Позабытые острова
На расположенный к западу от Внешних Гебридских островов архипелаг Сент-Килда яхты заходят редко – как правило, не позволяет погода. Но те, кому удастся прийти сюда, смогут составить яркое представление об образе жизни бывших островитян
Короткое ветровое окно позволяет подойти к острову Хирта архипелага Сент-Килда Эта акватория не только для открывателей, но и для ценителейЭта акватория не только для открывателей, но и для ценителейЭта акватория не только для открывателей, но и для ценителейЭто одно из самых уединенных мест на планете, но побыть в одиночестве и здесь не удастсяЛишь немногие смогли бросить якорь в бухте этого островаЭта акватория не только для открывателей, но и для ценителей

Текст Вильфрида Крузекопфа

Прогноз погоды радио Stornoway неутешителен: в ближайшие два дня в районе Внутренних Гебридских островов ожидаются дожди и сильный западный ветер силой 6 баллов по шкале Бофорта, позже - 7 с порывами до 8. На Внешних Гебридах еще на бал сильнее. Черт возьми, ведь именно туда я и хочу. Мой сосед по причалу в марине Обан интересуется, куда я собираюсь. Его лицо вытягивается, когда я называю небольшой, Богом забытый архипелаг далеко в северо-западной части Внешних Гебрид – Сент-Килда. Вот уже четыре года каждое лето он хочет дойти туда на своей яхте, и каждый раз на последнем этапе маршрута длиной в 60 морских миль от Льюиса в западном направлении погода перечеркивала ему все планы.

Археологические раскопки доказывают, что на Хирте – главном острове небольшого архипелага Сент-Килда, постоянно атакуемого сильными штормами, люди жили еще в эпоху неолита. В это верится с трудом, учитывая суровые климатические условия Атлантики. В 1930 году остров стал необитаемым: его покинули последние 29 жителей, измученные непосильными условиями жизни. Они переселились на Большую землю, оставив свой остров на растерзание океану. С тех пор единственными обитателями Хирты, а также четырех соседних скалистых островов Соуэй, Дюн, Лайбхинис и Боререй стали лишь многочисленные бакланы и попугаи. Скалистые утесы острова служат также местом обитания и гнездования множества морских птиц.

Уже сами названия этих островов и скал указывают на то, что в прошлом архипелаг населяли не англосаксы, а кельты и скандинавы. Некоторые части Шотландии, главным образом острова у западного побережья, до VI века действительно принадлежали Ирландии. Позже они были завоеваны норвежскими викингами и до XIII века находились под властью норвежских монархов. Так возник смешанный гэльский северный диалект, что сейчас находит отражение в названии многих городков и островов.

В Обане предполагалась смена команды, но запланированный экипаж снялся. Из-за этого не идти на острова Сент-Килда? Моя яхта, шведская Gwenavel, прошедшая испытание многими морскими штормами, может управляться одним человеком и укомплектована всем необходимым. И все же из-за обещанного прогноза в настоящий момент отправляться на северо-запад действительно не стоит.

Делать нечего, я полностью перестраиваю маршрут: вместо того чтобы идти на Сент-Килда самым коротким путем через острова Малл и Норт-Уист, выбираю более благоприятные по погоде дневные этапы южнее Обана. Здесь Гебриды более миролюбивы. На то есть еще одна веская причина: в моей бутылке односолодового виски с острова Айлей уровень благородного напитка находится на уровне малой воды при отливе. Поэтому есть смысл пройти 40 миль на юг до городка Порт-Аскейг, где находится одна из винокурен острова Айлей, расположенном в 20 морских милях к северу от побережья Ирландии.

Итак, в путь! На следующее утро с началом прилива я беру курс на юго-запад в направлении острова Керрера. Скорость течения 3–4 узла, яхта уверенно идет к южному побережью острова Малл. Фактическая скорость 9 узлов!

