымаются склоны горы. Подняться на нее нам стоило определенных усилий – жарко и ни ветерка. Наверху, рядом с мельницами, расположен центр города. Здесь есть несколько уютных таверн и кафе, в которых за разговорами проводят свободное время местные жители – туристов на острове немного. На улице играют дети, под ногами туда-сюда снуют кошки. Спокойное местечко.

По совету официанта одного из кафе мы поднимаемся к венецианской крепости, почти полностью разрушенной землетрясением в 1956 году. Дорога карабкается в гору узкими улочками. Все так же жарко, безветренно… и тяжело.  Но затраченные усилия окупились с лихвой - открывающийся с крепости вид захватывает дух.

Глаз яхтсмена сразу замечает множество бухт и небольших островков, у которых можно остановиться на следующий день. После перехода от Калимноса и перед рывком до Анафи команде нужна передышка, и окрестности Астипалеи для этого подходят идеально.

Астипалея не входит в список самых популярных островов Эгейского моря, но по сравнению с Анафи, самым южным из Кикладских островов, она кажется настоящим центром туризма и отдыха. 35-мильный переход до Анафи мы начинаем затемно – у острова опасно оставаться на ночь, порт защищен плохо, а бухт нет в принципе. На пути к острову ветер постепенно стихает, поверхность Эгейского моря напоминает синий шелк.

Анафи поднимается на горизонте мощной громадой, чем-то напоминающей Гибралтар. Местные горы достигают высоты 600 метров. Низкие облака, сигнализирующие о скорой перемене погоды, обволакивают их вершины. Мы на месте.

Остановиться мы решили за паромным молом, который в случае непогоды хоть как-то защитит яхту. Над нами, прямо на отвесном берегу, расположен бар Margarita’s, на который мы наткнулись в Google Earth. Поскольку у нас в команде есть Маргарита, да к тому же с греческими корнями, мы решили непременно посетить заведение ее тезки. Идти до него около двадцати минут, но вид, открывающийся с терассы на высоте в сто метров над уровнем моря, вновь никого не оставил равнодушным. К слову, по пути наверх нам не встретился ни один человек, остров казался необитаемым.

Местная Маргарита, как выяснилось, это очень приятная пожилая дама, заведующая небольшим уютным баром. Поначалу обилие гостей немного выбило ее из колеи, но затем она, собравшись, рассказала нам о жизни на самом краю Эгейского моря: «Живем мы просто, занимаемся сельским хозяйством, иногда на острове бывают туристы, но не часто, где-то месяц-два в год».

Местные жители занимаются выращиванием овощей и выпасом скота, поэтому неудивительно, что молодежь бежит отсюда. За последние 50 лет население уменьшилось вдвое, сейчас на острове проживает чуть меньше 250 человек. Многие из недовольны уединенным положением острова, но не все.... Десятилетиями сюда приезжал известный греческий художник, который проводил на острове все лето. На волне вдохновения он написал на стене бара Маргариты фреску, изображающую порт в Средиземном море, прекрасный символ давно ушедшей эпохи. Художник этот, правда, уже давно спился…

Нам пора идти дальше: с запада дует сильный ветер, яхту водит на якоре. Мы прощаемся с островом, который будто бы застыл во времени, и готовимся к 25-мильному переходу до Санторини – главной цели большинства яхтсменов в Эгейском море. Поднимаются волны, ветер набирает силу. Во все стороны летят брызги. Мы готовы покорить знаменитый вулканический остров.

Современный облик он принял после катастрофического извержения в 1620 году до н.э., когда кратер вулкана провалился и образовавшаяся кальдера в виде полумесяца заполнилась водой. Сегодня Санторини – один из главных туристических магнитов Греции. Города Ия и Тира будто вопреки гравитации расположены прямо на отвесных скалах. С моря тесно жмущиеся друг к другу домики и синие купола церквей выглядят совершенно волшебно. Города, конечно, полны туристов, но это не лишает их шарма.

Яхтсменам на Санторини, правда, приходится не сладко: марину на юге острова постоянно заносит песком, да и свободных мест там практически не бывает, а причал Тиры нельзя занимать из-за круизных судов. Остается лишь Ия на севере острова, где у небольшого мола есть несколько мест для яхт (см. «Советы яхтсмену»).

Поднявшись в город, мы поддаемся всеобщей суматохе: вокруг носятся толпы туристов со всего мира. Гости острова, толкаясь, перемещаются по узким улочкам и переулкам в надежде найти никем не занятый обзорный пункт, с которого можно было насладиться поистине фантастическим видом: древняя отвесная кальдера – и белоснежный город, словно повисший на утесе.

От панорамы глаз не отвести, и все же нужно двигаться дальше, на винодельню Сигалас, там запланирована экскурсия. В том, что касается вина, Санторини – уникальное место в Греции. Здесь не водится филлоксера, главный вредитель винограда, и потому на острове до сих пор выращивают сорта винограда тысячелетней давности, в то время как в остальных районах Греции их заменили новые сорта, которым филлоксера не страшна. Об особенностях Санторинских вин нам рассказал Спирос Леманис, бывший яхтсмен-олимпиец в классе 470, после окончания спортивной карьеры выучившийся на сомелье, чтобы работать на острове.

«Остров у нас ветреный и солнечный, и у нас очень мало дождей, – говорит он. - Поэтому местные виноделы на выращивают виноград на шпалерах, а завивают лозы в кольца прямо на земле, превращая в нечто отдаленно похожее на птичьи гнезда. Так они лучше сохраняют влагу, которая по ночам приходит с кальдеры. Также это защищает побеги от мельтеми и солнечного жара».

Вулканическая почва острова придает вину Санторини минеральные нотки, которые ценятся во всем мире. Виноделием семья Сигалас занимается уже не одно столетие, но как самостоятельная компания вышла на рынок относительно недавно. Основатель винодельни Парис Сигалас был учителем математики и изготовлением вина, которое славилось отменным вкусом, занимался исключительно в качестве хобби. Однако конце девяностых к радости винолюбов всего мира друзья и соседи уговорили его открыть собственную винодельню. И наш визит на Санторини был бы неполным без дегустации вин Париса Ситгаласа…
 

Только в Эгейском море
На Санторини растут сорта винограда с 2000-летней историей, которых не найти больше нигде в Европе. Выращивают его здесь тоже по-особенному, лозы укладывают в виде корзины или птичьего гнезда. Белые вина Санторини считаются одними из лучших в Греции, часто получают международные награды. Желающие поближе познакомиться с особенностями виноделия на острове могут отправиться на экскурсию по винограднику семьи Сигалас, расположенному примерно в 2,5 километрах от города Ия. На сайте винодельни www.sigalas-wine.com также можно посмотреть небольшой фильм о выращивании винограда и приготовлении вина. Дегустация вина – 90 евро.


В Ию мы вернулись к началу заката, который на Санторини просто завораживает, даже несмотря на то, что вместе с вами им любуется огромная толпа туристов.

Покинув Санторини, мы движемся по дуге на северо-запад, обратно к Косу. Дует необычный для этих мест юго-восточный ветер, и мы на полной скорости летим к острову Иос и так называемым Малым Кикладам – архипелагу из семи крошечных островов к югу от Наксоса.

Немного зарифив паруса с помощью закрутки, мы боремся с ветром и волнами, которые значительно усиливаются вблизи Наксоса. Но посещение острова не входит в наши планы, и на полпути к нему вы уходим на восток – к Ираклии, Схинусе и Куфониси. Этим небольшим островам нельзя отказать в очаровании: в бухтах есть место всего нескольким яхтам, на берегу небольшие деревушки с парой баров и таверн, в общем, это настоящий рай для тех, кто хочет спокойно и размеренно провести денек-другой.

После знакомства с Малыми Кикладами нас ждет очередной переход на восток, к Аморгосу. Остров этот славится двумя достопримечательностями: во-первых, расположенным на юге православным монастырем, который, словно ласточкино гнездо, врезается в крутой горный склон, и, во-вторых, потерпевшим крушение грузовым кораблем Olympia у северо-западной оконечности острова. Оба места входят в обязательную программу любого гостя острова.

Аморгос прославился на весь мире благодаря фильму французского режиссера Люка Бессона «Голубая бездна», посвященному жизни спортсменов-ныряльщиков.

«После выхода фильма на экраны, остров заполонили французские туристы, и все они хотели узнать побольше о заброшенном корабле, его местоположении и истории», – рассказывает нам моряк по имени Димос в порту Аморгоса. По его словам, у каждого местного жителя есть своя версия истории Olympia, так что узнать реальные причины катастрофы уже вряд ли возможно. Чаще всего в рассказах местных жителей фигурируют контрабанда наркотиков, страховое мошенничество и технические неполадки.

Туристическим бумом не преминул воспользоваться один из местных пекарей, который взял кредит и открыл на острове шикарную таверну.

«25 дней спустя он уже вышел в плюс!» – с улыбкой говорит Димос. За разговором с бородатым греческим гигантом время летит незаметно, и вскоре мы уже знаем историю всей его жизни: раньше он был инженером-электриком в Афинах, а затем нашел свое призвание в качестве повара. Сомнения в целесообразности столь радикальной смены профессии отпадают после первой же ложки его козьего жаркого или рагу из кролика. О кулинарии Димос может рассуждать бесконечно!Греки вообще отличные рассказчики, этого у них не отнять. У какого бы острова вы ни остановились, везде вам встретятся дружелюбные, открытые люди, слушая которых, забываешь о времени. История здесь живет в людях и, наверное, в этом и заключается душа Греции.
 

Советы яхтсмену

1. Калимнос
В столице острова Потии заслуживает посещения Музей губок (вход свободный). У бетонного мола можно встать на носовой якорь. Замечательные бухты: в Эмпорио на северо-западе острова (на фото) есть хорошие места у буйков. Уютные таверны (рекомендуем To Kyma). На востоке острова стоит остановиться в умиротворенной бухте Палайо. Буйки (глубоко!), два простых ресторана на берегу. 