Несмотря на сильное течение, под прикрытием островов на западе море пока относительно спокойно. Но все меняется молниеносно, как только Gwenavel входит в южный залив Ферт-оф-Лорн. Со стороны запада он ничем не прикрыт, целых 1800 миль Атлантики до самого Ньюфаундленда! Позади остался и укрывавший нас раньше спасительный остров Малл. Содрогаясь под натиском сильных волн, Gwenavel берет курс на западное побережье острова Джура.

Я пошел немного западнее узкого канала между северным окончанием Джуры и небольшим островом Скарба. Этот проход – пользующийся дурной славой залив Корриврекан. Скорость приливов и отливов весной доходит здесь до 9 узлов, течение становится и вовсе непредсказуемым при встрече с подводной скалой, которая поднимается с глубины 200 м, не доходя 20 м до поверхности воды.

Необычный подводный рельеф и стремительное течение становятся причиной возникновения опаснейшего водоворота, в волнах которого может погибнуть даже средняя по размерам яхта. Кто читал роман про морские путешествия Бьорна Ларссона «Кельтское кольцо», имеет представление об этой гигантской воронке, с легкостью утаскивающей лодки на морское дно. Шум ревущего водоворота слышен в радиусе нескольких километров.

Между тем прилив перешел в отлив, и против сильного отлива дойти сегодня до Порт-Аскейг мне точно не удастся. В морской карте я нахожу расположенную чуть ближе уютную бухту Тарберт, которая глубоко врезается в западное побережье острова Джура. Полный любопытства, я иду туда в полный бакштаг.

Рядом с Rubh’a Choire нужно пройти через узкий проход между двумя скальными выступами, в центре которого кое-где должно быть мелко. Омываемые приливами и отливами, скалы либо зловеще появляются из моря или, наоборот, затаившись, коварно поджидают свою жертву под водой.

В какой-то момент проход суживается настолько, что до ближайшей скалы, кажется, можно дотянуться рукой. К счастью, эхолот показывает достаточную глубину.

Сердце мое перестает бешено стучать лишь тогда, когда передо мной наконец открывается бухта. Она тихая, как альпийское озеро в Баварии, и довольно просторная – места хватит для нескольких десятков яхт. Но на фоне грандиозного горного ландшафта я вижу всего одну стоящую на якоре английскую яхту.

На зеленых холмах мирно пасется парочка коров.

Под надежной защитой бухты ночь прошла спокойно. Наутро я решил воспользоваться попутным течением, чтобы дойти до Порт-Аскейг.

Причаливать в одиночку к указанному на карте деревянному пирсу острова при такой скорости течения кажется мне рискованным, и я прохожу еще пару миль, чтобы встать на якорь в бухте Ardilistry Bay недалеко от спиртового завода с похожим названием.

Благодаря наличию шлюпки мне удается пополнить запасы аутентичных ячменных напитков – миссия выполнена!

Ветер благоприятствует, чтобы обойти остров Айлей с юга и потом отправиться в северном направлении к монастырскому острову Иона рядом с юго-западным окончанием острова Малл.

В музее древнейшего аббатства Иона, история которого насчитывает 1400 лет, я нахожу документальные подтверждения трансатлантического похода на парусной лодке в конце VI века. Об этом плавании даже среди яхтсменов мало кто знает.

Еще до Колумба, Джона Кабота и Эрика Рыжего ирландский монах и миссионер по имени Брендан, причисленный позднее к лику святых, в 580–590 годах вместе с другими братьями в обтянутой кожей лодке отправился в путешествие по Внешним Гебридам, после чего через Исландию и Южную Гренландию добрался до Ньюфаунленда. Готовясь к плаванию, он несколько месяцев провел в аббатстве за изучением книг об Атлантике, написанных кельтскими монахами. Здесь же родилась на свет знаменитая рукопись Book of Kells.

Неизвестно, делал ли Святой Брендан остановку на архипелаге Сент-Килда. Зато после очередного прогноза погоды, прозвучавшего по радио Stornoway, стал понятен мой дальнейший маршрут: в ближайшие дни ожидается повышение атмосферного давления. Может, мне повезет больше, чем моему соседу по причалу в Обане?

Идем на север! Впереди еще два или три дневных броска до Левербурга на южной оконечности острова Льюис-энд-Гаррис. Оттуда начнется последний и самый сложный этап – к затерявшемуся на просторах Атлантики архипелагу Сент-Килда.

Якорь поднят, курс на остров Скай! К сожалению, ветер слишком слаб для того, чтобы пройти 50 миль без остановок. Проведя ночь под звездным небом бухты Аринагур на восточном берегу острова Колл, оставшиеся 35 миль я иду на моторе. Немного помогает отлив, но он не сильный – месяц в первой четверти, к тому же чем дальше уходишь на север, тем меньше скорость приливов и отливов.

Gwenavel проходит острова Мак и Эгг, где живут всего несколько крестьян. Ныряю в одинокую бухту на восточном берегу небольшого острова Рам – здесь достаточно глубоко, чтобы встать на якорь. Заброшенные руины старого замка с тоской ностальгируют по былым временам.

Следующий курс – на Loch Scavaig на южной оконечности острова Скай. Проход в это озеро, окруженное горами высотой более километра, утыкан скалами разной высоты, на которых десятки тюленей лениво переваривают только что съеденную рыбу. Scavaig – одно из самых красивых и защищенных горами озер Шотландии. Похоже, это ни для кого не секрет, поскольку в этот вечер оказывается совсем непросто найти местечко для моей Gwenavel между семью стоящими на якоре яхтами.

Несмотря на хорошую погоду, ночью с гор в ущелье задул сильный ветер, немного потрепав спящие на якоре лодки. Шум водопада можно было слышать, даже лежа в койке. На всякий случай я включаю «якорную тревогу» и после этого засыпаю уже спокойнее.

Утром, увидев приличную порцию водорослей на якоре, я порадовался, что он выдержал.

В море дует легкий северо-западный ветерок.

Я рассчитал верно: Левербург мог бы стать отличным выбором для дневного этапа, чтобы сделать большой бросок до Сент-Килда, но, увы, встречный ветер сделает эту прогулку малоприятной. К тому же довольно прохладно: температура воздуха 11 градусов по Цельсию, воды - 13. Небо затянуто облаками, да и запасы провианта подходят к концу. Какой есть выход? Городок Лочмадди на северо-востоке острова Норт-Уист находится примерно в четырех часах пути. Там есть два плавучих причала с водой, электричеством и дизельным топливом, а также паб и небольшой супермаркет. Все, уговорили.

Прогноз погоды на ближайшие три дня перечеркивает и другие мои планы: завтра обещают юго-западный ветер в 7 баллов с порывами до 8. К вечеру он сменится на западный, а утром следующего дня будет дуть северный и северо-западный ветер со скоростью 5–6 баллов. Затем на 36 часов затишье, после чего опять с запада придет циклон. Как следствие мне приходится корректировать планы: завтра я дам дорогу первому циклону, после чего послезавтра иду остро к ветру к Сент-Килда, день проведу на якоре в бухте Хирты, чтобы исследовать остров, а когда на третий день подойдет юго-западный циклон, в полный бакштаг пойду назад на восток под защитой острова Норт-Уист.

Помимо двух новеньких, как с иголочки, плавучих причалов городку Лочмадди есть что предложить яхтсмену: две душевые кабинки с подогревом, беспроводной Интернет, который, правда, постоянно пропадает, и в довесок ко всему начальник марины с чувством юмором на грани сарказма. В меню местного паба много всего, но только не лосось, который выращивают тут же по соседству на специальных фермах. Его выгоднее отправлять отсюда напрямую в Лондон или Париж.

На следующий день по палубе барабанит сильный дождь, но изобарические карты в Интернете только подтверждают прогноз Stornoway. Сомнений нет: завтра при северном ветре в путь! Начальник марины говорит, что за прошедший год можно по пальцам счесть три дня подряд хорошей погоды на маршруте до Сент-Килда и обратно. Ну что ж, попытка не пытка.

На рассвете (летом он здесь наступает в три часа ночи) я иду остро к ветру на моторе в направлении Левербурга, чтобы максимально использовать силу течения.

Наконец можно поставить паруса...