2. Астипалея
Главный порт острова, лежащий у подножия горы, посетить стоит обязательно. Здесь есть электричество и вода, плата за стоянку умеренная (12 евро за 45-футовую лодку). Количество мест ограничено, так что либо подходите пораньше, либо вставайте на якорь. Мель южнее острова Кутсомити отмечена двумя буями. Живописная бухта Агрилити достаточно глубока и прекрасно защищена от ветра и волн. Рядом с кирпичным заводом находится остов затонувшего корабля!

3. Анафи
К острову можно подойти только в спокойную погоду, либо при северном ветре и небольшом волнении. При южном ветре останавливаться тут опасно. Встать на якорь можно восточнее длинного причала для паромов, но имейте в виду – муринги обычно заняты рыбацкими лодками. В городе стоит посетить Margaritas Bar, добраться до которого можно, повернув направо у электростанции недалеко от причала.

4. Санторини
Мест для стоянки мало, лучшее – у местечка Ия на северо-западе. Тут есть огромная стальная бочка: пришвартуйтесь к ней носом (используйте длинный швартов!), а корму отведите к действующему пирсу или заброшенным остаткам старого пирса. Из порта можно подняться прямо в город. Правую часть пирса занимать нельзя, здесь останавливается местный паром. У буйков тоже вставать нельзя, они принадлежат частным владельцам.

5. Аморгос
В столице острова Катапола (на фото) есть неплохая стоянка с мурингом, водой и электричеством. Стоянка 45 футовой яхты стоит около 10 евро. Не занимайте место парома, он возвращается по вечерам и ночует в порту. Также можно встать на якорь в бухте. Любителям вкусной еды стоит посетить ресторан Capetan Dimos у пирса. Также заслуживает посещения местный монастырь, до которого за полчаса можно добраться на такси или мопеде.

6. Лерос
Остановиться стоит у прелестного городка Агия Марина на востоке острова: уютные кафе, красочные домики, крепость на холме. У пирса под водой скрывается множество камней, так что лучше встать на якорь (на фото). Ресторан Mylos у мельницы – обязательная часть программы (попробуйте морепродукты!). К крепости подняться тоже стоит, за три евро местный сторож расскажет вам много интересного об истории острова. Также у острова можно остановиться южнее рыбацкой деревушки Пантелли. 

Информация о путешествии

Летом в регионе правит мельтеми, проблем яхтсменам он не создает. Кроме того, здесь все довольно дешево.

Как добраться
Прямые рейсы до Коса бывают не всегда, так что, возможно, лететь придется с пересадками (350-450 евро). Трансфер до чартерной базы займет около сорока минут, цена – 30-40 евро.

Чартер
Мы ходили на восьмилетней Bavaria 45 Cruiser, принадлежащей греческой чартерной фирме Istion. У компании семь баз в Греции, мы стартовали из Коса. Istion предлагает на выбор множество однокорпусных яхт (Jeanneau, Beneteau, Hanse, Bavaria, Comet и др.) и катамаранов (Lagoon). За лодками здесь ухаживают очень хорошо, так что можно без страха брать яхту и постарше.  Hanse 455 2017-го года стоит от 2900 до 4300 евро. Информация и бронирование по тел. 09333/90 44 00 или на сайте www.master-yachting.de.

Ветер и погода
С июня по конец сентября у Додеканеса и Киклад бал правит мельтеми. Ветер дует либо с северо-запада, либо с севера и во многом зависит от топографии островов. Сила ветра обычно в районе пяти баллов по Бофорту, но иногда поднимается и до восьми. Весной и осенью дует более слабый ветер с юга.

Порты и якорные стоянки
Марин практически нет, вместо них – городские порты с пирсами, к которым можно встать кормой, отдав носовой якорь. Санузлы есть далеко не везде. Зато платы за стоянку либо вообще нет, либо она небольшая. Практически каждый остров может похвастаться обилием хорошо защищенных бухт, где можно встать на якорь, исключение – Санторини и Кос.

Навигация
Это относительно несложная для навигации акватория. Мелей мало, но далеко не все они отмечены буями. Ветер сильно зависит от географии близлежащих островов, что обязательно нужно иметь в виду (всю информацию можно найти в справочнике по акватории).

Литература
Лучшие карты акватории печатает греческое издательство Eagle Ray, их карты также снабжены планами портов. Заказать их можно, к примеру, на сайте www.hansenautic.de.

Сокращенный вариант. Полностью материал опубликован в Yacht Russia №3 (105), 2018 г.

Популярное
Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Жизнь на яхте

Все чаще мы узнаем о том, что кто-то из сограждан, устав от жизни на берегу, бросил налаженный быт, приобрел яхту и отправился в море, выбрав себе (а, порой, и семье) судьбу морского скитальца. Что это – форма эмиграции, эскапизм, здоровый авантюризм или своего рода впадение в детство, когда игра в кораблики важнее реальных проблем? Ради чего люди разрывают привычные стереотипы?

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…