Курс на запад-северо-запад. До Сент-Килда еще 58 миль.

Два взятых рифа помогают моей Gwenavel противостоять накатывающей с запада волне. Небо подтверждает данные барометра: с повышением давления слоисто-дождевые облака все чаще расступаются, дразня кое-где участками вожделенного голубого неба.

Гребни волн обрушиваются на палубу, обдавая меня холодным фонтаном. Время от времени порывы ветра, явно силой значительно превышающие 6 баллов, вдавливают Gwenavel в воду. Зато мы достаточно быстро продвигаемся к цели. Уже после обеда вдали появляются очертания острова Боререй, а сразу за ним и Хирта – передо мной архипелаг Сент-Килда!

Вокруг мачты нарезают круги северные олуши. Кильватерный след за кормой пытаются оседлать несколько любопытных морских тупиков.

Горизонт чист – ни яхт, ни рыболовецких траулеров. Неужели моя тайная мечта сбудется и я буду совсем один в окруженной высокими скалами бухте Хирты?

За уступом скалы ничего не видно, лишь подойдя ближе, я понимаю, что бухта абсолютно пуста. Пятьдесят метров якорной цепи уходят в воду. По склонам зеленых холмов рассыпаны полуразрушенные гранитные хижины. В бинокль я вижу парочку одичавших овец, которые неторопливо пожевывают траву между заброшенными могилами бывшего кладбища. Но вся романтика улетучивается вмиг, когда на восточном берегу бухты я вижу пару окрашенных в цвет хаки военных бараков из гофрированного железа. Как выяснилось позже, это радиолокационная станция британской армии.

Я накачиваю шлюпку и плыву к берегу. Волна c шумом накатывает на галечный пляж. Волна хоть и небольшая, но ее перекаты не так уж безопасны для моей надувной лодки.

Замочив штаны, но с сухим фотоаппаратом я стою в том самом месте, где почти столетие назад покидали свою родину измученные и закалившиеся в борьбе со стихией последние жители Сент-Килда.

Бухта Хирты когда-то была кратером вулкана, который много лет назад наполовину погрузился в море, а дугообразные холмы – все, что осталось от его кальдеры.

Что может делать яхтсмен, чья одинокая яхта стоит на якоре в подобной бухте? Конечно, он карабкается на ближайший холм, чтобы с его вершины полюбоваться на свою драгоценную лодку.

После долгого морского путешествия, с трудом забравшись на 400-метровую гору, я вдруг вижу, что за мной, похоже, шла еще одна яхта, которая теперь претендует на половину акватории. Хотя, даже если сюда придет два десятка яхт, в этой бухте тесно не будет. И когда под вечер появляются еще две лодки, я с грустью осознаю, что во всей Атлантике, похоже, не осталось ни одного острова, где можно побыть в одиночестве хотя бы в течение суток.
 

Полезная информация

Как добраться
Либо на собственной яхте, либо на самолете до Глазго или Эдинбурга. Дальше можно на такси, автобусе или поезде (в пути 1–2 часа) доехать до Ларгса, Ардроссана, Обана или Кринана. Там можно зафрахтовать яхту.

Чартер
Яхт немного, но выбор все же есть. Компания Argos, например, предлагает яхты в Обане, Кринане и Ларгсе. Alba-­Sailing – в Обане, Clyde Yachts – в Ардроссане, Sailaway Scotland – в Ларгсе.

Порты и якорные стоянки
Вся акватория между Клайдом на юге и Льюисом на севере Внешних Гебрид изобилует маринами и якорными стоянками, расположенными друг от друга на расстоянии дневного перехода. Магазинов для пополнения провианта на Внутренних Гебридах достаточно, а вот на Внешних мало. Поэтому нужно как следует запастись продовольствием при получении яхты на базе. С водой и дизелем проблем нет, они есть практически во всех маринах. Ресторанов на Внешних Гебридах совсем мало, но паб найдется всегда. Крупные марины есть только на «большой земле», а на островах их придется делить с рыбаками и паромами. Стоимость суточной стоянки невелика, за 12-метровую яхту она составляет от 30 до 40 евро.

Литература и морские карты
Наряду с Reed‘s Nautical Almanac советуем приобрести англоязычные путеводители Clyde Cruising Club (CCC), изданные издательством Imray­: Cruising Scotland, Kintyre to Ardnamurchan, Ardnamurchan to Cape Wrath и Outer Hebrides. Купить их можно через Hansenautic, стоимость от 37 до 43 евро. Неплохие и недорогие морские карты есть у издательства British Admiralty: BA SC5616 Outer Hebrides, BA SC5611 Mull of Kintyre bis Isle of Coll и BA SC5612 North Ireland. В качестве альтернативы можно приобрести карты издательства Imray­ C62 – C67.

Ветер и погода
Западная Шотландия круглогодично находится в зоне сильных атлантических циклонов. Ветер дует главным образом с юго-запада, запада и северо-запада. Яхтенный сезон длится с мая по октябрь. Летом влияние Азорского антициклона может распространяться и на Гебридские острова. Сила ветра круглый год от 2 до 9 баллов по шкале Бофорта, а зимой его скорость еще больше. Летом в районе Внутренних Гебрид дует, как правило, на 7 баллов. Необходимо регулярно отслеживать прогноз погоды по радио (каналы 10, 23, 84 или 86, в зависимости от акватории).


Сокращенный вариант. Полностью статья опубликована в Yacht Russia №8 (121), 2019 г.

Популярное
Идеальная яхта для дальнего плавания

Если вы запланировали круизную прогулку на яхте, то, скорее всего, уже решили, через какие именно экзотические места будет пролегать ваш маршрут. Однако подобрать судно для путешествия не так-то просто. Наши эксперты знают, на что нужно обращать внимание при выборе подходящей яхты

Oyster. Подъем с глубины

Всякое время и всякое дело имеют свои символы. Нередко в качестве вечных символов называются архитектурные сооружения: Кремль, египетские пирамиды, Тауэр, Биг Бен. Часто в качестве понятных знаковых вещей упоминаются некоторые бренды, символизирующие те или иные качества товара и обладающие очень высокой – а порой и вовсе «незыблемой»! – репутацией высококлассных изготовителей. Например, автомобили Bentley. До недавнего времени к таким незыблемым брендам относилась и британская компания Oyster Yachts, яхты которой считались образцом качества, надежности и долговечности. Однако все изменилось…

Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Неоконченная кругосветка Сергея Жукова

Сергей Жуков в одиночку дошел до Австралии на собственноручно построенной яхте... и там потерял ее. Но главное - остался жив и не расстался с мечтой о кругосветном путешествии

Дональд Кроухерст: лестница вниз

Его называют мошенником чаще, чем героем. Его судьба неразрывно связана с первой безостановочной кругосветной гонкой 19068-1969 годов. Он пропал в океане...

Жизнь на яхте

Все чаще мы узнаем о том, что кто-то из сограждан, устав от жизни на берегу, бросил налаженный быт, приобрел яхту и отправился в море, выбрав себе (а, порой, и семье) судьбу морского скитальца. Что это – форма эмиграции, эскапизм, здоровый авантюризм или своего рода впадение в детство, когда игра в кораблики важнее реальных проблем? Ради чего люди разрывают привычные стереотипы?

Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Дауншифтинг под парусом, или В плену стереотипов

Бытует мнение… И пусть оно ошибочное, оно все равно бытует. Путешествовать на яхте могут себе позволить только миллионеры. Купить яхту это безумно дорого, а уж жить такой жизнью это вообще только олигархам доступно.

Гром и молния!

В гавани, на якоре или в открытом море – в любом случае встреча с грозой для яхтсмена является сильным переживанием. Неготовность к этой встрече только усиливает негативные эмоции. 

На якорь – без стресса!

Поскольку спокойный отдых на якорной стоянке относится к важнейшим вещам во время плавания под парусами, то мы попытались систематизировать все ключевые моменты, касающиеся постановки на якорь. К тому же, у каждой лодки свои особенности выполнения маневров постановки на якорь…